30 Май 2013

Труд для людей с инвалидностью: право или борьба?

kqeTidWVlMf4

Может ли человек с инвалидностью претендовать на хорошую должность? На прошедшей в Минске «Неделе доступности» рассуждали эксперты.

По статистике, уровень безработицы на начало этого года Беларуси очень низкий – всего 0,5 процента, но это только те 24,9 тыс. безработных, кто официально состоит на учете биржи труда. Каков процент людей, реально не имеющих работы, выяснить практически невозможно. Еще сложнее ситуация с людьми с инвалидностью: по статистике прошлого года более 500 тыс. таких людей были зарегистрированы в органах по труду, занятости и социальной защите, как нуждающиеся в трудоустройстве. И, кстати, если сравнить две эти цифры, получается нестыковка: то ли около 400 тысяч инвалидов в этом году нашли работу, то ли с цифрами что-то не так. Фактом остается и то, что только около 9 % (статистика по Минску) вакансий биржи труда подходят для людей с инвалидностью. Как известно, обычно до 80 % вакансий, предлагаемых на бирже труда, -- по рабочим специальностей. Конечно, человек с инвалидностью не пойдет разгружать вагоны, но обязательно ли ему, как это было при СССР, выбирать работу на специализированном производстве, как например, это часто происходит с членами БелТИЗ.

Марина Хадина, руководитель карьерных сервисов компании HeadHunter, привела интересную статистику по сервису rabota.tut.by, где с недавнего времени существует «галочка» - вакансия подходит для людей с инвалидностью. Если в России большинство таких вакансий предоставляют компании, занимающиеся продажами, но в Беларуси на первом месте по предложению – IT-шники. На данный момент на сайте есть работа на таких престижных должностях, как Senior JAVA developer, web-мастер, программист. Правда, таких немного, но зато обещания по зарплате радуют – 1000-2,500 у.е. Возможно это связано с тем, что Республиканский институт повышения квалификации Минтруда и социальной защиты организовывает для людей с инвалидностью курсы по программированию. Но возможен и другой вариант – для многих людей с инвалидностью, имеющих проблемы с опорно-двигательным аппаратом, компьютер и интернет – практически единственное окно в мир, источник знаний, рядом с которым они проводят очень много времени.

Препятствия на пути к успеху

На пути к заветному месту в штате люди с инвалидностью встречают множество препятствий. Первое и – возможно – самое важное – стереотипы. Многие белорусские работодатели уверены, что люди с инвалидностью обладают куда меньшей квалификацией, чем обычные соискатели. Также некоторые учреждения отвергают даже мысль о приеме на работу людей с инвалидностью потому, что считают это экономически невыгодным. Во-первых, нужно специально переоборудовать трудовое место (около 500 долл. США), во-вторых, частые больничные снизят КПД деятельности такого сотрудника, а, в-третьих, такие работники не смогут полноценно взаимодействовать с коллективом, отправляться в длительные командировки и т.д. Еще одна распространенная мотивация отказа – «потому что». Как абсурдно бы это не звучало, но это существует, и в основе такой позиции работодателя лежит элементарный страх – люди не знают, как вести себя, не знают, что в общении с человеком с инвалидностью можно, а чего позволять категорически нельзя.

С другим сложно преодолимым препятствием люди с инвалидностью сталкиваются еще при выборе будущей профессии. Для того, чтобы поступить в учебное заведение, нужно пройти медицинскую комиссию и получить заключение МРЭК. Как правило, в таком заключении прописаны несколько специальностей, на которые может подавать документы абитуриент с инвалидностью. А если выбор врачей и человека не совпадает? То же самое при приеме на работу. Теоретически решение медицинской комиссии может быть изменено, об этом на одном из мероприятий «Недели доступности» говорила и заведующая лабораторией медицинской экспертизы профессиональной пригодности Людмила Горустович.

«Сейчас главным критерием, определяющим решение МРЭК, является не состояние здоровья, а способность к обучению, возможность выполнять конкретную работу т.д. И человек может претендовать на те должности, для работы на которых у него хватает квалификации и здоровья... Кроме того, люди, ставшие инвалидами во взрослом возрасте, зачастую сохраняют свои навыки, и могут быть направлены для прохождения трудовой реабилитации прямо рабочем месте».

К сожалению, на практике все гораздо сложнее: МРЭК – сложная процедура, требующая много времени и сил. И люди прошедшие ее один раз, как правило, с ужасом думают о повторении опыта.

Аморфность и борьба

Аморфность – часто именно эту черту иностранцы выделяют в рядовых беларусах, для которых ходить, говорить, бегать, водить машину – обычное дело, не связанное с излишним физическим и моральным напряжением. Казалось, каков должен быть уровень аморфности у человека, для которого многие обыденные действия – процесс борьбы с собственным телом. "Преодоление апатии для большинства людей с инвалидностью – важный шаг. Сегодня человек не может, завтра – не хочет. – говорит Сергей Дроздовский. – И я говорю не только о тех, кто находится в маргинальном состоянии – на стадии самоисключения. Однако иллюзия бессмысленности и безысходности иногда возникает у любого человека. Но если для рядовго человека это вопрос гражданской воли, то для человека с инвалидностью возможность выхода из этого состояния не всегда завистит только от его желания".

В ходе все той же "Недели доступности" прошли показы нескольких документальных фильмов о людях с инвалидностью. История героини одного из таких фильмов ("Особенные люди") хорошо иллюстрирует реальную ситуацию с трудоустройством инвалидов. Девушка, инвалид по зрению, выучилась на дефектолога, выбила себе возможность распределения, теперь у нее есть работа – она помогает интегрироваться и обучаться человеку с тежелой болезнью. У нее только один подопечный, но она счастлива на работе и уверена, что делает что-то важное.

Анна Нежевец



Добавить комментарий


Код безопасности
Обновить изображение