Make Бангалор greate again!

И не только Бангалор.

Город – это всегда иерархия, которую мы сами поддерживаем. И дело не только в разделении на престижные кварталы и улицы с бюджетным жильем, на зеленые районы и промзоны. Парки и площади сами по себе мы делим на более и менее популярные

Так, в Минске годами власти разрешали «оппозиционные» мероприятия в районе площади Бангалор, и многие воспринимал это как плевок в лицо. Было ясно – чтобы акции и демонстрации стали заметными и успешными, их надо проводить на главных площадях – на Октябрьской площади, площади Независимости, на самом проспекте Независимости. И когда в очередной раз появлялась новость, что какой-то митинг разрешали провести около площади Бангалор, многие искренне возмущались, что «нас снова отправляют на болото».

Похожая ситуация была и в других городах: мероприятия, неугодные властям, разрешали проводить на окраинах и задворках, явно для того, чтобы дошли на них, увидели и узнали о происходящем как можно меньше людей.

Этим летом все изменилось. Нет, не сами парки и площади, но реакции людей. Власти по-прежнему отправляли агитационные митинги в не самые удобные и не самые популярные места, но их планы с треском проваливались раз за разом.

Я помню, как моя мама смеялась, что митинг в поддержку Светланы Тихановской в Бресте будет проходить возле сцены в парке воинов-интернационалистов. Мол, и сколько там соберется людей? Там же и тысяча не поместится! Это же лес!

В первый раз мы удивились, когда на митинг, на котором самой Светланы не было, пришли четыре тысячи человек. На следующую встречу приехали и Светлана Тихановская, и Мария Колесникова, и Вероника Цепкало. И тогда по разным данным правозащитников туда пришло от 15 до 20 тысяч человек.

Фотографии с людьми в лесу в считанные часы попали в ТОП, и стали поводом для многочисленных шуток о партизанском духе беларусов.

И парк Дружбы Народов на Бангалор оказался не «болотом», а вполне себе достойной площадкой. Правозащитники подсчитали, что 30 июля на митинг в парк пришло не менее 63 тысяч человек.

Бобруйск – стадион «Славянка» – от 3 до 6 тысяч человек. Гомель – площадка около Центра инклюзивной культуры – от 10 до 15 тысяч человек. Борисов – площадка около универмага «Веста-Борисов» – более 3 тысяч человек. Гродно – Коложский парк 0 от 7 до 10 тысяч человек. Волковыск – площадка на автостоянке по улице К. Маркса – 3 тысячи человек. Витебск – парк Железнодорожников – не менее 3 тысяч человек.

Кажется, сами того не понимая, власти разрекламировали не очень популярные площадки в разных городах. Они пропиарили те места, которые раньше многие воспринимали как ничего не значащие. Теперь же эти места еще долго будут вспоминать как «собравшие самый массовый за многие годы митинг в городе».

Вот  так совершенно случайно получился вдохновляющий урбанистический проект. Люди возвращают себе право на город, заново присваивают общественные места и наделяют их новыми смыслами

И никакого особенного секрета у этого явления нет. Просто местные жительницы и жители решили, что город – их. А ведь некоторые из этих площадок власти раньше использовали и для собственных мероприятий, но люди шли туда по большей части в добровольно-принудительном порядке. А сейчас пошли сами, и их не отпугивали ни неудобное месторасположение, ни плохая инфраструктура. Их вообще ничего не пугало.

Это яркий пример того, что отношение к городским пространствам не может меняться по указке. И мы наполняем пространства смыслами не из-за чьих-то инструкций и разнорядок. Парады с добровольно-принудительным посещением не собирают в Минске такие толпы, какую собрал агитационный митинг в поддержку Светланы Тихановской. Людям не помешали ни слухи о задержаниях, ни реальная вереница автозаков по периметру парка.

Власти промахнулись в своих прогнозах, но это пошло всем нам на пользу. Возможно, в новой Беларуси парк Дружбы народов станет главным в стране. И никто никогда не назовет его болотом.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 10.08.2020

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.