«Невозможно дышать». Случчанка пять лет добивается переноса производства по переработке шин за черту города

Причиной этому – едкий запах,  распространяющийся вокруг предприятия во время работы. Ее стремление разделили и случчане, дети которых ходят в детский сад, расположенный всего в 120 метрах от производства.

С просьбой о переносе организации  они обращались в различные инстанции, однако чиновники сошлись во мнении, что никакого вреда для местных жителей от производства нет.

 

 «Просто нечем дышать»

Эта многолетняя история борьбы для Анны* началась, когда она вместе с семьей начала строительство дома на участке в 12-ом городке Слуцка. Вскоре после начала строительства они узнали от соседей, что в районе «чем-то воняет».

Сначала грешили друг на друга, думали, что кто-то что-то в печку забрасывает.  А потом уже выяснилось, что открылось это предприятие. Причем на тот момент, в 2013 году, оно работало без лицензии, ее предприниматель получил только в 2014 году. Если бы я узнала раньше, на этапе работы без лицензии что-то можно было бы решить, – рассказывает Анна. 

Ей и другим соседям мешал «постоянный дым и вонь», особенно сильно они досаждали в те дни, когда ветер дул в сторону домов. В такие моменты,  по словам собеседницы, «просто нечем дышать».

Когда завод начинает работать, появляется удушающий химический запах, немного похожий на запах жженой резины, но более резкий. И от него сразу появляется головная боль. Мы сразу же закрываем окна, форточки, двери потому что невозможно это выносить,  – объясняет причины недовольства случчанка.

Также местным жителям мешали пожары на предприятии: шины часто поджигали по ночам.  

 

Особые условия

Все это заставило Анну обратиться к представителям властей, с просьбой перенести завод за черту города. Она изучила законодательство, собрала документы и направила  во все городские инстанции, занимающиеся этим вопросом: в Инспекцию природных ресурсов и охраны окружающей среды, Комитет землеустройства,  санстанцию,  Слуцкий райисполком.  Везде она получила отказы. 

Это не остановило случчанку и она продолжила добиваться своего. Она нашла аналогичное производство в Могилевской области, которое также занималось утилизацией автомобильных шин методом пиролиза, точно таким же, что и в Слуцке.

Анна связалась с руководителем предприятия  и узнала, что оно расположено за городом, а санитарно-защитная зона, то есть расстояние, которое гарантирует безопасность от вредного воздействия, там составляет 2000 метров. В Слуцке же по каким-то причинам эта зона составляет всего 50 метров.  Часть жилых домов находится на расстоянии в 80 метров от производства, детский сад в 120 метрах, Средняя школа №9 в – 390 метрах.

Случчанка считает, что на такие особые условия  в формировании санитарно-защитной зоны власти пошли, так как владелец предприятия – депутат местного совета депутатов. И именно такой небольшой размер зоны Анна и пытается оспорить, так как чиновники, ссылаясь на него, отказывают в переносе. 

 

«Это не просто запах»

Также случчанку возмущает тот факт, что санстанция проводит замеры выбросов только на СО2 (угарный газ) и на содержание серы.

Никто никогда не проверял на бензопирены, то есть более серьезные вещества, которые вызывают раковые заболевания. Меряют только диоксид азота, диоксида серы и углерод оксида, и говорят, что все хорошо. А остальное как же? Это же не просто запах,  – объясняет собеседница.

Она, как и другие ее единомышленники обеспокоена тем, что выбросы от предприятия могут не только досаждать неприятным запахом, но и со временем привести к серьезным проблемам со здоровьем.

Ситуацию усложняет и то, что переработка шин и других отходов на заводе проходит методом пиролиза, инновационным для страны способом. Предприятие, расположенное в Слуцке, первое в стране применило такой метод. Поэтому Анна предполагает, что общие нормы проверки выбросов производства могут и не подходить для этой организации.

Если это инновационное производство, то по идее нужно было исследовать, какие вообще вещества выделяются во время пиролиза. Где эти исследования? – задается вопросом она. 

 

 «Это было что-то жуткое»

Анна заручившись поддержкой случчан, дети которых ходят в тот самый детский сад, снова собрала все документы и на основе их составила коллективное обращение, где было около 40 подписей. С этим обращением вместе со своей подругой она отправилась на прием к Семену Шапиро, который на тот момент был председателем Минского облисполкома.

Этот приём я буду помнить всю оставшуюся жизнь, потому что это было что-то жуткое. С нами очень грубо разговаривали, и понятно было, что дело решиться явно не в нашу пользу. Наверное, после того, как нам дали понять, что дело будет не в нашу пользу, надо было собраться и уйти, но нет же, надеялись на что-то, хорошо в итоге, что ноги унесли, – вспоминает собеседница.

По ее словам, после этой встречи «последовали санкции»: подругу, с которой они ходили на прием, уволили с работы, а Анну понизили в должности. Несмотря на это она «по инерции» продолжала добиваться своего: ходила по разным инстанциям, где ей «на словах» отвечали, что завод скоро перенесут. Ходила и к владельцу предприятия.  

Он говорил: подождите до 2016 года, у меня заканчивается инвестиционный проект, я потом сам уйду, либо закроюсь. И  вот, до сих пор работает, – с вспоминает Анна.

 

Все показатели в норме

В этом году Анна заручилась поддержкой экологической инициативы «Чистый Слуцк». Чтобы помочь случчанке решить проблему, участники инициативы обратилась к юристу за профессиональной консультацией по этому вопросу.  Благодаря участникам инициативы, эта тема была поднята в местном СМИ.

В беседе с корреспондентом портала SlutskGorod директор предприятия Владимир Гуркин рассказал, что его производство – экологически чистое. А также добавил, что после встречи Анны с Шапиро, его организацию по поручению председателя контролировала санстанция.

Санстанция проверяла в течение трёх лет каждый квартал, все показатели были в норме. Чтобы открыть это производство и получить лицензию, я три года делал документы, и потом, после приёма Шапиро, три года постоянно приезжала санстанция. Периодические проверки проводила и экология Минприроды. Все показатели были в норме. Теперь приезжают реже, рассказал директор. 

Главврач «Слуцкого зонального центра гигиены и эпидемиологии» и главный специалист «Слуцкой районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды» сказали порталу, что никаких нарушений на предприятии не обнаружено.

За помощью случчанка обратилась и к одному из местных депутатов, и, неожиданно для всех, заручилась его поддержкой:  он сказал, что поднимет этот вопрос на одном из президиумов.

Она говорит, что если и это не поможет, то уже и не знает, что будет делать. Но надеется на то, что успешное для случчан «дело Витеня» (решение об отмене строительства завода по переработке нефтезагрязнённых грунтов в Слуцком районе) станет не единственным примером того, как местные власти беспокоятся о состоянии окружающей среды нашего города и идут навстречу обоснованным просьбам жителей.

Справка Зелёного портала
Пиролиз - это термическое разложение продуктов любого вида, в данном случае - автомобильных шин и других углеродосодержащих отходов, методом нагрева до температуры 400-500 градусов без доступа воздуха.
Процесс происходит в закрытой колбе - реторте. Колба закрывается крышкой, ставится в печь, которая час-два топится дровами. Нагреваясь до определенной температуры, продукты начинают разлагаться, выделяя насыщенный газ. Проходя через холодильную установку, газ конденсируется, в результате чего образуется пиролизная жидкость, которая собирается в специальный сборник.
Остальной неконденсируемый газ проходит очищение через сепаратор и применяется как топливо для разогрева этой же печи. Процесс идет, пока выделяется газ. За сутки одна установка перерабатывает 1,5-2 тонны отходов.

 

*Имя героини текста  изменено по ее просьбе.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 17.09.2019

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.