01 Октябрь 2012

На аукцион по продаже лосей журналистов и зоозащитников не пускают, призывая не устраивать цирк

Журналистов и экологических активистов на аукцион по продаже лосей и других животных сегодня не пускали, ссылаясь на то, что проводится именно закрытый аукцион.

Кому–то из журналистов приходилось покидать конференц-зал в выставочном комплексе "БелЭкспо" сразу, кому-то - под давлением и угрозами "вызвать охрану". Имеют ли организаторы право делать такого рода аукционы закрытыми?

Напомним, на аукционе, который проходит 28-29 сентября в Минске во время ярмарки "Охота и рыболовство", выставлены лицензии на отстрел 250 животных - лосей, косуль, оленей и кабанов. Защитники животных призывают отменить его и считают, что "розыгрыш лицензий на убийство живых существ — неэтичное и жестокое развлечение".

На днях была запущена кампания по сбору средств для выкупа животных. Инициаторами кампании выступило экологическое товарищество "Зеленая сеть" и независимые зоозащитники.

Как рассказал TUT.BY активист "Зеленой сети" Константин Чикалов, вчера 4 тысячи подписей, собранных через онлайн-петицию на сайте www.change.org, были переданы в Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды и в Министерство лесного хозяйства. По словам активиста, сегодня подписей уже "насобиралось" 4,5 тысячи. Их передали организатору "мероприятия" - председателю Белорусского общества охотников и рыболовов (БООР) Юрию Шумскому.

"С утра никого не пускали из активистов и журналистов, нам чудом удалось проникнуть в зал вместе с телекомпанией НТВ. Но вскоре нас стали выгонять, говорить, что это закрытое мероприятие. Охотники ополчились против нас, просили удалиться. Когда приехал председатель БООР Юрий Шумский, мы с ним поговорили, высказали свое мнение об аукционе, вручили подписи и попросили поприсутствовать на аукционе. Он договорился с охотниками о том, чтобы туда пустили журналистов, так что кто-то из журналистов туда попал".

Активист также отмечает, что в зале участников аукциона было не много. "Возможно, наша кампания как-то подействовала. Правда, в этот раз аукцион вряд ли отменят, но в следующий раз, я надеюсь, к нам прислушаются".

Чтобы посмотреть, как же аукцион происходит, журналист TUT.BY также отправился на мероприятие к началу второго тура. Около 15.00 там были еще журналисты телеканала "Мир". Однако нас попросили покинуть помещение, снова ссылаясь на закрытость аукциона. "На двери в положении аукциона написано, что участвовать в аукционе могут только люди зарегистрированные, имеющие с собой паспорт, государственное удостоверение на право охоты, а также членский билет охотника и рыболова БООР! Все написано на двери, идите посмотрите!" - в порыве гнева на несогласие журналиста покинуть зал говорил начальник управления охоты и рыболовства БООР Анатолий Моложавский.

- Да, но где все-таки есть положение о том, что журналисты не могут присутствовать на аукционе?

- Так если написано, кто может, значит, всем остальным нельзя! Я прошу вас покинуть помещение, иначе придется вызывать службу охраны! Не устраивайте тут цирк!

Перепалка длилась около 10 минут, и за это время можно было действительно понять, что значили слова активиста Чикалова, когда он говорил, что "охотники ополчились". Общение проходило в довольно грубой, издевательской манере. "Что непонятного? (ха-ха) Если написано в положении, кто может участвовать, трудно догадаться, что остальным нельзя? (ха-ха)" - гулом раздавалось в небольшом конференц-зале. Кто-то попытался объяснить, что участники "не горят желанием, чтобы о них писали". Один смелый охотник, то и дело срываясь на крик, в приказном тоне заявил: "Идите журналисты пишите про то, что выставка идет".

Согласно указам президента № 580 и № 232, закрытых аукционов в нашей стране в принципе не предусмотрено. Закрытые аукционы могут быть лишь в некоторых случаях, как, например, при размещении облигаций Нацбанком, аукционы (конкурсы) по отчуждению высвобождаемых материальных ресурсов Вооруженных сил и военизированных организаций страны в виде движимого имущества и воздушных судов, судов внутреннего плавания, судов плавания "река-море".

В перечень также входят торги валютно-фондовой и универсальной товарной биржи; торги по отчуждению материальных ценностей, реализуемых из государственного и мобилизационного материальных резервов; аукционы по размещению государственных ценных бумаг; аукционы Нацбанка по регулированию текущей ликвидности банков; осуществление государственных закупок товаров (работ, услуг).

При этом в указах прямым текстом и не говорится о том, что эти аукционы могут быть закрытыми – лишь о том, что на них не распространяются правила обычных аукционов. Так, согласно указу президента № 580, извещения о проведении торгов (обычных аукционов) подлежат обязательному опубликованию в печатных средствах массовой информации, определенных облисполкомами.

Кроме того, информация об объявленных торгах и предмете торгов дополнительно размещается в глобальной компьютерной сети Интернет на официальных сайтах облисполкомов. "Доступ к информации, размещенной в глобальной компьютерной сети Интернет в соответствии с частью второй настоящего пункта предоставляется заинтересованным лицам без взимания платы и заключения договора", - также говорится в указе.

Согласно этому же указу, в СМИ должно быть указано не только время и место проведения аукциона, но также начальная цена объекта торгов и условия торгов, размер, срок и порядок внесения задатка, адрес и номер контактного телефона комиссии и т.д. (сегодня начальная цена лицензии на отстрел лося составила 6 млн рублей).

Что интересно, то самое положение аукциона, на которое так отчаянно указывали организаторы и охотники, гласит о том, что аукцион проводится публично в форме открытых торгов.

Однако организаторы могут ограничивать перечень участников. В данном случае ограничились охотниками, ведь по закону не любой человек с улицы может брать в руки ружье и идти в лес. Стало быть, не любой может прийти на аукцион, и это понятно. Более того, ничего противозаконного в самом факте продажи охотникам лицензии на отстрел животных нет, поэтому охотников, вероятно, и злят претензии зоозащитников, априори протестующих против убийства животных. При этом можно понять и зоозащитников - в данном случае протест касался еще и того, что продажа на право отстрела происходит именно посредством торгов.

Задача же журналиста - быть "над схваткой" и освещать процессы, происходящие в обществе, объективно, а не покупать лосей без права на охоту. Кроме того, присутствие на торгах вовсе не делает журналиста приверженцем чьих-то идей и тем более не дает ему права занимать чью-то сторону. В данном случае факт того, что журналистов с аукциона выгоняют, можно расценивать как нарушение Закона "О средствах массовой информации", ведь налицо - воспрепятствование их работе. А то, что журналистов не надо приравнивать к участникам - ни охотникам, ни организаторам в голову, видимо, не приходило.

Екатерина Синюк, TUT.BY



Добавить комментарий


Код безопасности
Обновить изображение