02 Октябрь 2012

На фестивале журавлей и клюквы вновь заговорили об осушении болот

С подачи Евросоюза и Программы развития ООН 30 сентября в Миорах Витебской области впервые прошел экологический фестиваль «Жураўлі і журавіны Міёрскага краю».

Милый, колоритный праздник, особое очарование которому придавала разгулявшаяся осень, что засыпала желтой листвой парк, и вторившие ее размаху местные фольклорные коллективы.

Они развернулись на импровизированных подворьях, где главным украшением были яства из клюквы.

Собственно, в честь этой ягоды, которой так щедро одаривает миорчан крупнейшее и старейшее в Беларуси верховое болото Ельня, а также чтобы привлечь внимание к проблеме сохранения серых журавлей, мероприятие и задумывалось. В период осенней миграции на Ельне концентрируются свыше 3500 этих занесенных в Красную книгу птиц. А в минувшем году и вовсе был установлен абсолютный рекорд – более 4000 особей единовременно. Это благодаря серым журавлям болоту, ставшему в 1968 году республиканским гидрологическим, а затем и ландшафтным заказником, присвоили статус Рамсарского угодья и Территории, важной для птиц (ТВП), международного значения.

Понимая важность события, на фестиваль съехался весь природоохранный бомонд республики. Не пожалели потратить на него свой выходной день не только столичные чиновники, но и представители прозападных структур. Казалось, жители городка отродясь не видели такого количества иностранных дипломатов, местных властей и минских журналистов, собранных в одном месте.

Новый посол Германии Вольфрам Маас, представитель ООН/ПРООН Антониус Брук, руководитель отдела проектов и программ представительства ЕС в РБ Эдвардс Ллевеллин наперебой нахваливали наши природные богатства, делая ударение в своих речах на значимость водно-болотных комплексов не только для Беларуси, но и Европы.

«Тысячи журавлей и гусей не смогли бы останавливаться в Миорах, если бы не было сохранено болото Ельня. Во всем мире признается, что ценность болотных экосистем намного выше, чем стоимость торфяных брикетов и иной продукции из торфа», - попытался придать патетики своему выступлению на пресс-конференции Антониус Брук.

Но прагматичные белорусские чиновники быстро опустили идеалистически настроенных гостей с Запада на нашу землю.

«Вы должны понимать, что не все так просто. У нас не все гладко в плане сохранения водно-болотных угодий. Кроме журавлей требуют решения другие вопросы», - то ли осадил Брука, то ли предвосхитил возможные неудобные вопросы журналистов заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Беларуси Анатолий Лис.

«К счастью, у нас сохранилось почти 1,5 млн га болот. Но 40 лет назад было более 3 млн га», - сказал он, недвусмысленно показывая, что придерживается данных о торфяных угодьях в стране, предоставленных Институтом природопользования НАН РБ и лично его главным научным сотрудником, автором реализующейся в Беларуси с 2008 года госпрограммы «Торф», академиком Иваном Лиштваном. В противовес официальной версии существует точка зрения заведующего сектором международного сотрудничества и научного сопровождения природоохранных конвенций Научно-практического центра по биоресурсам Национальной академии наук Александра Козулина. На основании инвентаризации, сделанной с помощью спутниковых снимков Google, он утверждает, что в Беларуси не 1,4 млн га сохранившихся в естественном состоянии болот, как принято считать, а почти в раза меньше - 862,6 тысяч. Из них 59% таковыми назвать можно с большой натяжкой – они серьезно нарушены соседними торфоразработками и мелиорацией.

«При разумном подходе всегда можно сохранять биологическое разнообразие, решая проблемы социально-экономического развития того или иного региона», - подчеркнул Лис.

Если подобное исходит из уст замглавы природоохранного ведомства, то что говорить о прикладном мышлении миорских властей! Например, богатые урожаи клюквы (по разным оценкам, от 200 до 400 тонн в год) натолкнули мэра города Игоря Кузнецова построить завод по ее переработке. Председатель Миорского райисполкома хочет производить из ягоды различные джемы, повидло, цукаты, конфеты и продавать готовую продукцию не только внутри страны, но и за пределами. Мотивировка проста: в прошлом году на Ельне заготовили 150 тонн клюквы, большая часть которой ушла на экспорт в Евросоюз, в частности, в Германию. Вместе с поставками драгоценной «журавіны» просочилась из местного бюджета валюта. Проект, который был представлен на инвестиционном форуме, призван вернуть евро на родину и обеспечить рабочими местами миорчан. На первом этапе реализации он потребует до 300 000 евро, на втором – еще 1 млн евро.

Идея со строительством завода и в самом деле хорошая. Чего не скажешь о намерении поставить на болоте Асавы фабрику по производству питательных грунтов из торфа. Ее продукция рассчитана как для внутреннего потребления, так и на экспорт.

«Предприятие абсолютно никаких изменений для экологии не принесет, потому что от территории болота, которая насчитывает около 700 га, будет изъято только 25 га», - уверенно заявляет Игорь Кузнецов.

Он и впрямь не видит проблемы: «Выработанные земли повторно заболотим. Там будут водоемы, а в них – рыба. И через 25 лет на их месте опять появится болото. Поэтому никакого экологического нарушения я здесь не наблюдаю».

«Я человек прагматичный, - признается мэр Миор и добавляет: – Сегодня нельзя разделять экономику и экологию. Для меня, как руководителя, самая главная задача – чтобы мои люди жили лучше. Они это заслужили. И богатства Миорского района - не моя собственность и не ваша. Они даны Богом. Если у меня есть возможность вырабатывать торф и зарабатывать на этом валюту, не нарушая экологию, я буду это делать».

«У нас много болот – Асавы, Жада, Ельня, Мох. Считается хорошо, если 10% территории являются заказниками. А у нас 18% площади района относится к ООПТ. Вывести их из оборота и не получать там ничего тоже неправильно», - предельно конкретен глава местной вертикали.

В этой связи он не исключил возможности возобновления торфодобычи на многострадальном болоте Жада. Напомним, что его пытались восстановить за средства проекта АПБ «Климат и биоразнообразие», давшего вторую жизнь более чем десятку осушенных, деградированных торфяников. Обновление гидрологического режима должны были завершить прошлой осенью. Но Миорский райисполком, в ведении которого находится половина болота (другая – на территории соседней Шарковщины), не согласовал работы по повторному заболачиванию. А ведь Жада образует единый водно-болотный комплекс с расположенной рядом Ельней и несмотря перманентно ведущуюся мелиорацию и торфодобычу демонстрирует удивительную жизнестойкость. Оно даже функции, присущие здоровому болоту, сумело сохранить. И пусть с большим трудом, но продолжает регулировать водный режим в регионе, аккумулировать в себе пресную воду, адсорбировать из окружающей среды углекислый газ, быть источником клюквы для местных жителей.

«Пока Жада останется в том виде, в котором есть», - предопределил судьбу болота Кузнецов.

- Как вы оцениваете действенность всех природоохранных акций в стране и эффективность вложенных ЕС/ПРООН средств? – послушав выступающих, решила я спросить мнение Антониуса Брука. Однако на то он и дипломат, чтобы на скользкие темы отвечать уклончиво:

- Программы, которые мы осуществляем совместно с правительством Республики Беларусь, являются инновационными. Они сочетают новые идеи и подходы к инициативам на местах. Одна из таких программ касается реабилитации торфяников. Достигнутые благодаря ей результаты можно применить по всей Беларуси. Сейчас в стадии подписания находится еще один проект, предусматривающий расширение мер по охране болот в нескольких регионах.

Очень важно то, что наша деятельность не исчерпывается такими шагами, как закупка оборудования, а сопровождается мерами по повышению осведомленности и созданию более благоприятной правовой среды. Например, в рамках проекта «Содействие развитию всеобъемлющей структуры международного сотрудничества в области охраны окружающей среды в Беларуси», финансируемого ЕС, будет гармонизировано природоохранное законодательство Беларуси со стандартами Евросоюза. В этом направлении планируется сделать многое, например, оказать помощь в разработке схем обращения с коммунальными отходами и соответствующих нормативно-правовых актов. Такие же документы мы подготовим и по охране биоразнообразия.

Я говорю это для того, чтобы подчеркнуть важность пилотной работы. Результаты, полученные в рамках одного мероприятия, могут применяться на территории всей страны. То, что доказало свою эффективность, постепенно станет еще более эффективным. Вот почему ЕС/ПРООН так активно сотрудничает с белорусскими партнерами. И именно поэтому важны другие направления работы, такие, как энергоэффективность и использование возобновляемых источников энергии. При удачном исходе они помогут добиться существенного сокращения объемов энергопотребления, и, соответственно, не будет необходимости сжигать для получения энергии уголь или торф.

Наша роль - это роль помощника. Все остальное зависит от приверженности и усилий белорусских партнеров и самих граждан.

Елена Садовская, Дикая природа Беларуси



Добавить комментарий


Код безопасности
Обновить изображение