Жизнь привлекает жизнь. Как ирландские фермеры вернули на поля пчел и бабочек

Они учатся жить в гармонии с окружающей средой, не разрушая её. Пишет The Guardian.

На протяжении 400 лет род Даворенов работал на холмах графства Клэр, где расположена их ферма. Точнее, она находится в Буррене – каменистой местности в Ирландии.Последние полвека фермой управляет Майкл Даворен, и он содрогается, когда вспоминает 1990-е. Шла интенсификация производства, которая только усиливалась из-за европейских субсидий. Большинство фермеров в этой части Ирландии должны были выбрать: либо производить больше, либо уйти. Сотни людей выбирали последнее.

Даворен последовал совету специализироваться и переключился на рынок говядины.

«Чем больше животных я держал, тем больше денег получал, говорит он. Я увеличил количество скота, купил удобрения, заготовил силос. Сток навозной жижи убивал рыбу. Но если бы держал меньше животных, то был бы оштрафован на 10% от моей субсидии».

Скалистый ландшафт Буррена выглядит сурово, но за ним скрывается богатое биоразнообразие. Толстые скалы появились 300 миллионов лет назад, когда здесь были теплые тропические моря и тела миллиардов морских существ оседали на морское дно, образуя бурренский известняк.

Расщелины скал наполнены жизнью. В конце весны серые плиты превращаются в яркое пятно – цветут ярко-красные орхидеи и темно-синие горечавки, над ними кружится множество насекомых.

В 1990-х годах фермеры забросили скалистые возвышенности, используемые на протяжении 6 000 лет.

Они ушли в низинные поля, насытив их азотными удобрениями, создав блестящие зеленью фермы.

Позже стало ясно, что это уничтожает окружающую среду. «Все думали, что лучшим решением для Буррена будет избавиться от фермеров и позволить природе самой о себе позаботиться», – говорит Даворен.

 

Фермеры вернули зимний выпас скота

Ответ на вопросы дал молодой эколог Брендан Данфорд, который приехал в 1999 в эту часть Ирландии. Он в то время занимался исследованием для докторской диссертации по сельскому хозяйству.

Ландшафт Буррена изменился, потому что выносливых и приспособленных к местным условиям породы животных заменили на более крупные континентальные породы. Им нужно было больше корма, чем могла дать местная земля. От них же оставалось больше навозной жижи, которая просачивалась в подземные реки и загрязняла воду.

«Для фермеров это было экономически выгодно. Им выдавали субсидии, чтобы превратить «плохую» землю в «хорошую», говорит Данфорд. – Они пытались заработать на жизнь. И я понял, что если не предложу им лучшие финансовые условия и не смогу их убедить, то ничего не изменится».

Данфорду нужно было кардинально переосмыслить, что значит быть фермером:

«Фермеры заботились только о том, сколько еды они смогут произвести это была их основная задача. Самая большая проблема заключалась в том, чтобы помочь им посмотреть на ситуацию под другим углом – убедить делать нечто большее, чем просто производить еду. А для этого нужна была поддержка и деньги».

Получив финансирование от Директората ЕС по вопросам окружающей среды,

Данфорд предложил фермерам новый проект: им заплатят за незагрязненные источники воды и цветущие поля.

Он был одним из первых, кто решил реализовать идею «государственные деньги на общественные блага»: это значит платить за сохранение биоразнообразия полей, а не давать деньги за количество земли, которой владеют фермеры, или количество производимой еды.

Данфорд отказался от стандартного способа распределения субсидий, когда выплаты делают независимо от последствий. Вместо этого он вдохновился примером агроэкологических проектов Канады и Великобритании в 80-х годах. Фермеры получали выплаты, если добивались положительных экологических результатов.

При таком подходе учитывается то, что очевидно для фермеров, но игнорируется в рамках сельскохозяйственной политики. Все поля разные, и земли оценивают по шкале от нуля до десяти. Более здоровые поля с богатым биоразнообразием оценивают выше и за них платят больше.

Пятнадцать лет спустя, когда 328 фермеров вписались в программу, Буррен изменился, потому что изменилось отношение фермеров к их холмистым полям.

Они восстановили древнюю традицию выпаса скота под названием «зимовка», когда животные проводят холодные месяцы на возвышенностях. Скот пасётся на лугах, покрытых жесткими морозоустойчивыми травами, где весной зацветают редкие цветы. Известняковые плиты действует как гигантские грелки – накапливают тепло летом и медленно рассеивают его зимой. Так, часть возвышенностей превратилась в наполненные жизнью известковые луга, где произрастают такие цветы, как пятнистая орхидея О'Келли, многолетние дриады и редкое растение – тайник.

Жизнь привлекает жизнь. Каждое лето в полях можно увидеть словно окаймленную жемчужной россыпью бабочку-перламутровку, услышать характерное сопрано жужжащего полевого шмеля. Согласно последним данным доктора Дары Стэнли, энтомолога из Университетского колледжа Дублина (исследовательский университет), поля с более высокими баллами в программе Буррена населены большим количеством видов шмелей.

«То, что они делают в Буррене, работает», – говорит она.

 

Экологический кризис

Но проект в Буррене – не панацея. Нелегко убедить молодых фермеров устоять перед соблазнами и зарплатами города. Нынешний бюджет Данфорда позволяет получать фермерам в среднем около 6 000 фунтов в год, но этого недостаточно, чтобы удержать всех на земле. Фермеры всё чаще отвозят коров на откорм перед забоем, а мясо потом отправляют на экспорт, главным образом в Великобританию.

Но фермеры в Буррене не сдаются, и окружающая их природа находится в замечательном состоянии. Поэтому этот регион так сильно отличается от большинства ирландских сельскохозяйственных угодий.

«У ирландской природы серьезные проблемы», – отмечает доктор Лиам Лайсагт из Национального центра данных по биоразнообразию.

Согласно прогнозам ученых, треть всех видов пчел в стране может исчезнуть в течение следующих десяти лет.

Ирландия борется с высокими выбросами углерода, уровнем аммиака, растущим из-за интенсивного животноводства, загрязнением воды.

Переломный момент также настал в виде Единой сельскохозяйственной политики ЕС, на реализацию которой выделено 44 миллиарда фунтов стерлингов. Треть бюджета направлена на так называемые меры по озеленению с целью восстановить природу и сократить выбросы. В марте группа европейских ученых призвала к радикальной реформе системы субсидирования фермерских хозяйств. Они предлагают платить им за производство общественных благ, но основываться при этом на оценке результатов деятельности ферм.

Тем временем новая продовольственная политика ЕС, опубликованная в мае 2020 года, основана на модели экологического земледелия Данфорда. Буррен мог бы служить примером для будущих земледельческих проектов.

Идея «государственные деньги на общественные блага» лежит в основе плана, предлагаемого Великобританией. Так хотят заменить субсидии ЕС для фермеров. В отчете за октябрь 2019 года отмечалось, что пилотный проект в Йоркширских долинах оказал благоприятное воздействие на дикую природу и получил одобрение со стороны фермеров.

Жизнь, которую Майкл Даворен ведет теперь, значительно отличается от мрачных времен девяностых.

«Большие корабли трудно развернуть, а сельское хозяйство – очень большой корабль. Но Брендан Данфорд изменил нашу жизнь, – говорит он. – Раньше окружающая среда была побочным продуктом. Теперь окружающая среда – это то, что мы производим, а пища – побочный продукт».

Философия Данфорда основана на том, что нужно больше заниматься фермерством, а не меньше. И он опровергает мнение тех, кто считает, что единственная надежда для природы – стереть людей с лица Земли.

Данфорд прислушался к фермерам и нашел способ направить их по новому пути – пути, наполненному жизнью.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 29.06.2020

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.