23 Июль 2012

Татьяна Новикова: «На суде были только я и конвоир»

Активистка антиядерного движения Татьяна Новикова после выхода из тюрьмы дала интервью charter97.org.

Татьяна, прежде всего, как вы себя чувствуете? Первые дни после ареста вы были без лекарств.

Пока чувствую сильную слабость. Собираюсь обращаться к врачам.

У меня рак щитовидной железы, мне нужно постоянно принимать соответствующие лекарства. Вначале у меня изъяли даже «эльтероксин», который был у меня с собой. Не отдавали сутки. Но после суда конвоир отдал таблетки. Но мне больше были нужны другие лекарства – «тамоксифен». Их смогли передать мне только на третьи сутки...

Как вас арестовали?

Вместе с российским физиком-ядерщиком Андреем Ожаровским мы пошли в посольство Российской Федерации,  чтобы передать обращение к премьер-министру Дмитрию Медведеву, в котором указали на ряд очень больших проблем в проекте строительства АЭС в Беларуси. Успели пройти от дома буквально несколько шагов, как нас остановили люди в штатском и заявили, что мы якобы похожи на опасных преступников, которые совершают в этом районе квартирные кражи.

Нас привезли в РУВД Московского района, где вначале «устанавливали» наши личности, а потом  нам инкриминировали нецензурную брань. Я требовала вызвать адвоката, но его не вызвали ни в РУВД, ни на так называемый суд.

На суде не было даже свидетелей. В процессе, кроме судьи, участвовали только я и конвоир. Дали 5 суток.

Вам стало плохо в суде?

Да, я себя чувствовала очень плохо и в РУВД, куда меня снова привезли после суда,  мне вызвали «скорую». Врачи измерили давление. Потом спросили у конвоиров: «Вы хотите, чтобы мы ее забрали в больницу?». Конвоир отвел их в сторону. Врачи вернулись и сказали мне «До свидания!».

Какие были условия в тюрьме?

В чем-то условия были лучше, чем у остальных. Я сидела в  камере №1. Самое большее со мной сидели пять человек. В том числе девушки из «Молодого Фронта», которые очень помогали и поддерживали меня. Тяжело было первые три дня спать без спальника, на голых досках.

Я отказалась от еды, так как болела печень. Ела только хлеб, пила воду и соки, что мне передали.

Обращение было нормальным, хотя отдельные конвоиры относились «с пристрастием». Один, например, устраивал обыск, когда уже надел штатскую одежду, после окончания смены. Вырывал у Каси Галицкой страницы из блокнота – она писала письма друзьям...

Хартыя'97

Источник фото


Ссылки по теме:

История моего ареста

История моего ареста. Часть 2



Добавить комментарий


Код безопасности
Обновить изображение