25 Апрель 2011

По следам катастрофы

atom04

После чернобыльской аварии минуло уже четверть века, но есть еще немало вопросов, волнующих жителей Беларуси, на долю которой пришлось максимальное количество радиоактивных выбросов.

Двадцать пять лет — срок немалый, однако у радиации особый временной отсчет, свои периоды жизни, порой очень длительные. И многих людей по-прежнему волнуют порожденные Чернобылем проблемы. Это показала и прямая линия, организованная “Народной газетой” совместно со специалистами департамента по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь. Поступили десятки вопросов, на некоторые из них успел лично ответить первый заместитель начальника этого департамента Анатолий ЗАГОРСКИЙ.

Не праздный интерес

— Здравствуйте, Анатолий Васильевич! Сейчас идет массовая заготовка березового сока. Скажите, в каких регионах его нежелательно собирать, где он наиболее “грязный”?
Олег, Минск

— Березовый сок, в отличие от ягод и грибов, всегда чистый. Поэтому даже проверять его нет смысла. Исключение может составлять сок, собранный в 30-километровой зоне. Но ведь вы туда за ним не поедете. Так что пейте без опаски.

— Впереди — день поминовения усопших. Какие документы нужно оформить для того, чтобы побывать на Радуницу на могилах, оставшихся на загрязненных территориях, куда доступ ограничен?
Ирина Ивановна, Витебская область

— Как и раньше, для таких поездок установлен “безвизовый” режим. Никаких дополнительных документов оформлять не надо.

— Планируется ли какая-нибудь акция к чернобыльской годовщине, например бесплатный проезд?
Николай, Минск

— Нет, никаких дополнительных льгот не предусмотрено.

— Когда будет осуществлен обмен чернобыльских удостоверений? Это обещали сделать в 2009 году.
Валентина, Гомельская область

— Полный обмен удостоверений произойдет в течение 2012 года. На время обмена старые удостоверения будут действительны.

Посоветуем, подскажем...

— Как на Беларусь повлияет катастрофа на японской АЭС?
Зинаида БОГОМОЛОВА, Минск

— Если на японской АЭС не произойдет серьезных взрывов и ситуация будет развиваться так, как сейчас, то нам ничего не угрожает.

— Будет ли Беларусь делиться с японцами опытом, накопленным после аварии на ЧАЭС?
Евгений, Смолевичи

— Японцы действуют по нашему алгоритму: отселили людей из 20-километровой зоны. Сейчас им необходимо локализовать аварию, поработать над тем, чтобы не было дополнительных выбросов. Потом предстоит разобраться с загрязненными территориями и наметить адекватные меры.

Наши специалисты предложили сотрудникам посольства Японии помощь. Мы в состоянии предоставить все свои наработки, проконсультируем на любую тему, дадим рекомендации, которые позволят оптимизировать расходы Японии по ликвидации последствий аварии с минимальным ущербом для госбюджета. Если понадобится, наши специалисты готовы выехать в Японию.

— Почему в Беларуси не выделяют средства на математические исследования моделей переноса радионуклидов в случае аварии на какой-нибудь из ближайших к нам АЭС?
Виталий Николаевич НЕСТЕРУК, кандидат географических наук

— В этом нет необходимости. За обстановкой следит Республиканский центр радиационного контроля и мониторинга окружающей среды. Автоматическими станциями охвачены все потенциально проблемные направления. Оборудование замеряет радиационный фон каждые 10 минут 24 часа в сутки. Кроме того, специалисты располагают оборудованием, которое строит модели-прогнозы распространения радионуклидов в случае возможной аварии.

Энергобезопасность — не пустой звук

— Зачем в Беларуси строить АЭС? Ведь безопаснее использовать мини-ГЭС, ветряки, солнечную энергию, другие источники. Нам столько горя принес Чернобыль...
Лариса Никифоровна, деревня Шпаковщина

— Посмотрите, насколько Беларусь зависима от импортируемых энергоресурсов. Для обеспечения энергетической безопасности и строится атомная станция. Правительство уже приняло соответствующее решение.

— Как можно объяснить планы правительства по строительству пяти новых торфобрикетных заводов в то время, как государство декларирует использование газа — чистого источника энергии? Это ведь особенно важно для страны после Чернобыля.
Ольга, Минск

— Политика использования местных видов топлива не родилась на пустом месте — она вынужденная. Использование местных видов топлива — еще один шаг к энергонезависимости. Однако в загрязненных регионах ограничено применение местных видов топлива, поскольку их использование может повлечь большие проблемы с утилизацией золы с повышенным содержанием радионуклидов. Сразу после аварии, если помните, в этих регионах много торфопредприятий закрыли.

Сверим льготы

— Звонит вам чернобылец, я родом из Наровлянского района, а после переселения живу в Минске. Скажите, могу ли я пользоваться какими-либо льготами?
Григорий Васильевич ГОЛУБОВСКИЙ, Минск

— Льготы для граждан, выехавших из зоны обязательного отселения, определены статьей 24. Одна из наиболее существенных касается здоровья. Если у вас происходят серьезные изменения в состоянии здоровья, вы можете связать это с аварией на ЧАЭС. После выявления такой связи на граждан распространяются льготы, установленные статьей 18.

— Мой муж — ликвидатор, 19-я статья. Ему в этом году исполняется 50 лет. После аварии, с 9 мая по 7 июня, он был под самым реактором — в 10-километровой зоне. Однако до 15 июня регистрация ликвидаторов не велась, поэтому у нас нет никаких документов, подтверждающих этот факт. Нет уже в живых и тех, с кем он работал. Как нам быть? Ведь, если я не ошибаюсь, такие ликвидаторы, как мой муж, могут раньше уйти на пенсию.
Елена Валентиновна АДАШКЕВИЧ, Минск

— Работа в 10-километровой зоне позволяет уйти на пенсию на 10 лет раньше, в 30-километровой — на 5 лет раньше гражданам, ставшим инвалидами вследствие катастрофы. Обратитесь в комиссию по выдаче удостоверений по месту жительства или в органы соцзащиты с документами, которые у вас есть в настоящее время. Если не удастся установить факт нахождения в 10-километровой зоне, следует решать этот вопрос в судебном порядке.

— У меня 19-я статья ликвидатора. Когда-то я мог ездить по СССР по льготным тарифам. Сейчас хотел бы поехать в Россию. Сохранились ли эти льготы?
Леонид, Светлогорск

— На территории России льготами пользуются только граждане России. Вы —  гражданин Беларуси, имеющий документ, действующий только на территории нашей страны.

— Я с 25 августа по 7 декабря 1987 года был в Чернобыле, в белорусском отряде около деревни Оранное Иванковского района Киевской области. Теперь нас лишили статуса ликвидатора. Сказали, что мы там не были. По союзному закону статья 13 говорит, что ликвидатором признается военнослужащий, призванный на специальные военные сборы, независимо от места дислокации отряда. Нам говорят, что наш отряд не попал в 30-километровую зону. Мы получали удостоверения по союзному закону в 1991 году. Теперь нас лишили статуса, посоветовали обратиться в суд. Скажите, почему я сейчас должен доказывать, что я там был?
Виктор Николаевич КЛЮЧИКОВ, Житковичи

— На этой территории 432 человека проходили службу на базе банно-прачечного комбината. Туда свозили загрязненное обмундирование. Территория, на которой находился комбинат, имела плотность радиоактивного загрязнения 1—5 кюри на квадратный километр. Те военнослужащие, которые выезжали забирать обмундирование, получали специальные приказы на въезд в 30-километровую зону. По этим документам они получили статус ликвидатора (19-я статья). Те же, кто постоянно работал на комбинате, не выезжая в зону эвакуации, не относятся к ликвидаторам.

Хоть не Чернобыль, но...

— Я участник тоцких испытаний. В России “коллеги” пользуются льготами, а у нас — нет. Разве не все одинаково пострадали?
Иван Яковлевич МИХОДЬКО, Наровлянский район

— Я не чернобылец, я семипалатинец. О нас совсем забыли, нет совсем никаких льгот. Почему?
Николай КАШИНСКИЙ, Минск

— Раньше законом не регулировались льготы граждан, находившихся в подразделениях особого риска. Теперь даже название нового закона указывает, что льготы имеют не только пострадавшие от катастрофы на ЧАЭС, но и пострадавшие от других радиационных аварий. Сюда входят и участники тоцких учений, и работники Семипалатинского полигона, комбината “Маяк”, сборщики ядерного оружия, некоторые другие категории граждан.

Поступление со “скидкой”?

— Я иногородний студент четвертого курса. У меня 23-я статья, по которой мне давали общежитие. В университете говорят, что в следующем году пятикурсников селить в общежитие не будут, так как мало мест. Такое может быть?
Илья, Минск
— По действующему законодательству вам обязаны предоставить общежитие. Если откажут — обращайтесь в ректорат, не помогут — в Министерство образования или в наш департамент.

— После окончания учебы в Минске планирую переехать в Столин, а это чернобыльская зона. Скажите, буду ли я пользоваться какими-либо льготами на строительство жилья в “грязном” городе?
Светлана, Минск

— Нет, льгот на строительство жилья не будет. Но будут другие, связанные с доплатами к зарплате. Такие доплаты по закону получают молодые специалисты, приехавшие в наиболее пострадавшие районы Беларуси.

— Какие социальные льготы остались у ликвидаторов?
Петр Федорович ЛЕТНЯК, Минск

— Задавая такие вопросы, люди, похоже, помнят о том, как выдавалась бесплатная путевка на оздоровление, действовали бесплатный проезд, льготы по оплате за квартиру. Теперь ничего этого нет. Ликвидаторы могут пользоваться льготами, предусмотренными статьями 19 и 20 Закона “О социальной защите граждан, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС, других радиационных аварий” (полный текст Закона найдете на сайте www.ng.by).

— Есть ли у “чернобыльцев” льготы при поступлении в вузы?
Ирина Федоровна, Минск

— Да, есть. Если абитуриент поступил на подготовительные курсы, ему обязаны предоставить общежитие. Во время поступления при равном количестве баллов “чернобыльцы” имеют преимущество при зачислении.

// Ольга Астапович, Народная Газета



Добавить комментарий


Код безопасности
Обновить изображение