stroitelstvo-himzavoda-malinovka.jpgСтроительство завода по производству антифризов не дает покоя жителям деревень Малиновка и Дроздово Минского района. Чиновники заверяют — производство экологически безопасно. Граждане не верят. Они организовали независимую экологическую экспертизу объекта и подали в суд на застройщика и местные власти. Пока идет судебное разбирательство, завод вот-вот будет сдан в эксплуатацию.

Завод начали строить втихую

О том, что под окнами их домов будет построен завод по производству антифризов, жители деревень Малиновка и Дроздово узнали год назад. Хотя строительные работы начались еще в декабре 2010 года. «Мы думали, строят какие-то склады, поэтому не беспокоились», — вспоминает местный житель Ольга Белевцова. Оказалось иначе.

На предприятии, строительство которого ведет СООО «М-Стандарт», будут производить охлаждающие жидкости Glysantin G30 и Glysantin G48, а также реагент AdBlue. В год планируется выпускать 4,2 тысячи тонн охлаждающих жидкостей и 4 тысячи тонн реагента AdBlue. Местные жители забили в колокола.

«Люди купили себе земельные участки. Вложили огромные деньги для строительства комфортного жилья. Когда они узнали о том, что у них под боком будет химический завод, который может быть источником отравления, понятно, что реакция была негативной», — говорит Ольга Белевцова.

Источник

Несмотря на то, что строительство завода идет уже более двух лет, первая встреча по этому поводу с жителями деревень Малиновка и Дроздово прошла в апреле 2012 года. Да и организована она была не по инициативе чиновников, а по требованию местных жителей. По итогам собрания была создана межведомственная рабочая группа, которая рассматривала вопрос соответствия строящегося объекта экологическим, санитарным и градостроительным нормам. В июне эта группа пришла к заключению, что нарушений законодательства при строительстве завода не допущено.

«Это абсолютно безопасное производство. На нем предполагается фактически только фасовка охлаждающих жидкостей», — успокаивал возмущенных граждан представитель Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Александр Андреев.

Жители не вняли заверениям чиновников. Они организовали проведение общественной экологической экспертизы и подали в суд на местные власти и СООО «М-Стандарт».

Строительство завода противоречит законодательству

При функционировании производства в окружающую среду ежегодно будет попадать порядка 3 тонн различных веществ. Среди них оксид углерода (1,164 т/г), диоксид азота (0,93 т/г), оксид азота (0,15 т/г), этиленгликоль (260 кг/г), мочевина (2 кг/г), сероводород (7 мг/г), формальдегид (45 кг/г), уксусная кислота (200 кг/г) и прочие.

«Львиная доля выбросов приходится на оксид азота и оксид углерода. Это те выбросы, которые образуются в результате сжигания основных видов топлива. В частности, природного газа на котельных установках. Во избежание попадания опасных веществ в сточные воды предусмотрена система очистных сооружений», — заверяет представитель Минского областного комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды Андрей Шахимиров.

По его словам, в октябре 2010-го была проведена государственная экологическая экспертиза объекта. Кроме того, по инициативе СООО «М-Стандарт» была также проведена оценка воздействия данного производства на окружающую среду. Установлено, что данное производство, по словам Андрея Шахимирова, не отнесено к экологически опасной деятельности, критерии которой утверждены главой государства.

Председатель международного общественного объединения «Экопроект» Ирина Усова, которая проводила общественную экологическую экспертизу проекта, пришла к выводу, что производство по целому ряду критериев относится к экологически опасному.

Во-первых, считает эксперт, это крупносерийное массовое производство пластмассовый изделий. На заводе предусматривается круглосуточное производство полимерной тары. Во-вторых, на территории предприятия будут размещаться довольно большие склады химических продуктов. В-третьих, на предприятии запланирована эксплуатация объектов для хранения опасных химических веществ вместимостью 1 тонна и более. Кроме того, в приёмных ёмкостях планируется наличие одновременно до 200 тонн этиленгликоля.

«По всем этим критериям объект классифицируется как экологически опасный. Его размещение вблизи деревень Малиновка и Дроздово противоречит градостроительным режимам использования данной территории», — делает вывод Ирина Усова.

Кроме того, проектная документация свидетельствует, что застройщик неверно рассчитал базовую санитарно-защитную зону завода, которая составляет только 50 метров. В соответствии с существующими нормативами, размер базовой санитарно-защитной зоны для данного предприятия должен составлять 300 метров, а в эту территорию попадает часть жилой застройки, что противоречит действующему законодательству.

Суды по иску местных жителей к застройщику и властям идут с лета прошлого года.

«С правовой точки зрения наш судебный иск беспроигрышный, но мы живем в уникальной правовой системе», — так оценивает возможный исход судебного разбирательства местный житель и юрист Ольга Белевцова.

А пока жители Малиновки и Дроздово в борьбе за свои права надеются на белорусскую Фемиду, завод вот-вот заработает. Случится это, по словам директора СООО «М-Стандарт» Сергея Самсончика, примерно через месяц.

«Но мы всё равно выиграли», — говорит Ольга Белевцова. «Ведь ничего просто так не бывает. Когда большое количество людей аргументированно говорит «нет», то это рано или поздно всплывет. Может быть, не в рамках этого процесса», — не унывает борец за чистую окружающую среду.

Александр Ярошевич: Naviny.by

Источник фото

ohta-centr-piter.jpg15 ноября 2005 года ОАО «Газпром» и правительство Санкт-Петербурга подписали Меморандум о сотрудничестве, который предусматривал строительство административно-делового центра высотой около 400 метров в историческом районе Санкт-Петербурга. 5 долгих лет понадобилось активистам и жителям города для того, чтобы добиться перенесения проекта в более отдаленную часть города. В борьбе принимали участие несколько десятков общественных объединений и инициатив, политические партии и экологические группы. Они попробовали все - от сбора подписей, обращений рядовых граждан и известных интеллектуалов, призывающих городские власти к правосудию, до захватов места строительства и массовых шествий и акций протеста.

Борьба со строительством офисного здания "Газпрома" в Минске еще только начинается, поэтому нам показалось своевременным отразить опыт активистов соседней страны, которым удалось победить большой бизнес и беспринципность властей. Мы побеседовали с руководителем питерской группы ЭРА (Специализированная группа экологии рядовой архитектуры) Алексеем Ярэмой о борьбе против башни "Газпрома" и особенностях активизма в условиях развивающегося российского авторитаризма.

dsc09734.jpeg

Алексей Ярэма

Алексей, расскажите, пожалуйста, о группе ЭРА и ее участии в борьбе против строительства башни Газпрома в Питере.

– Специализированная группа экологии рядовой архитектуры (таково полное название) была создана в августе 1987 года для защиты 4-х конкретных домов на Лиговке, но сразу после первых акций приобрела статус организации общегородского значения. Группа ЭРА – это НКО [некоммерческая организация - прим. ред.], нигде не зарегистрированная, но очень хорошо позиционированная в С.-Петербурге. Мы занимаемся, в первую очередь, оперативным спасением от сноса исторических зданий, не состоящих официально под госохраной.

На территории Охтинского мыса было два таких здания – это памятники промышленной архитектуры кирпичного стиля конца XIX – начала ХХ века, и мы пытались их защитить. Увы, как это часто случается в наших условиях  – безуспешно: последнее из них незаконно снесено в 2009 году. Кроме того, строительство 400-метрового пост-индустриального «газоскрёба» в ультрасовременных агрессивных формах, принципиально противопоставленных окружающей архитектурной среде малоэтажного неоклассического района, вносило чудовищный диссонанс в облик не только исторической Охты, но и всего города, ломая его skyline и уродуя панорамы.

Группа ЭРА не вела собственной кампании против «газоскрёба», но участвовала в общегородских протестах, всегда поддерживала хэдлайнера этой борьбы – объединение «Охтинская дуга». Из собственно «эровских» акций можно указать, например, на эту.

3149.jpg

20061204133807.jpg

В 2005 году ОАО "Газпром" принял решение построить административный комплекс высотой около 400 метров в центре Санкт-Петербурга. Долгие годы борьбы завершились в 2010 году решением заказчика перенести комплекс в более отдалённый район города. Почему городские активисты были против строительства?

– Как уже было сказано, на данной территории находились ценные исторические здания, плюс строительство "газоскреба" уродовало сложившиеся панорамы города.  А ещё на месте снесённого «Петрозавода» и запроектированного строительства «газоскрёба» были обнаружены уникальные археологические памятники – остатки шведской крепости Ниеншанц, существовавшей здесь задолго до основания Петербурга. В настоящее время есть все основания создать здесь археологический музей.

Как население изначально отнеслось к идее строительства башни? Какие основные аргументы за и против высказывались? Насколько сильными были протесты в городе? Кто, в основном, в них участвовал – члены каких-то движений или обычные горожане?

– В целом, население города - обычно крайне индифферентное и пассивное в отношении всего выходящего за рамки сугубо обывательских интересов – на сей раз довольно резко воспротивилось столь грубому и агрессивному вторжению в сложившуюся среду города. Кроме обезображивания Петербурга, временщик-госкорпорация «Газпром» пыталась переложить на бюджет города львиную долю затрат на строительство этого монстра, прозванного в народе «кукурузиной» из-за своей странной формы. Расклад мнений среди обычных граждан города колебался в диапазоне примерно 70:30 – 80:20, естественно, с перевесом противников этого строительства.

В активном протесте – акциях, демонстрациях и т. д. – принимали участие, конечно, в первую очередь, общественные активисты, профессиональные градозащитники, политическая оппозиция, но впервые за долгий срок к ним стали присоединяться и рядовые граждане.

Первые протесты против идеи были, насколько мне известно, заявлены Клубом «Ингрия». Затем борьбу с «кукурузиной» возглавила «Охтинская дуга», на которую лёг основной объём тяжёлой, кропотливой, порой невидимой прессе, работы по пресечению этого вандализма в корне. Вслед за этой организацией, к кампании присоединились активисты Национал-большевистской партии (ныне «Другая Россия»), а затем и весь остальной спектр протестных движений в диапазоне от ультралевых до правых либералов включительно.

Какие методы борьбы использовались в ходе сопротивления строительству? На ваш взгляд, какие из них были наиболее действенными в данном случае? Что, в конечном итоге, заставило заказчика отказаться от планов строительства?

– Борьба с «газоскрёбиной» – это тот случай, когда было необходимо сочетание всех методов и форм борьбы – от канцелярской переписки до прямого действия: слишком мощным было лобби «Газпрома» в федеральном и городском правительствах, слишком большие деньги стояли за этим проектом.

Количество проведённых акций протеста и их формы невозможно не только перечислить, но даже и точно сосчитать. «Охтинская дуга», например, до сих пор ведёт дела в судах по противодействию инвазии «Газпрома» в С.-Петербург.

Решающим же фактором для отмены строительства на Охтинском мысу стало поистине всенародное неприятие данного проекта, выразившееся с полной очевидностью.

img_0027.jpg

Блокада офиса "Газпрома" в Питере, 2009 год

nazbols_ohta6.jpg

Захват места строительства "Охта-центра", 2009 год

img_3796-1.jpg

Марш за сохранение Санкт-Петербурга

walk-8574.jpg

"Единый протестный фронт"

Фотографии других протестных акций

Исчезло ли недовольство горожан по поводу башни Газпрома с тех пор, как руководство компании выбрало новое место для строительства?

– Я бы сказал, что недовольство пошло на убыль. Всё-таки «кукурузина», водружённая на Малой Охте, изуродовала бы своим видом весь С.-Петербург – из Лахты она, теоретически, будет менее заметна. Однако, Лахта – это маленький пригородный дачный посёлок, расположенный сразу за городской чертой (хотя и в пределах субъекта федерации «Санкт-Петербург»). Посёлок застроен 1-2-этажными деревянными домиками, и 500-метровая (теперь уже именно 500) «кукурузина» со всей её многогектарной инфраструктурой – подъездными путями, паркингами, системами обеспечения – здесь будет смотреться просто дико. Кроме того, её строительство намечено на побережье Лахтинского разлива – водной акватории, заросшей камышами – которая является местом остановки и гнездования перелётных птиц. Такое вторжение в уникальный природный объект, по мнению независимых экологов, неминуемо приведёт к изменению путей миграции данных видов, гибели птиц и критическому загрязнению акватории.

main3.resized.jpg

Проект Лахта-центра в Питере

В истории вашей группы были времена, когда основной упор делался на акции прямого действия – блокирование строек, захват и баррикадирование сносимых зданий и т. д., позже вы также действовали т. н. "канцелярскими" методами. Как вы соотносите эти способы борьбы, что для вас более приоритетно? Какой из них, по вашему опыту, более действенный?

– Мы стараемся сочетать разные методы действия. Всё зависит от объекта, его официального статуса, реальных возможностей нашей организации и возможностей привлечения сторонников. Грубо говоря, если речь идёт о защите официально охраняемого здания – то часто можно обойтись и без прямого действия. А когда дело касается здания, не обладающего никаким официальным статусом – иных способов, как силовые акции, часто просто не остаётся.

Надо сказать, что в последнее время, в связи с дальнейшим ухудшением политической ситуации в России, откровенной фашизацией диктатуры в этой стране, ликвидацией всех демократических институтов и нарастанием вала политических репрессий – прямое действие всё больше возвращается в нашу практику. В марте 2011 года нашим активистам пришлось ложиться под бульдозеры, останавливая снос дома Зыкова на Фонтанке, 145 – и только такие меры позволили спасти пусть не всё, но самую ценную часть памятника. Прямо сейчас, сегодня, активистами захвачен и забаррикадирован один из памятников промышленной архитектуры – пакгауз Варшавского вокзала, обречённый на снос для строительства очередного пост-индустриального «элитного» комплекса и автомагистрали.

Увы, но время, когда «мирные» протесты и канцелярская переписка были эффективны для решения задач спасения культурного наследия, проходит. Для достижения наших целей приходится применять всё более радикальные методы борьбы.

Как известно, застройщик и городские власти часто идут на откровенно незаконные действия. Какие самые возмутительные поступки со стороны вышеуказанных лиц вы можете вспомнить?

– Примеров таких действий немеряно. От банальной «игры терминами», когда в официальных бумагах пишут «реконструкция» или «приспособление», а на самом деле имеют в виду снос, до махровой уголовщины с подделкой документов, подлогами в градостроительной документации, нападениями на активистов и угрозами убийством. За градозащитную деятельность при Путине можно отправиться не только под административный арест на несколько суток, но и поплатиться свободой на куда более долгий срок, по сфальсифицированному губернатором уголовному обвинению – наша Группа уже прошла и через это.

Только что мы столкнулись, например, с фактом, когда в градостроительной документации на реконструкцию станции С.-Петербург-Варшавский ценные исторические здания были в массовом порядке обозначены как «утилитарная брежневская застройка». Это, так сказать, обыденное явление российской действительности.

Естественно, не всегда удаётся отстоять право на комфортную среду обитания в городе, случаются и досадные поражения. Чего не хватает активистам и местным жителям, какие главные ошибки совершают участники борьбы?

– Часть активистов-градозащитников до сих пор живёт реалиями эпох горбачёвской перестройки и ельцинского бардака – иллюзиями реальной или относительной свободы. Их «белопушистые» методы типа верноподданнических челобитных диктатору и «одиночных пикетов» способны вызвать разве что ехидную ухмылку – причём не только у властей, но и у более трезво мыслящих и мобильных коллег. Многим активистам, увы, не хватает независимости, радикальности, гибкости мышления и мобильности, понимания политических реалий, в которых мы ведём борьбу; чёткости деления на «друзей» и «врагов». Целый ряд «активистов» оказался втянут в аппаратные игрища властей, борьбу за кресла в исполнительных и законодательных органах, депутатские мандаты и бонусы от существующей Системы – главного виновника происходящего градостроительного вандализма.

Не верить ни властям, ни «инвесторам»; не бояться преследований и репрессий; ни о чём не просить, а лишь требовать и делать то, что должен – вот что необходимо сегодня градозащитным активистам прежде всего.

Особо следует отметить, что «газоскрёб» был самым знаковым и позиционированным объектом градозащиты на протяжении ряда лет. Тем не менее, его медийный и общественный резонанс совершенно не соответствует его реальной значимости для дела сохранения культурного наследия города.

В то самое время, на которое пришёлся пик борьбы со строительством «газоскрёба», произошёл самый катастрофический акт вандализма в центре города – ковровый снос целого квартала исторической застройки (23-х зданий) на улицах Шкапина и Розенштейна. Такой огромный масштаб единовременного уничтожения ценнейшей архитектурной среды – не имеет прецедента во всей истории С.-Петербурга вообще. Однако, резонанс от этого чудовищного акта вандализма был несоизмеримо ниже медийно «раскрученного» офиса «Газпрома». Можно привести и другие подобные примеры.

Верни себе город

Опубликовано в Качество жизни
Воскресенье, 03 Февраль 2013 11:30

Минск развивается без участия минчан

minsk-razvivaetsa-bez-uchastija-minchan.jpgПодводя итоги ушедшего года, министр архитектуры и строительства назвал Минск комфортным городом. Общественность придерживается иного мнения, но к нему почти не прислушиваются, когда речь заходит о планировании развития столицы.

Минск теряет свой облик

В последнее время в Минске участились конфликты местных жителей и инвесторов по поводу застройки города. Последние так и норовят то уплотнить жилой микрорайон, то вырубить зеленую зону и на ее месте построить очередной развлекательный центр либо гостиницу. В таких конфликтах городские власти зачастую занимают позицию инвестора. В итоге, на месте парка либо сквера вырастает многоэтажный офис, который диссонирует с окружающим ландшафтом. Пример тому, строительство жилого дома «У Троицкого» на Немиге.

Подобные сооружения, считают независимые эксперты, уничтожают облик столицы. «Все из-за того, что у города нет своей концепции развития», — считает коренной минчанин, художник и литератор Артур Клинов. По большому счёту, говорит Клинов, этой концепции развития не существует уже несколько десятилетий.

«Старый Минск, дореволюционный Минск, Минск виленского барокко, советский Минск имели свою концепцию и лицо. Всё, что происходило в градостроительстве в семидесятых и позже, в принципе, это уже катастрофа. В те времена было сделано несколько роковых градостроительных ошибок. Это строительство громадного дома-стены на берегу Свислочи, разрушение Сторожевки. В восьмидесятых эта тенденция продолжалась. Ну и фактически та же тенденция наблюдается сейчас. В общем, проекты, озвученные властями сейчас, они просто добивают город, имевший собственную концепцию», — подытоживает эксперт.

Министр архитектуры и строительства Анатолий Ничкасов заявляет, что концепция у города есть. Это Генеральный план. Да и сама столица, по его мнению, уютный и комфортный город.

«Россияне, когда приезжают к нам, они просто в восторге. Им уютно здесь, им приятно здесь находиться, ездить на джипе, отдыхать вечером в наших безопасных объектах общепита. У нас не перегружены улицы, хорошо рассчитано пространство для работы и отдыха. Вот что их привлекает. Причем, не только россиян. Высокую оценку дают и европейцы. И это всё благодаря крепкой градостроительной школе в Беларуси, имеющей хорошие традиции еще с советских времен», — считает Ничкасов.

Мировые рейтинги говорят не в пользу чиновников

Международная консалтинговая компании в сфере человеческих ресурсов Mercer ежегодно составляет рейтинг лучших городов мира по качеству жизни. Оценка производится на основе данных по 39 критериям, таким как политико-социальная среда, экономические показатели, наличие определенных ограничений (например, цензуры), качество системы здравоохранения, качество системы образования, доступность и стоимость жилья, культурная жизнь, климат и вероятность природных катаклизмов. Так вот, в этом рейтинге в 2012 году Минск занял 183-е место из 221-го. Для сравнения: Киев занял 158-е место, Москва — 154-е, Варшава — 84-е, Вильнюс — 74-е. Бессменным лидером в этом рейтинге уже который год подряд является Вена.

Город для горожан?

В развитых странах горожане зачастую участвуют в принятии решения по развитию города. У нас же чиновники считают минчан излишне эмоциональными. Хотя заместитель министра архитектуры и строительства Дмитрий Семенкевич признает, что гласность процесса по планированию города пока на низком уровне.

«Горожанин должен участвовать в процессе развития города, потому что это территория его будущих поколений и предков. К тому же, житель города сегодня стал собственником жилья. Любые изменения в городе влияют на стоимость его недвижимости. Даже с этой точки зрения он должен участвовать в этом процессе. Пока в этом направление делается очень мало», — признается Семенкевич.

По словам члена Общественного консультационного совета при Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды Александр Сыкало, в развитии Минска нужен системный подход.

«Нам нужен город, в котором комфортно жить. Город, в котором нет автомобильных пробок и смога, а проезд на общественном транспорте, оставаясь недорогим, приносит прибыль, а не убытки. Минску нужна зеленая политика и малоэтажная застройка, а не высотное асфальто-бетонное гетто. Нужны компетентные специалисты в области архитектуры и градостроительства. Нужен новый генеральный план развития города с целями, приоритетными задачами, участием общественности на этапе обсуждения цели и постановки задач, а не по факту начала строительства и, обязательно, с антикоррупционным механизмом. И, главное, нужна ориентация не на прошлый век и индустриальные технологии, а на 21-й век, современные технологии и материалы, на дома, за которые не надо платить, потому что они «платят» вам», — считает Сыкало.

Кстати говоря, в этом году власти хотят пересмотреть Генеральный план застройки Минска. Но вот позовут ли на его обсуждение заинтересованную общественность — большой вопрос.

Александр Ярошевич, Naviny.by

Опубликовано в Качество жизни

Чиновники и застройщики не хотят встречаться с людьми, когда речь заходит об общественных обсуждениях объектов застройки. Ограничиваются лишь выставлением малоинформативной экспозиции проекта в администрации района либо в школе.

Жителям, в свою очередь, предлагают оставить замечания, предложения, возражения в специальной урне либо в соответствующем журнале. Такая практика проведения общественных обсуждений по градостроительным проектам сложилась в Минске за последние месяцы. Она вызывает возмущение общественности. Несмотря на это, чиновники продолжают идти накатанной дорожкой.

Чиновники безмолвствуют

Так, например, не проводилось встреч с жителями улиц Веры Хоружей и Гая, где на месте сквера хотят построить высотный бизнес-центр. Подобная ситуация у жителей улиц Седых и Калиновского. Там прямо посреди зеленой зоны хотят разместить многоэтажку. Никто не встречался и с жителями улицы Карбышева и Логойского тракта. Их зеленая зона может быть отдана под строительство магазина модной одежды, салона красоты и ресторана. Этот список можно продолжать. Лишь когда речь зашла о строительстве многоэтажной гостиницы в историческом центре столицы, чиновники удосужились организовать общественные обсуждения.

Призывом для перехода к подобной практике стали слова главного архитектора Минска Александра Петрова. Ещё летом этого года он высказался за перевод общественных обсуждений в письменный формат. «Общественное обсуждение если и надо проводить, а проводить их надо, хотя в большинстве стран проводится общественное информирование, оно должно быть в рамках четкой процедуры, не дающей возможности перерастания в склоки с выкриками и прочие некрасивые моменты», — заявил тогда Петров.

Это вызвало и вызывает бурю негодования как у общественных организаций, так и у жителей города. По их мнению, такой формат обсуждений лишает граждан возможности участвовать в принятии решений по вопросам развития и благоустройства города. В то же время, говорит эксперт в области экологического права Григорий Федоров, в законодательстве четко не прописано, что в ходе общественных обсуждений должны проводиться встречи с гражданами.

«Есть постановление Совета министров № 687. Там написано, что обсуждения должны быть, но не написано, что обязательно должны проводиться собрания. Просто в Минске общественные обсуждения проектов еще с 2006 года проводились по одному из решений Мингорисполкома, которое предусматривает встречи. Так уже сложилось, что в Минске этот процесс стал обычным», — говорит Федоров.

Отменяя подобные встречи, считает эксперт, чиновники признаются в том, что не умеют работать с гражданами. «Потому что обсуждение, когда просто висит стенд и стоит урна, кидайте туда что хотите, пишите в журнал, что хотите, а потом мы в тиши кабинета будем с этим разбираться — это одно. А когда происходит собрание, нужно уметь держать аудиторию, нужно уметь попросту отвечать на вопросы, останавливать слишком эмоциональных граждан и т.д. Этого представители госорганов просто не умеют делать», — подытоживает эксперт.

Ну не хотят слуги народа общаться с теми, за чей счет они живут, хоть ты тресни!

Представители Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды смотрят на этот вопрос иначе. Они предлагают проводить встречи лишь тогда, когда в этом есть острая необходимость.

«Если это касается одного-двух деревьев, то организовывать слушанья всего микрорайона нет необходимости. Процедура тут может быть немного упрощена. Но когда вопрос касается застройки и удаления большого количества деревьев, все должно проводиться в полном объеме с приглашением специалистов, гражданам должны быть предоставлены проекты, общественность должна быть проинформирована об обсуждениях заранее. В данном случае должны быть учтены интересы всех сторон», — считает заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Анатолий Лис.

По его словам, когда в развитие города готов вкладывать деньги инвестор, то желательно не затягивать эти процедуры. «Вместе с тем, нарушать законодательство и сводить обсуждения к формальности не стоит. И мы всегда работаем с общественностью по данному вопросу», — говорит Лис.

Как работают чиновники с общественностью, можно убедиться на примере застройки парка 40-летия Октября. Минприроды и радо было бы помочь в его защите, но вынуждено подчиняться решениям Мингорисполкома. Хотя формально государственные экологи имеют куда большее влияние на принятие решений, чем городские власти.

Общественность негодует

Отмена публичных встреч — это лишь часть проблемы. Местные жители и экологи часто жалуются на то, что чиновники ненадлежащим образом исполняют действующие законы. Взять хотя бы информирование жителей о проведении общественных обсуждений.

Чаще всего информация о них размещается только на сайтах администраций районов. Иногда публикуется в печати, которую вряд ли кто-то читает. Поди узнай о предстоящей застройке и связанной с ней вырубке зелёной зоны!

Часто бывает, что на общественные встречи выносится один объект строительства, а реализовывается совсем другой. К тому же, законодательство не предусматривает предоставление заинтересованным гражданам протокола общественных обсуждений для последующего ознакомления. Все это значительно затрудняет доступ к информации для общественности.

«Подобная практика приводит к росту социальной напряженности в белорусском обществе и формирует недоверие граждан к государственным органам», — считает координатор кампании по сохранению деревьев экологического товарищества «Зеленая сеть» Марина Дубина.

Согласен с коллегой и защитник Севастопольского парка Виктор Янчуревич: «Власти дистанцируются от населения и проводят общественные обсуждения таким образом, чтобы минимально задействовать в них самих жителей. Те проекты, которые выставляются на обсуждение, в большинстве своем встречают сопротивление местных жителей. Они настолько необдуманные, что просто не могут быть восприняты позитивно местными жителями. Они направлены на уплотнение районов, на вырубку парков и скверов, на превращение Минска в бездушный каменный город».

Проанализировав описанные выше проблемы, экологи-эксперты совместно с местными жителями разработали ряд рекомендаций и направили их в Министерство архитектуры и градостроительства, Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды, а также в Минский городской исполнительный комитет.

Каким будет ответ чиновников, легко предугадать. Но уже сейчас очевидно, что отменяя встречи с жителями и фактически лишая их права на публичный протест, чиновники сами прикладывают руки к эскалации конфликта.

Александр Ярошевич, Naviny.by

Источник фото


Ссылки по теме:

Общественность настаивает на соблюдении права граждан на участие в принятии значимых решений, связанных с развитием и благоустройством городов

Позиция «Зеленой сети» по публичным встречам в рамках общественных обсуждений

Заявление общественных организаций и инициатив по общественным обсуждениям

Референдум решил судьбу проекта Висагинской АЭС в Литве - 14 октября 2012 года против него проголосовало явное большинство. Правительство консерваторов и либералов, нежелающее отказываться от строительства АЭС, проиграло на выборах в литовский Сейм.

Минские власти отказались от планов строительства на территории парка Дружбы народов стадиона, сообщили БелаПАН в пресс-службе экологического товарищества "Зеленая сеть". Об этом чиновники информировали в ответе на обращение граждан.

Опубликовано в Деревья в городах

На встрече с жителями 2-го пер. Р. Люксембург, состоявшейся 31 октября, представители администрации и застройщика ЗАО "ЛЕКТ" продолжают демонстрировать фиктивную коммуникацию с общественностью.

Опубликовано в Орхусская конвенция

Стартовала кампания по сбору подписей под обращением в защиту белорусских болот. Подпиши обращение и вместе мы сохраним их!

«В минском парке Дружбы народов хотят вырубить более 100 деревьев, чтобы построить спортивный центр». Так называлась наша статья, после публикации которой минчане начали сбор подписей против реализации проекта и подготовили коллективное обращение в органы власти.

Опубликовано в Деревья в городах

Отменены общественные слушания по предварительному варианту оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) сооружения второго энергоблока Балтийской АЭС, официально назначенные в г. Неман Калининградской области на 20 октября.

Страница 1 из 5