potrebitel-goverment— Несмотря на то, что Закон об особо охраняемых природных территориях при создании заказника ограничивает использование его природных ресурсов, на практике мы наблюдаем порой кардинально иную картину. Скажем, для сохранения уникальных растительных сообществ на заболоченной местности создается ООПТ. В ее положении, которое согласуется с землепользователями, прописывается, что добывать полезные ископаемые, в том числе торф, там нельзя. И вдруг близлежащее торфодобывающее предприятие, у которого подходит к концу сырьевая база, решает освоить месторождение на охраняемой территории. Сначала он забирает один кусок земли от заказника, через 5 лет — второй. В итоге спустя 15-20 лет приходим к тому, что ценные экосистемы, ради которых создавалась природоохранная территория, исчезают. Подобная ситуация складывается сейчас в отношении нашумевшего ландшафтного заказника «Ветеревичский», «Озеры», «Выгонощанское», «Докудовский», «Морочно». Изначально в их положениях был установлен запрет на добычу торфа. И, создавая заказники, прописывая их границы и режим охраны, мы предполагали, что сохраняем их природные богатства навсегда. Но потом оказалось, что стране резко понадобился торф, выходит постановление №794, которое требует оптимизировать систему особо охраняемых природных территорий и разрешить на некоторых из них торфодобычу. Интересно получается: одной рукой мы пишем в обосновании заказника запрет на освоение месторождения, а другой — если нужен торф, пожалуйста, можно вырезать участки из состава ООПТ. Налицо нарушение природоохранного законодательства.

Другой вопрос, как было принято это постановление. Оно учитывает только экономическую точку зрения, не беря во внимание экологический аспект. Документ согласовали Минприроды и Академия наук в лице Института природопользования. Однако любое правительственное решение должно приниматься как с позиции ученых, ратующих за торфодобычу, так и тех, кто выступает за сохранение биоразнообразия. Только в таком случае оно будет взвешенным и обоснованным.

На мой взгляд, если сделали бы оценку с учетом не только экономических, но и экологических, и социальных аспектов, положение дел было бы другим. Да, вероятно, на каких-то территориях и можно добывать торф. Скажем, там, где нарушена экосистема, или там, где разработка полезного ископаемого нанесла бы минимальный ущерб окружающей среде. Мы ведь понимаем, что предприятия должны функционировать, и в одночасье их закрыть — неправильно. Но вот принять позицию, что на болоте нам нужен только торф, а все остальное — растительность, птицы, звери — нет, мы не можем. Проблема в том, что зачастую все вопросы решаются не во благо природы. Государство не видит экономических выгод для себя в сохранении естественных экосистем.

Конечно, ситуация во многом переломилась бы, сумей мы экономически обосновать необходимость сохранения в целостности водно-болотных заказников. Тот ТКП по оценке экосистемных услуг, что подготовил БелНИЦ «Экология», хоть и содержит много неточностей, за неимением лучшего вполне можно было бы использовать. Кстати, описанную в нем методику расчета апробировали как раз на заказнике «Ветеревичский». Насчитали, что стоимостная оценка экосистем участка, на котором планируется добыча торфа, составляет более 10 млрд руб. в год. Но загвоздка в том, что эти доходы получаются как бы виртуальными. То есть, если добывая торф, мы сразу имеем отдачу в виде денег, занятости людей на производстве и т.д., то эффект от экосистемных услуг витает в воздухе. А материальные блага государству нужны сейчас, а не в отдаленной перспективе. Хотя, если сосчитать запасы клюквы на болоте и учесть, что собирает их местное население, налицо явный социальный аспект, который не брался во внимание при принятии постановления №794. Но опять же все это очень сложно оценить в денежном выражении. И пока не будет сделана такая оценка, не будет компромисса. Всегда найдется тот, кто захочет какую-то лакомую территорию прибрать к рукам, даже в обход законодательства.

В свое время, когда мы готовили предыдущую схему размещения ООПТ, острые дебаты за отвод земель разворачивались с Министерством лесного хозяйства, поскольку большая часть территорий находилась в его управлении. Борьба шла за доступ в заказники для заготовки древесины. И мы искали пути, как оптимизировать систему особо охраняемых природных территорий так, чтобы в суходольных лесах разрешить рубки, а на труднодоступных, заболоченных и избыточно увлажненных участках создать ООПТ. И, надо сказать, договориться на компромиссное для всех решение было хоть и сложно, но возможно.

Сейчас же ситуация с 8 фигурирующими в постановлении №794 заказниками повисла. Для того, чтобы юридически все было правильно, местные исполкомы должны иметь научное заключение о том, что данные экосистемы не представляют природоохранной ценности, участки можно вывести из состава ООПТ и на них разрешается добыча торфа. Только имея на руках такой документ, земельные службы вправе производить отвод земель. Но если на территории заказника растут редкие, исчезающие виды растений, занесенные в Красную книгу, которая обладает силой закона, на протяжении сотен лет формировались уникальные растительные сообщества, то обосновать с научной точки зрения необходимость изъятия этого участка мы не можем. Что и случилось на примере «Ветеревичского», где под торфодобычу хотят отвести 200 га. Учитывая, что глубина торфа на этой площадке около 4 м, естественно, произойдет подсушение всей остальной площади заказника. Самое простое, что случится — погибнут реликтовые растительные сообщества, пропадет клюква, и начнут полыхать торфяные пожары. Особо охраняемой природной территории наступит конец.

Схожая картина вырисовывается и в отношении ландшафтного заказника «Озеры». Он создавался ради сохранения разнообразных экосистем. Поэтому территория останется, но болотные массивы, которые являются неотъемлемым элементом природно-территориального комплекса заказника, исчезнут.

Разумеется, в отдельных случаях, когда, проведя обследование, мы видим, что на участке, который хочет изъять торфопредприятие, еще 40 лет назад был нарушен гидрологический режим, растительность трансформирована, отсутствуют редкие виды растений и животных, особо ценные экосистемы, тогда да, там можно изменить границы заказника, прописать компенсационные мероприятия и разрешить освоение. Однако такие исследования обязаны осуществляться до принятия каких-либо постановлений о добыче торфа на ООПТ. И инициировать их должно Минприроды.

Конечно, исполком может своим волевым решением и обоснованием острой экономической необходимости разрешить отвод земель. Но даже в таком случае должна быть сделана комплексная экологическая оценка. Торфозавод же в свою очередь обязан доказать эффективность торфодобычи. Если это будет абсолютно не выгодно, то зачем разводить сыр-бор?

Однако во всех этих прениях мы забываем о том, что торф — ограниченный ресурс. И уничтожать ценные экосистемы ради того, чтобы ненадолго продлить срок жизни торфопредприятию, которое уже сегодня пора переориентировать, мне кажется верхом недальновидности. Как бы избито не прозвучало, но мы должны думать о том, что оставим потомкам в результате нашей хозяйственной деятельности...

Максим Ермохин
старший научный сотрудник Института экспериментальной ботаники им. В.Ф. Купревича НАН Беларуси, кандидат биологических наук

 

Источник http://wildlife.by

фото www.aif.ru

Опубликовано в Человек и природа

naroch-highПервая неделя марта оказалась очень насыщенной экологическими событиями. В нацпарк «Нарочанский» от общественности поступили предложения для доработки плана управления, а в Минприроды было направлено коллективное заявление о незаконности строительства церкви на озере Болдук на территории заказника «Швакшты» и природного комплекса «Голубые озера». В этом же письме мы указали на недопустимость вырубки в деревне Мосар Глубокского района помещичьего парка и аллеи. Данное обращение подписали активисты и члены товарищества «Зеленая сеть», АПБ, ОО «Экодом», партия «Зеленые». Полные тексты документов в конце статьи.

Национальный парк «Нарочанский» сообщил о принятии предложений в план управления менее чем за две недели до окончания срока приема, 9 марта. Оказалось, что этот план был готов еще в 2012 году. Однако две недели - это очень малый интервал времени, чтобы подготовить такие предложения. Требуется как минимум месяц. Тем не менее, кое-что мы все-таки успели.

Например, обнаружили главную проблему - неоправданно высокую рекреационную нагрузку, превращающуюся в антропогенный бич экосистем парка. Мы предложили рассчитать оптимальную нагрузку, давая каждые два года турстоянкам «отдых» от туристов. Ни в коем случае нельзя создавать инфраструктуру на новых туристических маршрутах в особо ценных экосистемах.

Необходимо оставить их максимально «дикими», но в то же время доступными для организованных мотивированных групп, с количеством до 8 человек, управляемыми профессиональными экологами, гидами-рейнджерами. Заповедные зоны не могут быть уменьшены. Находиться на них разрешается только научным группам и работникам нацпарка, инспекции и лицам, согласно законодательства. Мы также против освоения в ближайшее десятилетие резервной рекреационной территории - акватории озера Мядель. Так как считаем, что не решенные проблемы озера Нарочь могут перекинуться на этот водоем, пока еще сохраненный в относительной чистоте.

Следующая проблема, на которую мы хотим обратить внимание, - это попытка незаконного строительства церкви на озере Болдук. С тех пор приезжала прокурорская проверка и мягко указала инициаторам и застройщикам церкви на то, что надо «подыскать другое место, а не земли сельхозназначения». Мы были удивлены такой формулировкой: почему в заключении прокуратуры даже полусловом не обмолвились, что этот участок представляет ценность не как земля сельхозназначения, а как особо охраняемая природная территория, водоохранная зона озера Болдук. Поэтому 11 марта отправили письмо в Минприроды с предложением разобраться до конца в формулировке этого ответа. К тому же, удивляет, мягко говоря, позиция Белорусской православной церкви. Складывается впечатление, что церковь готовит не духовных отцов, а бизнесменов в рясах.

Хочу процитировать слова Леонида Гуляко, уполномоченного по делам религий и национальностей Беларуси: «В некоторых областях 30-40% от количества возводимых храмов строятся без каких-либо согласований. В стране остается проблема, когда земля, выделенная под возведение культовых зданий, застраивается офисами и складскими помещениями, которые сдаются предпринимателям. Встречаются случаи, когда на территории одного благочиния не завершено возведение трех храмов и подаются документы на начало строительства четвертого. Мы не будем эти просьбы поддерживать! При всем уважении – храмов на территории республики должно быть столько, сколько нужно верующим, но при соблюдении в стране общепринятых законов и порядков». (Читать полностью здесь).

В своем в Минприроды мы просим провести проверку с участием общественности и дать объяснения, как, игнорируя законодательство, Поставский приход храма святителя Николая Чудотворца умудрился втихую отвести земли (даже без проекта) из состава ООПТ.

Разумеется, мы за строительство культовых сооружений, но с соблюдением белорусского законодательства, и там, где это удобно людям. В поселке Лынтупы, что в 20 км от озера Болдук, проживает почти тысяча православных верующих, и именно в этом поселке, имеющем доступное автобусное и железнодорожное сообщение, было бы удобно и логично строить храм.

Параллельно мы требуем провести проверку опять начавшихся массовых вырубок лесополос и парков. Речь идет о парковом комплексе Друцких-Любецких в деревне Козловщина в Поставском районе и лесополосы старовозрастных деревьев рядом с деревней Мосар Глубокского района.

К сожалению, уроки прошлых лет о варварской вырубке деревьев ничему не научили. Вырубщикам достояния республики продолжает все быть не почем. А потому что они никакой ответственности не понесли и не несут до сих пор! А жаль. Зло должно быть наказано, и таким рациональным природопользователям по рукам следует дать так, чтобы остальные думали. Иначе охранять будет нечего!

Игорь Пастухов, Дикая природа Беларуси

Источник фото

Читайте также:

ПЛАН УПРАВЛЕНИЯ (НАРОЧАНСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК)

КОЛЛЕКТИВНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ПО ФАКТУ ПОПЫТОК СТРОИТЕЛЬСТВА ЦЕРКВИ

narochanskij-nacpark.jpgПлан управления Национальным парком "Нарочанский" разработан группой экспертов. Его подготовка велась в в 2011-2012 гг. в соответствии со статьей 12 Закона Республики Беларусь "Об особо охраняемых природных территориях" и в рамках реализации Государственной программы развития системы ООПТ на 2008–2014 годы, сообщается на сайте природоохранного учреждения.

Цикл необходимых исследований, аналитическую работу и непосредственно сам план готовила большая команда ученых и специалистов Научно-практического центра по биоресурсам, Института экспериментальной ботаники им. В.Ф. Купревича НАН Беларуси, Белорусского государственного университета, общественной организации "Ахова птушак Бацькаўшчыны" и других под научным руководством Наталии Юргенсон. Активную поддержку разработчикам оказывали сотрудники отделов нацпарка: научного, охраны леса, туристического - и других структурных подразделений, а также участники научно-технического совета.

Решением данного совета план управления одобрен и после завершения общественного обсуждения будет рекомендован к утверждению и реализации.

План управления Национальным парком "Нарочанский" призван обеспечить баланс интересов в области охраны и использования ценных ресурсов биологического и ландшафтного разнообразия, прежде всего, в целях развития туристической и рекреационной деятельности в Нарочанском регионе путем реализации системы мероприятий, направленных на поддержание и восстановление ценных экосистем, популяций редких и находящихся под угрозой исчезновения видов растений и животных.

Выполнение мероприятий плана управления предполагается начиная с 2014 года. В настоящее время организовано проведение общественного обсуждения данного плана, о чем через районную газету "Нарачанская зара" проинформировано местное население. Кроме того, информация о разработанном плане управления и его обсуждении размещена на сайте Национального парка.

Дикая природа Беларуси

Источник фото

zakaznik-elnia-ooptВсем известно, какую важную роль в сохранении дикой природы играют особо охраняемые природные территории. В нашей стране статус особо охраняемых природных территорий (ООПТ) имеет около 8% территории. Много это или мало?

С точки зрения международных обязательств, которые приняла на себя Беларусь в рамках программы работ по охраняемым районам (10% территории), – недостаточно. Однако, во-первых, ООПТ распределены на территории нашей страны очень неравномерно (например, для Брестской области этот показатель составляет 13,6%, Могилевской – 2,2%), во-вторых, смотря как считать. Ведь кроме ООПТ в Беларуси имеется система природных территорий, подлежащих особой охране, к которым, в частности, относятся водоохранные леса, защитные леса, особо защитные участки леса, места обитания (произрастания) редких и находящихся под угрозой исчезновения диких животных и растений. Так что в целом на международном уровне наша страна выглядит достойно (особенно с точки зрения Минлесхоза).

Если вернуться к истории развития ООПТ, то схемами их рационального размещения предусматривались показатели от 7% (в 1983 г.) до 8,5% (в 1995 г.). Национальной стратегией развития и управления системой ООПТ предусматривается к 2015 году достичь показателя 8,3%. Все эти цифры не случайны и позволяют предположить, что ресурсы для резкого территориального роста ООПТ по большей части исчерпаны. Конечно, лично мне гораздо больше нравится цифра 10%, но, как прагматик, я понимаю, что это, скорее, утопия. Попробуем проанализировать, что же препятствует созданию новых заповедников, национальных парков и заказников?

Несомненно, основной причиной является развитие рыночной экономики, когда люди начинают понимать, что любая хозяйственная деятельность должна приносить прибыль. И это – объективная реальность. Объявление ООПТ обязательно влечет за собой потери, которые наше государство, отдельные отрасли нашей страны, отдельные юридические и физические лица не готовы нести. Процедура объявления новой ООПТ чрезвычайно сложна, однако не сложнее, чем в других странах. При этом великим благом для охраняемых территорий Беларуси является практически полное отсутствие частной собственности на землю. В государствах с развитым институтом частной собственности на землю процесс создания охраняемых территорий может длиться не только годами, но десятилетиями и, чаще всего, требует очень значительных усилий со стороны гражданского общества. О том, что гражданское общество нашей страны находится в процессе зарождения, может свидетельствовать та активность, которую проявляют наши граждане в компании по защите болот (сейчас собрано только 9 тыс. подписей!).

Нередко звучат обвинения в адрес Минприроды, что именно это ведомство несет ответственность за якобы «бедственное» положение, в котором находятся наши ООПТ. Не могу с этим согласиться. Конечно, существует множество проблем, о которых я постараюсь сказать дальше, но, во-первых, положение наших ООПТ не настолько бедственное, во-вторых, положительную роль, которую играет Минприроды, и особенно такие личности, как Н.В. Минченко, в деле охраны биоразнообразия трудно переоценить. Уж поверьте мне, что в Беларуси создана одна из самых совершенных законодательных баз ООПТ. Дорогого стоит (при всех издержках) присоединение страны к Бернской конвенции и настоящая война, которую ведет Минприроды против программы «Торф».

Любая деятельность по созданию ООПТ и установлению природоохранных режимов – это поиск компромиссов на разных уровнях. При этом особенно обидно то, что этот компромисс гораздо легче достичь на уровне конкретных землепользователей, чем на уровне Совмина. В моей практике очень часто встречались случаи, когда, например, конкретный лесхоз согласует ограничения лесопользования и выражает готовность нести определенные потери, а ЛПХО или Минэкономики, радея о благе конкретного хозяина и страны в целом гораздо больше, чем сам хозяин, живущий на своей земле и заботящийся о будущем своих детей, перечеркивает достигнутые договоренности и практически сводит на «нет» все усилия.

По моему глубокому убеждению, именно формальное следование заявленным на высоком уровне указаниям, будь то кампании по обеспечению энергетической или продовольственной безопасности страны или разворачивающаяся кампания по уменьшению доли лесов первой группы (жертвой последней стал заказник «Сорочанские озера») приносит самый большой вред. При этом многие чиновники пытаются показать себя «святее Папы Римского». Каким образом можно с этим бороться? Существуют два пути, каждый из которых далеко не нов. Первый – образование и просвещение. Второй – трезвый расчет. Яркий пример последнего – история с заказником «Смычек» (просчитанные убытки от строительства планируемой ГЭС многократно превысили ожидаемую прибыль).

Хотелось бы изложить свою точку зрения на возможность объявления нового заповедника, будь то на базе Ольманских болот (о чем только что велась дискуссия), будь то на базе заказника «Ельня» (как это предусматривалось в Схеме 1995 г.). Я глубоко убеждена, что, по крайней мере в ближайшие лет 20, это невозможно. Во-первых, местное население не может лишиться возможности заготовки ягод, грибов и т.д., отказаться от охоты и имеющихся возможностей для развития туризма. Во-вторых, государство (и конкретно Управделами Президента) не обладает ресурсами для создания ГПУ, деятельность которого заведомо не может принести прибыль. Вспоминается давняя беседа с руководством Миорского райисполкома, куда мы с коллегами приезжали для согласования документов по преобразованию заказника «Ельня» в заповедник. Один из руководителей тогда сказал примерно следующее: «Если руководство страны примет решение о заповеднике, мы, конечно, будем вынуждены его согласовать. Но Ельня сгорит...».

Теперь коротко о других проблемах, которые как я вижу, есть сейчас и останутся в ближайшем будущем:

- Разрабатываются и утверждаются планы управления ООПТ, однако далеко не факт, что большинство мероприятий будет реализовано. Если удастся утвердить новую Госпрограмму развития системы ООПТ (на что мы очень надеемся), основу которой составят мероприятия планов управления, заложить в нее достаточное финансирование (а это в основном госбюджет) заведомо невозможно. Это объективная реальность.

- Будет разрабатываться новая Схема ООПТ. Не факт, что ученым и Минприроды удастся отстоять ее важнейшие показатели перед Совмином. Так что, среди тех людей, которые сейчас занимают активную позицию в борьбе за сохранение дикой природы (честь им и хвала!), будет немало разочарованных.

- Следует ожидать, что в ходе преобразования заказников, которое осуществляется в рамках действующей Схемы, под давлением Минлесхоза, Минэкономики и др. могут быть установлены значительно более мягкие режимы, а также будет уменьшена их площадь (вспомните хотя бы программу «Торф»). Это сейчас происходит с заказником «Средняя Припять».

- По-прежнему ГПУ заказников не сможет активно противостоять браконьерству и хищническому использованию природных богатств: не хватает ресурсов и сил, имеет место прямая зависимость от местных властей, специалисты ГПУ не принимают участие в планировании (разработка проектов лесоустройства, охотустройства и т.д.).

- Будет долго ощущаться недостаток специальной литературы об ООПТ, да и вряд ли стоит ожидать, что появятся отделения (группы) в ВУЗах по подготовке специалистов в области управления ООПТ.

- По-видимому, еще долго не удастся создать орган, координирующий деятельность ГПУ (например, департамент), как это практикуется у наших соседей, а также создать фонд, который сможет эту деятельность финансировать.

Буду признательна, если в результате обсуждения написанного удастся найти новые пути решения проблем.

Наталья Юргенсон, заведующая сектором заповедного дела ГНПО «НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам», Wildlife.by

Источник фото

sohranenie-bolot-belarusi.jpgПродлен сбор подписей граждан против уничтожения белорусских болот. Об этом БелаПАН сообщила координатор кампании по сохранению болот экологического товарищества "Зеленая сеть" Ольга Каскевич.Напомним, общественная кампания в защиту болот стартовала 25 октября 2012 года. В ней принимают участие природоохранные общественные организации страны, в том числе "Зеленая сеть", "Ахова птушак Бацькаўшчыны", "Экодом", учреждение "Центр экологических решений" и другие.

В рамках инициативы общественности на сайте Сhange.org идет сбор подписей под петицией с требованием отменить постановление Совмина № 794 "О некоторых вопросах добычи торфа и оптимизации системы особо охраняемых природных территорий" от 17 июня 2011 года. Это постановление определяет перспективные месторождения для добычи торфа в границах существующих либо планируемых заказников местного и республиканского значения.

Добыча торфа затронет, в частности, заказники "Выгонощанское" в Ляховичском районе Брестской области, "Голубицкая пуща" в Докшицком районе Витебской области, "Докудовский" в Лидском районе Гродненской области, "Озеры" в Гродненском районе, "Ветеревичский" в Пуховичском районе Минской области и другие.

Как сообщила Каскевич, на сегодня под петицией подписалось более 10 тысячи граждан. Причем интерес к этой теме значительно возрос с запуском во второй половине января ролика и интернет-проекта в поддержку белорусских болот "Восемь болот". Если раньше сайт общественной кампании в поддержку болот ежедневно посещали 20-40 пользователей, то за последнюю неделю это число выросло до 100-200 человек. В связи с этим организаторы кампании рассчитывают, что сбор подписей граждан в ближайшее время активизируется. Планируется, что он будет завершен в День защиты окружающей среды — 5 июня.

Как заявила Каскевич, на сегодня активисты кампании также собрали подписи 65 общественных организаций в поддержку белорусских болот. К середине марта планируется увеличить это число до 100 и направить собранные голоса в Министерство энергетики, Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды и Совет министров. Летом в эти госорганы будут направлены также подписи граждан.

По информвции Каскевич, принято решение каждые две недели проводить тематические встречи, посвященные болотам. Первая встреча на тему "Болота и археология" состоится 15 февраля в Республиканской научно-технической библиотеке. Кроме того, в следующем месяце планируется выпустить новый ролик в поддержку белорусских болот и интерактивную карту болот, на которой каждый пользователь сайта сможет добавлять личное видео и фото.

Наконец, по словам представителя "Зеленой сети", экологи намерены провести сравнительный анализ выгод торфодобычи на болотах и альтернативного использования этих территорий. Это позволит доказать преимущества сохранения водно-болотных угодий и их устойчивого развития.

Анастасия Янушевская, БелаПАН

Источник фото

belovezhskaja-puscha.jpgВ начале февраля исполняется год со дня подписания Указа президента № 59, которым было предусмотрено значительное расширение заповедной зоны национального парка «Беловежская пуща». Как это событие отразилось на ситуации в Беловежской пуще в настоящее время, мы попросили рассказать кандидата биологических наук Георгия Козулько, который многие годы непосредственно занимается проблемами сохранения Беловежской пущи.

Год назад был подписан Указ президента № 59 «О некоторых вопросах развития особо охраняемых природных территорий», предусматривающий среди прочего, расширение заповедной зоны Беловежской пущи. Какова, на ваш взгляд, его значимость для ООПТ сегодня?

Для всех ООПТ сказать не могу, так как не знаю полно реальной ситуации. Для Беловежской пущи не просто огромное, а историческое – Беловежская пуща наконец-то де-факто стала заповедной, так как примерно 2/3 ее территории придан абсолютно заповедный статус.

1_kozulko.jpg

Источник фото

Георгий Козулько с 1985 года живет в Беловежской пуще. В 2001 году был уволен с должности заместителя директора по научно-исследовательской работе национального парка «Беловежская пуща» из-за принципиальной позиции несогласия с широкомасштабной вырубкой охраняемого леса, проводимой с нарушением природоохранного законодательства. С 2002 года по настоящее время является координатором Общественного проекта «Беловежская пуща – 21 век» в защиту Беловежской пущи, осуществляемого в сотрудничестве с международными природоохранными организациями.

О том, что заповедную зону Беловежской пущи увеличат, стало известно еще в 2009 году но Указ вышел только в 2012 году и именно в то время, когда в Страсбурге шли переговоры о продолжении действия Диплома Совета Европы. Между этими двумя событиями есть какая то связь? Или так случайно совпало?

2_karta.jpg

Источник изображения

Давайте уточним. Впервые о планах увеличения заповедной зоны Пущи стало известно в октябре 2007 года, то есть на 2 года ранее, чем сформулировано в вопросе.

Да, связь определенная есть. Так как Европейский Диплом – престижная награда, это дополнительная реклама и рейтинг не только национального парка на международной арене, но и природоохранной политики Беларуси в целом. Очень важным на тот момент было то, что нацпарк не мог вылезти из позорных скандалов в связи разоблачениями антиэкологических деяний его тогдашней администрации и с приостановлением полномочий Диплома. Вернуть его было делом чести. Решение расширить заповедную зону – это был своего рода "удар козырным тузом", если говорить аналогией карточной игры, который одним махом снимал главные проблемы и основные претензии как к администрации нацпарка, так и к руководству страны.

Здесь важно учитывать еще один существенный момент. К тому времени было найдено альтернативное финансово-экономическое решение для нацпарка в целом, которое в перспективе должно компенсировать потери от уменьшения заготовки древесины на территории Пущи. Это – приоритетное развитие туризма, начавшего приносить немалые деньги, и строительство окружной туристической дороги, которая дает стимул для социально-экономического развития региона, привлечения новых инвестиций и получения дополнительного дохода. Не будь этой альтернативы, я не уверен, хватило бы у власти мудрости и силы воли сделать Беловежскую пущу заповедной. Лишь совокупность всех эти факторов стала той движущей силой, которая радикально изменила ситуацию в Пуще.

Как в настоящее время обстоят дела с продолжением действия Диплома, если вы знаете?

Если мыслить стратегически и на перспективу, то на сегодня нет серьезных оснований не возвращать нацпарку Диплом, в особенности после того, как приняты и осуществлены серьезные природоохранные шаги по заповеданию Беловежской пущи. Поэтому активисты «БП-21» по своим международным каналам содействовали такому позитивному решению.

Какие события из тех, что произошли в Беловежкой пуще в ушедшем году, Вам больше всего запомнились и почему?

Вопрос с тонким юмором. Конечно же, расширение заповедной зоны!

Какие проблемы в настоящее время на ваш взгляд существуют в НП «Беловежская пуще» и что надо предпринять, чтобы обеспечить сохранение природных комплексов этого реликтового леса?

Объявление Беловежской пущи заповедной автоматически не решает всех ее проблем. Драматических вопросов еще «выше крыши». Необходимо:

а) Восстанавливать нарушенный гидрологический режим и осушенные болота.

б) Снижать и доводить до оптимальной высокую численность диких копытных.

в) Ликвидировать Пашуковский охотничий вольер для остановки деградации огромной территории первобытного леса.

г) Выводить загнанную в тупик местную науку с "отстало-деревенского" уровня на современный, соответствующий международным стандартам.

д) Поднимать эколого-образовательную работу с туристами на международный уровень. Необходимая инфраструктура для этого создана, а вот уровень экологической грамотности самих работников и подачи материала не соответствует современным экологическим вызовам и требованиям, иногда просто не выдерживает конструктивной критики.

е) Необходимо значительное улучшение экологической грамотности работников и менеджеров остальных подразделений нацпарка. Просто стыдно становится, когда некоторые ответственные управленцы нацпарка, не говоря уже о простых рабочих, демонстрируют свою экологическую неграмотность, в том числе по вопросам сохранения самой Беловежской пущи.

ж) Строгое выполнение составленного плана управления и изменение его лишь при форс-мажорных обстоятельствах. Так как сегодня этот документ больше для манипулирования ситуацией и задачами, чем для руководства ими.

К сожалению, этим список проблем не заканчивается. Здесь отмечены лишь основные из них.

И последнее, самое главное, на что я сейчас обращаю особое внимание. Беловежская пуща – это не только уникальная природная экосистема.

3_foto_lesa.jpg

 

Источник фото

Беловежская пуща – это также место особой духовной силы, идущей от живой Земли. В ней заложен огромный духовный потенциал. Это – святое, сакральное место, где человек может почувствовать нечто запредельное. Здесь мощный источник духовной энергии, который питает человеческие сердца, сознание. Здесь, как нигде более, ощущается связь времен и собственное место в грандиозном Космосе, в бесконечной Вселенной. Здесь вполне возможно достичь того высокого духовного состояния осознанности, которое называют просветлением и счастьем.

Поэтому пришло время трансформировать Беловежскую пущу через человеческие сердца из биологической ценности в ценность духовную. Беловежская пуща считается символом и святыней белорусского народа. От красивых слов пора переходить к истинности, к действительности.

Беловежская пуща должна получить духовный статус и стать центром духовного возрождения и духовного просвещения. Здесь зарождается новое направление – духовная экология. Именно она должна стать главенствующей в будущем человечества. Это совершенно новое направление и иная стратегия, непривычная и еще непонятная для многих. Тем не менее, само время и история диктуют двигаться в этом направлении и раскрывать духовный потенциал, заложенный в Беловежской пуще. Более подробно об этом можно познакомиться в моей публикации «Заповедная Беловежская пуща – Центр духовного возрождения людей!».

4_nadpis.jpg

Источник фото

Первый шаг в этом направлении – снять со стены при входе в ресторан национального парка лживую вывеску-рекламу «Беловежская пуща – 600 лет установления заповедности»). Не было в Беловежской пуще никаких 600 лет заповедности, за исключением короткого периода с 1939 по 1957 гг., да и то прерванного войной. Так что это не более, чем фальшивка и ложь нынешних идеологов псевдо охраны природы. Такое несовместимо не только с духовностью, но и просто с историей Беловежской пущи. Мне очень хочется надеяться, что именно 2012 год стал началом не только 600-летней, но и тысячелетней будущей истории заповедности в Беловежской пуще. Мне видится и ощущается, что сегодня сознание человеческой цивилизации уже достаточно высокое для того, чтобы сделать невозможным сам факт отмены заповедного статуса Пущи в будущем. Ибо это будет означать новый период варварства, негуманности и нецивилизованности людей.

Подготовила А. Раевская, для Беларусского зелёного портала

Источник заглавной фотографии

У першы лютаўскі дзень грамадская кампанія «За захаванне беларускiх балот» правяла прэс-канферэнцыю, прымеркаваную Сусветнаму дню аховы водна-балотных надзелаў. На сустрэчы былі падведзеныя прамежкавыя вынікі кампаніі, мэтай якой было прыцягнуць увагу жыхароў краіны і некамерцыйных арганізацый да магчымага знішчэння васьмі беларускіх балотаў. Пагроза для балотаў на тэрыторыях заказнікаў паўстала пасля прыняцця Пастановы Савата Міністраў №794.

Паводле каардынатара кампаніі Вольгі Каскевіч за тры месяцы дзеяння кампаніі было сабрана крыху больш за 10 тыс. неабыякавых грамадзян. Тэрмін збору працягнуты да 5 чэрвеня па адрасе: www.chn.ge/T4IOZ0. Тым не менш, за час працы арганізатарам удалося далучыць да кампаніі 65 грамадскіх арганізацый і ўстаноў. У межах кампаніі актыўна працуе інтэрнэт-рэсурс: BezBolot.net, быў зняты ролік, які за два тыдні на розных платформах сабраў праглядзелі амаль 2,3 тыс. чалавек. Абаронцы балот удзельнічалі ў перадачах на беларускім дзяржаўным тэлебачанні. Зацікаўленыя тэмай, журналісты тэлеканала "Беларусь-2" знялі асобную перадачу пра карысць ад захавання беларускаіх балотаў замест іх знішчэння торфаздыбычай.

Дзякуючы кампаніі актыўнае грамадства звярнула непасрэдную ўвагу ўладаў на пастанову. У нядаўнім інтэрв'ю Міністр прыродных рэсурсаў і аховы навакольнага асяроддзя Уладзімір Цалко выказаўся пра лёс балотаў з ахоўных тэрыторый. Паводле Міністра пастанова не "прадугледжвае тое, што мы пачнем капаць і здабываць торф. Балоты папросту знаходзяцца ў паліўным балансе". Міністэрства хоць і падкрэслівае сваю ахоўную функцыю ў дачыненні да балотаў, але пастанова Саўміна не скасоўваецца і надалей дазваляе ў любы момант распачаць здабычу. Грамадскі розглас ад кампаніі прымушае прэзентавць пастанову як "скрайні выпадак" і спробу ўліку паліўных рэсурсаў краіны.

У бліжэйшы час прадстаўнікі кампаніі распачынаюць серыю грамадскіх сустрэчаў са спецыялістамі, якія з розных бакоў будуць даносіць карысць "мірнага суіснавання" з балотамі. Першая з іх, пад назвай "Балоты і археалогія" запланаваная на 15 лютага. У ёй прыме ўдзел вядомы беларускі археолаг, кандыдат гістарычных навук, старэйшы навуковы супрацоўнік Інстытута гісторыі НАН РБ Мікола Крывальцэвіч.

Таксама бліжэйшай справай стане эканамічны аналіз выкарыстання балот. Яе вынікам мусіць стаць фінансавае абгрунтаванне эфектыўнасці выкарыстання балот, як месцаў для развіцця экатурызма, назапашвання біямасы, збору ягадаў і карысных раслін.

Вядомы беларускі рэжысёр-дакументаліст, эколаг, кандыдат біялагічных навук Ігар Бышнёў прыехаў на прэс-канферэнцыю адразу з Бярэзінскага запаведніка. Выступоўца звярнуў увагу на шэраг іншых, акрамя торфаздабычы, пагрозаў, якія існуюць у дачыненні да беларускіх балот. Некантраляваны турызм, у т.л. з выкарыстаннем вездзяходаў, цяжар ад частых паляванняў, некантраляваная здабыча ягадаў, выкліканыя людзьмі пажары — частка з праблем, якія навязвае ўнікальнаму балотнаму масіву краіны сучасны чалавек. "Звычайны лес можа ізноў вырасці за 50 альбо 70 гадоў і будзе прыкладна такім, як і раней, — кажа Ігар Бышнёў. — Балоты аднаўляюцца па 150 гадоў, але яны ўжо ніколі не будуць падобнымі на ранейшыя".

У святле патэнцыяльнага знішчэння васьмі ахоўных балотаў рэжысёр звярнуў увагу на вялікія іміджавыя страты краіны на міжнародным узроўні. На Беларусі рэалізуецца шэраг міжнародных праектаў па ахове балотных масіваў. На фоне прыняцця пастановаў аб торфаздабычы ў ахоўных зонах паўстае пытанне аб далейшай мэтазгоднасці гэтай супрацы.

Тэма агульнаеўрапейскага даверу была працягнута трэцім удзельнікам прэс-канферэнцыі, дырэктарам ГА "Ахова птушак Бацькаўшчыны" Віктарам Фянчуком: "Сённяшняя сістэма заказнікаў і ахоўных тэрыторый — гэта "пакутніцкі вынік" шматгадовай працы". Па словах Віктара, лёгкасць, з якой прымаецца пастанова аб торфаздыбычы на тэрыторыях васьмі заказнікаў, значна зніжае давер да краіны на міжнародным узроўні.

Таксама дырэктар "АПБ" пракаментаваў эканамічную мэтазгоднасць торфаздабычы: "Усё абгрунтоўваецца неабходнасцю рашэння энэргетычных праблем, у першую чаргу ў межах праграмы энергетычнай бяспекі краіны. Але нажаль, значная частка таго, што здабываецца альбо будзе здабывацца на тэрыторыях заказнікаў, будзе прадавацца за мяжу. То бок праблему энергабяспекі, тое, да чаго апелююць людзі з улады, гэта ніяк не вырашыць... "Белтопгаз" сам кажа, што для іх гэта [торфаздабыча] важна, бо прыносіць валюту. І ў цэлым стратная галіна торфаздабычы падтрымліваецца за кошт продажу за мяжу торфу. Атрымліваецца, мы знішчаем нашыя балоты, ніяк не вырашаем праблему энергетычнай бяспекі, падтрымліваем стратную галіну, якая цягне на дно эканоміку краіны. Але робіцца гэта пад шырмай нібыта важнай працы, каб нас выратаваць."

Сярод альтэрнатыўных метадаў здабычы паліва на балотах Віктар Фянчук распавёў пра больш "лагодны" спосаб, звязаны з пакосамі біямасы. З атрыманых рэчываў вырабляюцца брыкеты, якія таксама выкарыстоўваюцца ў якасці паліва. Гэты спосаб хоць і даражэйшы за выраб брыкетаў з, напрыклад, дравеснай масы, але таксама вельмі перспектыўны. Напрыклад, сёння будуецца завод па вырабе біямасы на Спораўскім балоце. Праект падобнага кірунку таксама рэалізуецца Міжнародным дзяржаўным універсітэтам імя А.Д. Сахарава.

Крынiца фота

Опубликовано в Новости Зеленых

calko.jpgВ четверг 31 января в Минском городском доме природы состоялась торжественная церемония гашения почтовых марок "Сизоворонка" и "Гроздовник ромашколистный". Мероприятие, в котором принимали участие Министр связи и информатизации Николай Пантелей, Министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Владимир Цалко и координатор проектов ПРООН в Беларуси Игорь Чульба, было приурочено Всемирному дню водно-болотных угодий (2 февраля).

В своём выступлении Владимир Цалко уделил особое внимание важности сохранения болотного массива Республики Беларусь. Присутствующим напомнили, что белорусские болота — это не только "лёгкие Европы", но и крупнейшее хранилище пресной воды. В болотах республики аккумулируется около 24 млрд. тонн воды, в то время, как озёра хранят в себе около 6-7 млрд. тонн.

Пользуясь случаем, "Белорусский зеленый портал" попросил высказать позицию Минприроды по поводу Постановления Совета Министров №794, которое несет прямую угрозу восьми белорусским болотам.

По словам Владимира Цалко: "Нет причин говорить, что завтра будут разрабатываться эти болота. Они просто в балансе. Чтоб получить этот торф, надо очень многое пройти. Тем более, что у нас есть указы, законы, которые эти болота охраняют. Надо еще доказать, что они не обойдутся без этих болот".

Также Владимир Цалко опроверг информацию о начале торфоразработок на болоте Святое в заказнике "Озёры" Гродненской области: "Работы начались не в заказнике, а рядом. Пока что идёт разработка документации, добычи там еще нет. Но если надо будет, то будем добывать и там. Если жизнь заставит, будем понемногу что-то делать. Но это не значит, что прямо завтра станем всё резать... Пока что нигде никто ничего не делает, нет такой необходимости".

Роман Воронов, для Беларусского зелёного портала


Ссыли по теме:

Запущен новый интернет-проект о беларусских болотах «Восемь болот»

Техногенная катастрофа на Чернобыльской АЭС оказала колоссальное влияние на уклад жизни, судьбу, будущее многих жителей Беларуси, легла тяжким бременем на экономику государства.

На прилегающей к Чернобыльской АЭС территории трех наиболее пострадавших районов Брагинского, Наровлянского и Хойникского с сентября 1988 года начал функционировать Полесский государственный экологический заповедник, переименованный через год в Полесский государственный радиационно-экологический заповедник (ПГРЭЗ). Он был создан для осуществления комплекса мероприятий по предотвращению выноса радионуклидов за пределы зоны отчуждения, проведения радиобиологических исследований, изучения состояния флоры и фауны, осуществления радиационно-экологического мониторинга и наблюдения за состоянием зоны. В настоящее время он подчинен Департаменту по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС МЧС Республики Беларусь.

  

Первоначально площадь заповедника составляла 131,3 тыс. га. В 1993 году в состав заповедника было включено 84,8 тыс. га. земель, выведенных из хозяйственного пользования. ПГРЭЗ является крупнейшим резерватом среди заповедников и национальных парков Беларуси. На территории заповедника находятся 92 бывших населенных пунктов, в которых в доаварийный период проживало 22 тысячи человек.

ПГРЭЗ расположен на юго-востоке Беларуси между 51°20' и 51°50' северной широты, 29°30' и 30°30' восточной долготы. Протяженность с запада на восток – 70 км, с севера на юг – 48 км. В рамках административного деления ему принадлежит часть земель Хойникского (88,1 тыс. га), Брагинского (64,4 тыс. га) и Наровлянского (63,6 тыс. га) районов Гомельской области. С юга территория ПГРЭЗ ограничена государственной границей с Украиной.

Административный центр ПГРЭЗ расположен в г. Хойники Гомельской области.Структурно заповедник разделен на три участка, расположенных на территориях соответствующих районов, и 16 лесничеств.

Территория заповедника характеризуется наиболее высокими уровнями радиоактивного загрязнения. Здесь сосредоточено около 30 % цезия-137, выпавшего на территорию Беларуси, более 70 % стронция-90 и около 97 % трансурановых элементов.

Плотность загрязнения цезием-137 достигает в настоящее время 1350 Ки/км2, стронцием-90 70 Ки/км2, изотопами плутония-238, 239, 240 – 5 Ки/км2, америцием-241 - 3 Ки/км2. Из-за загрязнения долгоживущими трансурановыми радионуклидами большая часть территории ПГРЭЗ не может быть возвращена в хозяйственный оборот в течение тысячелетий.

Главной целью создания ПГРЭЗ является защита населения от негативного воздействия ионизирующего излучения радиоактивно загрязненной территории.

К задачам, которые решаются работниками заповедника, относятся:

  • осуществление комплекса мероприятий по предотвращению переноса радионуклидов на прилегающие территории;
  • радиационно-экологический мониторинг воздуха, воды, почвы, флоры и фауны;
  • проведение радиобиологических исследований и опытно-экспериментальных работ для разработки технологий реабилитации земель, загрязненных радионуклидами;
  • охрана заповедной территории от несанкционированного проникновения, защита от пожаров;
  • облесение земель для предотвращения ветровой и водной эррозии.

ПГРЭЗ – это крупное учреждение, с числом работающих более 700 человек. В заповеднике функционирует несколько структурных подразделений. Отдел лесного хозяйства и охраны является одним из основных. Отдел на базе 16 лесничеств выполняет лесотехнические, лесоустроительные и лесовосстановительные работы. На него возложены функции по охране территории, контролю за несанкционированным проникновением, борьба с браконьерством, регулирование численности вредных животных.

Научный корпус: просторности кабинетов, лабораторных комнат, технической оснащенности могут позавидовать и академические институты. Рядом – уютная столовая с горячим питанием и здание, где проживают научные сотрудники, работающие в заповеднике вахтовым методом.

Одной из структурных составляющих заповедника является научная часть, которая начала формироваться в конце 1990 года и базируется в бывшем населенном пункте Бабчин. Она включает в себя три научных отдела и лабораторию спектрометрии и радиохимии. Научные подразделения осуществляют исследования динамики радиационно-экологической обстановки в природно-территориалных комплексах 30-километровой зоны Чернобыльской АЭС, проводят изучение процессов перераспределения радионуклидов между различными компонентами природной среды ближней зоны. Изучается накопление радиоактивных веществ главнейшими представителями флоры и фауны, дается оценка состояния природных ресурсов территории, загрязненной радионуклидами, ведется мониторинг радиационно-экологической ситуации в зоне отчуждения.

В 2005 г. в б.н.п. Бабчин были реконструированы два здания, построенные в доаварийный период. Научные отделы и лаборатория спектрометрии и радиохимии в сентябре 2005 г. переместились в научно-административный корпус, оснащенный современным оборудованием и приборами. Часть приборов по радиоаналитическому направлению поставлены в рамках технического проекта МАГАТЭ. Ввод санитарно-бытового корпуса в действие принципиально улучшил бытовые условия научных сотрудников, которые в ПГРЭЗ работают вахтовым методом. Таким образом, в заповеднике организован научный городок вместе с ранее реконструированными столовой и котельной.

Территория ПГРЭЗ представляет собой низинную сильно заболоченную равнину. Перепад высот составляет 44,4 м, от 149,4 м н.у.м. (бывший населенный пункт Баровичи) до 105 м н.у.м. (урез воды р. Припять на границе с Украиной).

Климат умеренно-континентальный, среднегодовая температура воздуха 7,9 °С. Вегетационный период 195-200 дней, сумма биологически активных температур (выше 10 °С) 2630 – 2773 °С, годовая сумма осадков составляет 599 мм.

С северо-запада на юго-восток ПГРЭЗ пересекает р. Припять. Русло сильно извилистое, с множеством рукавов, протяженностью более 120 км, на отдельных участках обваловано дамбой. Пойма реки широкая, на отдельных участках достигает 9 км, со множеством стариц и более 300 пойменных озер, ее площадь более 31 тыс. га (14,4 % всей территории).

Зону отчуждения пересекает несколько малых рек – Несвич, Брагинка, Желонь, Рожава, Вить, Словечна, и крупных каналов – Кожушковский, Погонянский, Грубчанский. Имеются крупные болотные массивы – Радинско-Нежиховский (14 тыс. га) и Грубчанский (11 тыс. га).

Около 35 % земель мелиорировано. Однако из-за отпавшей необходимости поддерживать ранее созданные мелиоративные системы в рабочем состоянии, перекрытия каналов для снижения пожароопасной обстановки и уменьшения сброса воды с загрязненной территории в р. Припять, начались процессы вторичного заболачивания.

Гидрологический режим создается как грунтовыми, так и поверхностными паводковыми водами, тесно связанными между собой, что способствует проникновению радионуклидов в водоносные горизонты почвы. Грунтовые воды характеризуются повышенным количеством органических веществ и железа, залегают на глубине от 0,5 – 1 м на заболоченных участках до 5 – 10 (местами 20) см.

По геоботаническому районированию ПГРЭЗ расположен в Полесско-Приднепровском округе подзоны широколиственно–сосновых лесов. Лесопокрытые земли составляют 110,4 тыс. га (51,1 % территории), из них сосновые леса занимают 43,9 % лесопокрытой площади, березовые – 30,7 %, черноольшаники – 12,4 %, дубравы – 6,3 %, остальные лесонасаждения – 6,7 %. Основной тип леса – мшистый (24,3 %), часто встречаются папоротниковые (14,3 %), черничные (14,0 %) и вересковые (10,3 %). Имеются крупные лесные массивы (Дроньковский, 15 тыс. га, Радинский, 12 тыс. га, Кировский, 12 тыс. га). Преобладают молодняки и средневозрастные насаждения.

Не покрытые лесом земли (в основном бывшие сельскохозяйственные угодья) занимают 82,2 тыс. га (38,0 %), нелесные земли – 20,1 тыс. га (9,3 %) территории ПГРЭЗ.

ПГРЭЗ является одной из 11 выделенных в Беларуси Ключевых ботанических территорий (КЮТ). Широкомасштабные флористические исследования на территории ПГРЭЗ не проводились, однако даже фрагментарное обследование территории свидетельствует о ее высокой видовой насыщенности. На сегодняшний день установлено произрастание 1031 вид сосудистых растений, представляющих 451 род, 104 семейства, 6 классов, 5 отделов. Для сравнения отметим, что в Национальном парке «Беловежская пуща» зарегистрировано 889 видов, Национальном парке «Припятский» - 834, заказнике Налибокская пуща – 820 видов, Березинском биосферном заповеднике – 780 видов.

Установлено произрастание 38 видов охраняемых растений, из которых ятрышник шлемоносный, астра степная, осока теневая, наяда большая, водяной орех плавающий, гвоздика армериевидная, крестовник эруколистный, пыльцеголовник длиннолистный, венерин башмачок настоящий, росянка промежуточная очень редки и на территории Беларуси известны лишь единичные местонахождения.

Численность таких редких видов, как сальвиния плавающая, ирис сибирский, любка зелено-цветковая, ятрышник шлемоносный, довольна высокая. Впервые для республики здесь зарегистрировано произрастание молодила русского, зубровки ползучей и таволги степной.

Уникальная ситуация сложилась с многолетними декоративными травянистыми растениями, произрастающими на бывших приусадебных участках, многие из них уже длительный период конкурируют с местной флорой.

Фауна характерна для подзоны широколиственных лесов с представителями таежных и степных видов.

На территории ПГРЭЗ к настоящему времени зарегистрировано 46 видов из 60 зарегистрированных в Республике Беларусь.

Из 11 видов наземных млекопитающих, включенных в Красную книгу Республики Беларусь, в ПГРЭЗ на сегодняшний день отмечены 6 – медведь, барсук, рысь, соня-полчок и орешниковая, зубр. Медведь на территории заповедника: постоянно обитает 3-4 особи. Рысь и сони встречаются редко. Численность барсука имеет тенденцию к росту - насчитывается более 100 особей.

Это единственная территория в Беларуси, на которой с 2007 года обитает лошадь Пржевальского, эндемик Центральной Азии, обитатель пустынь и полупустынь. Это родственник лесного тарпана (и тоже представитель отряда млекопитающих Непарнокопытные), который вымер в белорусских пущах в XVII–XVIII вв.

В 1996 г. из Национального парка «Беловежская пуща» было завезено 16 особей зубра, которые явились основателями Полесской микропопуляции. На начало 2012 года их численность составила более 80 животных.

Из 20 видов земноводных и пресмыкающихся, обитающих на территории Беларуси, к настоящему времени в ПГРЭЗ зарегистрировано 18 или 90 % герпетофауны республики. Здесь обитают все 7 видов пресмыкающихся и 11 из 13 видов земноводных.

Здешняя территориальная группировка европейской болотной черепахи, буквально за два последних десятилетия вероятно стала одной из крупнейших в Европе.

На территории ПГРЭЗ отмечен 221 вид птиц, что составляет около 70 % орнитофауны Беларуси, из них 27,1 % составляют виды, занесенные в Красную книгу РБ. (За весь период исследований на этой территории зарегистрировано 60 видов редких птиц, 57 из них отмечены за последние 5 лет.)

На зимовке наблюдается до 5 особей беркута и до 100 орланов-белохвостов, видов, входящих в число редких в стране.

Видовой состав и численность животных и растений продолжают претерпевать значительные изменения, вызванные резким снижением антропогенного влияния и происходящими сукцессионными процессами. На территории ПГРЭЗ продолжается деградация бывших сельскохозяйственных угодий, мелиоративных систем, дорог, строений, развивается повторное заболачивание территории, закустаривание лугов, что ведет к изменению структуры фито- и зооценозов на этой территории.

Адрес Полесского государственного радиационно-экологического заповедника:

247618, Гомельская область, г. Хойники, ул. Терешковой 7.

Контактные телефоны:

директор  (тел./факс) +375 02346 33096
приемная +375 02346 33086
заместитель директора по научной работе +375 02346 92132

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Официальный сайт заповедника – Zapovednik.by

Источник: Дикая природа Беларуси

Авторы фото: научные сотрудники ПГРЭЗ

polesskij-zapovednik.jpgСоответствующий указ №41 "О Полесском государственном радиационно-экологическом заповеднике" Президент Беларуси Александр Лукашенко подписал 21 января, сообщает БЕЛТА.

"Документ направлен на преобразование заповедника, изменение границ, режима охраны и использования его территорий", - проинформировали в пресс-службе.

Указом утверждено Положение о заповеднике, его границы, площадь и состав земель, а также заповедной и экспериментально-хозяйственной зон, выделенных на его территории.

Кроме того, устанавливается охранная зона по периметру границ заповедника шириной один километр и на ее территории вводятся запреты на осуществление некоторых видов хозяйственной деятельности. В их числе охота и промысловый лов рыбы, сброс в водные объекты неочищенных сточных вод, проведение сплошных рубок леса и другие виды хозяйственной деятельности, которые могут оказать негативное воздействие на природные комплексы заповедника.

Указ вступает в силу со дня его подписания.

По информации Wildlife.by

Источник фото


Статьи по теме:

Информация о Полесском государственном радиационно-экологическом заповеднике

Заповедник в Зоне

Страница 1 из 6