Воскресенье, 27 Январь 2013 07:01

Джентрификация (Комикс)

dzentrifikacija-komiks.jpgВ 60-е термин «джентрификация» использовался лишь социологами. В обиход его ввела Рут Гласс, когда описывала массовое заселение среднего класса в некогда бедные рабочие кварталы Лондона. Сегодня о джентрификации слышно повсюду: в глобальной конкуренции друг с другом города расчищают площадки для креативного класса.

 

 

 

Иллюстрации: Марла Зингер, текст: Саша Боровикова, для Беларусского зелёного портала

Опубликовано в Качество жизни

О невеселой праздничной традиции гласит статистика: с 1 по 7 января количество производимого мусора резко увеличивается. Между тем, участницы инициативы «Экаторбы» точно знают: и в праздники, и в будни можно прекрасно обойтись без лишней мишуры и упаковки.

Их затея – пропагандировать холщовые сумки вместо экологически вредного полиэтилена. Впрочем, не только пропагандировать, но и обучать: на протяжении ноября девушки провели несколько мастер-классов в художественной студии Дворца детей и молодежи «Золак» и школе-интернате №5 города Минска. Дети научились выбирать наиболее экологичный вариант упаковки, а также самостоятельно создавать и наносить изображения на сумки.

Наша беседа с участницами инициативы «Экаторбы» Аней и Аленой состоялась накануне их первого мастер-класса. Мы поговорили о сомнениях и ожиданиях, о том, почему в белорусских магазинах холщовые сумки не заменят пластиковые пакеты и как преодолеть наследие плохой социальной рекламы. Встреча была намечена в одном столичном заведении, где воздух пахнет шоколадом; неожиданно к нам подсела таинственная особа, представившаяся «просто Верой». «Я весьма неравнодушна к проблеме полиэтилена», – призналась она.

В школу – ни ногой

Алена (Л): Делаем мы этот проект для того, чтобы поднять в нашем обществе вопросы экологии, обдуманного потребления и сохранения ресурсов. Все довольно просто: мы  пошили холщовые сумки, разработали рисунок и с помощью шелкографии нанесли его на ткань.

Аня (А): Важно не только для чего, но и из чего. Наши сумки пошиты из остатков ткани с Оршанского льнокомбината – их не выбросили, а пустили в дело. Думаю, у всех дома есть старые вещи, из которых можно сшить сумку. Не обязательно брать новую, хорошую ткань.

А где эти сумки можно найти?

Л: На всевозможных DIY-концертах, экологических семинарах и ярмарках. Мы планируем связываться с фермерами, которые выращивают экологически чистые продукты – предложить, чтобы их клиенты получали товар не в полиэтилене, а в нашей сумке.

А: Еще вот-вот начнем проводить мастер-классы для детей – следите за афишей.

Л: Сначала мы думали, что это будет образовательный проект в обычной школе, но все оказалось не так-то просто. Мы хотели скооперироваться с людьми, которые тоже занимаются экологическим образованием, и собирались проводить мероприятия на уроках географии и биологии. В своем проекте они должны были постоянно взаимодействовать со школой, учителями, преподавателями, предлагать план на урок и тому  подобное.

А: Но потом мы узнали, что эти ребята никак не могут договориться с администрацией. Требуется письменное подтверждение, что все проводится от конкретной образовательной организации, это не может быть личной инициативой.

Вера (В): Мне кажется, после этого дети экологию еще больше возненавидели бы. Потому что все, что связано со школой, вызывает отторжение. Подозреваю, что школьный плакат «Лес – наш друг» отодвинул мою дружбу с лесом на несколько лет.

Л: Но занятия в игровой форме на уроках – почему бы и нет? Вместо того, чтобы шить фартуки, которые все равно не будут носить, можно заниматься чем-то более практичным – сшить сумку, разработать эскиз трафарета.

В супермаркет за пакетами

Знаю, у вас была идея раздавать свои сумки в супермаркете. Что с ней слышно? И сразу же вопрос: не кажется ли вам, что бесплатно люди могут взять все, но по привычке будут пользоваться пластиковыми пакетами?

А: Да, взять на халяву – милое дело. Но при этом не задумываться, что к чему.

Какая тогда стратегия кажется вам более перспективной?

Л: Нужно поднимать вопросы, информировать о проблеме полиэтилена. Когда люди поймут, что все серьезно, они станут сами искать, чем его заменить.

По вашим наблюдениям, насколько наши покупатели и продавцы сознательны? Иногда видишь, как сырок в три пакета заворачивают. Или продавец искренне удивляется, когда говоришь, что пакет не нужен.

Л: Мне иногда кажется, что в «Корону» все идут потому, что там пакеты бесплатные.

А: Недавно у меня в «Престоне» спросили, нужен ли мне пакет. Спросили! Уже прогресс.

Л: В «Гиппо» всегда спрашивают. Я говорю – если есть холщовый, то давайте. А они:  «какой»?

Так а почему бы не продавать на кассах такие пакеты?

А: Это не сработает – мы прикинули, что такой пакет будет стоить тысяч 30.

Л: А еще у нас все централизовано, и производство полиэтилена находится под чьим-то зорким взглядом, который вряд ли позволит самоуничтожиться этой сфере бизнеса в пользу чьих-то холщовых пакетов. Им тогда нужно будет быстренько перепрофилироваться на более дорогостоящее производство холщовых сумок.

Собрать и переработать

А где можно найти статистику по пластиковым отходам и их переработке у нас?

А: Информацию очень сложно достать, по крайней мере, в официальных государственных источниках. Лучше обратиться на экологические сайты.

А у нас вообще что-нибудь перерабатывается?

Л: Только стекло и бумага, на заводе «Полесье» твердый пластик перерабатывают в игрушки. А вот тонкий полиэтилен, который используется в пакетах, не перерабатывается. Знаю, что под Брестом недавно построили завод по сортировке и переработке. Но не знаю, как там все будет организовано, так как его еще не запустили.

А что говорит законодательство?

Л: Со стороны государства инициативы нет никакой, но,  насколько я знаю, экологические организации пытаются сотрудничать с Министерством природы, вносить какие-то правки в законы. Но вот красноречивый пример того, как часто протекает такое взаимодействие: в этом году был экологический саммит в Рио, на который делегация от нашего Минприроды готовила доклад о том, как в Беларуси хорошо живется. Экологи, пытавшиеся доработать их  отчет, хватались за голову: предложения в 70-страничный текст им предлагалось внести за 5 дней. Но, насколько я знаю, ни одно предложение не было учтено.

Как обстоят дела с полиэтиленом в других странах?

Л: Во многих странах запрещены производство и продажа полиэтилена, это преследуется законом – налагаются штрафы, вплоть до арестов. В Австралии, например, производство не запрещено, но пакеты нельзя продавать в супермаркетах. А если где-то все-таки они продаются, то облагаются очень большим налогом.

Кто моет пластик

А вот, например, приходишь ты в магазин и понимаешь, что забыла взять с собой сумку. Что будешь делать?

Л: Мне проще не купить ничего или распихать покупки по карманам, чем купить полиэтилен.

Мы вот сейчас пьем чай из пластиковых стаканчиков – это, конечно, плохо...

Л: Я спросила – здесь у них посуда не предусмотрена по санитарным нормам. Потому что нет умывальника.

В: А интересно, они потом моют пластик?

Л: Я работала в государственном магазине, где в летнем кафе продавали пиво. Там реально продавцы собирали стаканы, мыли и продавали потом.

Прямо ресайклинг! Или они их плохо моют?

В: Вот поэтому я всегда ломаю стаканчики...

Л:  Дело в том, что стаканчики же все равно производят – в этом-то и проблема. А производство очень вредное. Ну а почему продавцы этим занимаются? Они далеко не экологически сознательные. У них просто недостачи, которые надо чем-то покрывать. Даже если недостач нет, руководство обязательно что-нибудь придумает, чтобы снять лишний раз премию. Я, как продавец, все это знаю.

А: Я однажды покупала что-то в летнем кафе. Мне дали пластиковую тарелку, вилку и нож – покусанные, но помытые :)

В: А еще можно со своей посудой ходить. Например, купить многоразовый стакан, прийти в кафе и попросить, чтоб кофе налили в него... Читала где-то, что якобы те, кто «в теме», с легкостью соглашаются.

Л: Проблема в том, что у нас по санитарным нормам продавцы не имеют права так делать. Если я об этом попрошу, а в очереди будет стоять кто-нибудь из сан. станции, то хуже будет только продавцу – с экономической точки зрения. По правилам ты не можешь купить даже второе пиво в свой одноразовый стакан - по санитарным нормам нужен новый. А еще цена пива включает стакан, отдельно нельзя. Если в фискальном чеке будет совсем другая сумма, кассиров оштрафуют.

У наших соседей тоже действуют такие санитарные нормы?

Л: В России, думаю, попроще, а в Украине так вообще все просто. У нас же с этим ужасно. Я как-то покупала одну булочку, так мне положили ее в большой пакет и разогрели в микроволновке. Попросила разогреть в салфетке – мне говорят, нельзя. А дело не только во  вредных излучениях от микроволновки, но и в том, что от высокой температуры пакет плавится. Но по санитарным нормам....

«Можно сделать это... и это»

А раньше же стеклянные бутылки для кефира, молока...

А: Однажды летом я покупала квас и спросила у продавца, можно ли прийти со своей тарой. А кто-то сказал в очереди: ну начинается этот совок опять – со своей тарой...

Ага, чем больше пластика, тем более по-европейски.

Л: В детстве, помню, нас заставляли мыть пакеты – как я это ненавидела, все так воняло... А еще помню, что носила в школу «ссобойку» в пакетах из-под молока, и они изнутри были черные.

В: Но если уж пришлось купить пакет, его можно еще раз использовать, главное – не выкидывать.

Да, если у кого-то дома скопилась куча пластиковых пакетов, что с этим можно придумать?

А: Например, связать коврик – разрезать пакеты, скрутить полоски и вязать крючком. Или из тетрапаков, которые не перерабатывается, делать кошельки.

C: Так давай ты проведешь мастер-класс? Но все же мечта моего детства – черные блестящие сумки, которые (по крайней мере в моем районе) женщины вязали из черной магнитной ленты. Я говорила маме: когда вырасту, тоже буду ходить с такой сумкой. А она в ответ: не дай бог! Но вообще, все это нужно как-то сделать модным, что ли. Потому что пока переработка ресурсов ассоциируется скорее с  народными умельцами, которые делают лебедей из шин.

Справка

Ежегодно во всем мире используется боле 1 триллиона пластиковых пакетов

Среднестатистический гражданин ЕС использует 191 полиэтиленовый пакет, только 6% из которых подверглись потом вторичной переработке (данные Еврокомиссии за 2010 г.)

В разных странах проблему пластиковых пакетов решают по-разному: где-то их запрещают полностью (например, Руанда, Сомали, Танзания), где-то под запрет попадают только мягкие пакеты (Китай, ЮАР, Кения, Уганда, Тайвань и Бангладеш), некоторые государства ввели налог на пластик (Ирландия, Бельгия, Швейцария, Германия, Испания, Норвегия и Нидерланды).

Бумажные пакеты зря считаются более экологичными: хотя они и разлагаются,  углекислого газа при этом выделяется больше, чем от обычных пластиковых. Бумажные пакеты редко используются вторично – между тем, чтобы компенсировать большее количество углерода, необходимое для производства бумажных пакетов, такой пакет необходимо использовать минимум три раза.

Самое эффективное решение – многоразовые холщовые сумки.

Саша Боровокова, для Беларусского Зелёного Портала


Ссылки по теме:

Пластиковые пакеты: как не навредить природе

Опубликовано в Качество жизни

В конце ноября в Молодежном образовательном центре «Фиальта» прошла встреча с представителями двух варшавских  кооперативов, которые рассказали о продовольственном движении Польши и идее общественной поддержки сельского хозяйства (Community Supported Agriculture).

Падение и взлет кооперативного движения

Первый потребительский кооператив был организован в Великобритании в конце 19-го века. Одна из главных идей кооператива была в том, что он создавался не для получения прибыли, а для удовлетворения потребностей. Принципы, на которых он организовался, стали впоследствии базовыми для потребительских кооперативов во всем мире.

Примерно в это же время кооперативы начали появляться и в Польше. Среди причин их возникновения –  желание производить и потреблять товары самим и максимально не зависеть от государства в вопросах перераспределения товаров и услуг внутри локального сообщества. Создавались также и чисто женские кооперативы.

Перед второй мировой войной кооперативы были именно кооперативами. После второй мировой войны, когда власть и законы в Польше сильно поменялись и произошла национализация почти всех предприятий, кооперативы видоизменились и стали больше похожими на промышленные предприятия или магазины. И после 90-х, когда политические реалии коренным образом изменились, эти «кооперативы» не вернулись к их первоначальной идее. В условиях свободного рынка они трансформировались из государственных в различного рода коммерческие предприятия. Сегодня же тенденция во всем мире такая, что люди хотят влиять на производителя – на качество, на те принципы и правила, которые он использует в своем производстве – для этого они и объединяются в кооперативы.

Варшавские уроки: с чего начать?

Гося: В Варшаве сейчас два стабильно работающих кооператива: Варшавский кооператив и Кооператив в Мокотуве (один из районов Варшавы), еще два в процессе создания. В Польше есть кооперативы и в других городах.

Когда мы открывали Варшавский кооператив, то преследовали следующие цели:  не переплачивать за еду и поддерживать местных органические хозяйства. Мы решили не регистрироваться, чтобы быть свободными в принятии решений. Каждый член кооператива имеет голос, внутри кооператива нет никакой иерархической структуры, каждая должность – ротационная, никто за свою деятельность не получает зарплаты, но есть 10%-ая надбавка, которая формирует фонд, обеспечивающий нужды кооператива.  Сейчас в нашем кооперативе около 60 человек.

Когда люди только начинают подобную деятельность, то первая проблема, которая у них возникает – это найти фермера, который выращивает экологически чистую еду, и договориться с ним об условиях, которые бы удовлетворили обе стороны. Вторая – это найти помещение, в которое будут привозиться эти овощи. У нас еще было дополнительное условие – чтобы хозяйство было экологически чистое и не очень далеко от Варшавы.

Вначале мы в основном находили фермеров, которые выращивали какую-то одну культуру, например, только свеклу или только помидоры. И было непросто найти хозяйство, в котором бы выращивались разнообразные продукты. В общении с фермерами часто возникал вопрос, что им были не выгодны те количества, которые мы у них хотели бы покупать – для них это было слишком мало.

В Польше сейчас достаточно распространено получение сертификатов, доказывающих, что еда экологически чистая, и такие сертифицированные фермеры хотели получить надбавку за экологичность своих продуктов – но нас такая цена не устраивала. Когда мы, наконец, нашли приемлемых для сотрудничества фермеров, то решили, что, во-первых, мы покупаем продукты оптом для всего кооператива, и, во-вторых, не покупаем мясо и молочные продукты, а только овощи, фрукты и орехи. Закупки сейчас выглядеть так: заказы формируются заранее через интернет (в нашей системе можно выбирать, кто что хочет), в назначенный день приезжают поставщики, бывает, что мы сами на своих машинах ездим к некоторым фермерам. В день привоза  участникам кооператива приходится немного поработать (конечно, все делается добровольно). Например, нужно заранее взвесить овощи и фрукты для других. Вообще, в такой день наш кооператив больше похож на маленький магазин: кто-то считает деньги, кто-то взвешивает, кто-то пакует коробки. Вечером, когда все приходят за продуктами, у нас бывает общая встреча, на которой мы обсуждаем наши насущные проблемы и планы. Любой может поднять тему, которую считает важной для обсуждения. Бывает, что встречи сильно затягиваются, так как мы придерживаемся консенсуса в принятии решений.

Слишком много людей!

Ола: Через год нашего существования мэрия решила, что мы очень полезная инициатива и сняла о нас фильм. После этого состоять в таком кооперативе стало немного модным. К нам пришло очень много новых людей, и сначала мы были рады этому, ведь мы изначально задумывали этот кооператив открытым для всех. Но большинство пришедших людей относились к этому проекты как потребители. Они хотели пользоваться бонусами, но не очень хотели жить повседневными проблемами кооператива. А для нас одна из главных целей кооператива – делать маленькое локальное сообщество людей, где есть место принципам взаимопомощи, солидарности и т.д. Но это все сложно провернуть с людьми, которых ты не знаешь лично. И нам пришлось закрыть кооператив для новых людей, так как мы не понимали, как остаться верным нашим принципам взаимопомощи и взаимодоверия с людьми, которых мы совсем не знали. И вот одним из таких людей, которому отказали в членстве в кооперативе, был Мартин, он и создал кооператив в Moкотуве.

Эти два кооператива работают на очень похожих принципах, но у них есть одно отличие. В Мокотуве решили сделать маленький закрытый кооператив, у нас там 30 человек, и мы поэтому отказались от идеи 10%-ой надбавки. В случае необходимости мы решаем, что делать или по сколько «скидываться». Кроме того, нам не обязательно регулярно встречаться, какие-то организационные вопросы мы решаем, переписываясь в твиттере и фейсбуке. Так получилось еще и потому, что первые месяцы работы у нас просто не было помещения, где мы могли бы встречаться, поэтому мы и решали многое в он-лайн формате. У нас был такой период, когда складами для овощей стали наши квартиры, и мы все очень хорошо познакомились друг с другом в это время. Часто было так, что после закупки мы все вместе сидели у кого-то в квартире. Кто-то делал обед, кто-то помогал, и в это время мы обсуждали то, что же мы хотим делать в будущем. Еще одно отличие в том, что в Мокотрвском кооперативе цена для нас менее принципиальна, но мы более щепетильно относимся к экологичности производства продуктов.

CSA – поддерживаемое сообществом сельское хозяйство

Гося: Варшавский кооператив состоит из разных людей, и поэтому ему трудно быть таким уж радикальным. Например, очень долгое время мы не могли прийти к консенсусу насчет не покупки экзотических, то есть не выращенных в Польше, овощей и фруктов и насчет того, что содержимое коробок (читай ниже) может быть разным в зависимости от погодных и других условий, но цена оставалось бы прежней.

Идея CSA(community-supported agriculture – поддерживаемое сообществом сельское хозяйство)прижилась усилиями двух юношей. На одной экологической конференции эти два друга познакомились с несколькими фермерами  из деревни Сверже-Панки (http://agrinatura.pl). Среди них была женщина, которая рассказала, что такая модель успешно функционирует во Франции, где она жила какое-то время, так что почему бы не попробовать такое в Польше.

Перед началом каждого сезона фермер объясняет кооператорам, сколько денег ему надо на семена, сколько на какие-то дополнительные расходы (коммунальные платежи, налоги, страховки и т.п.), сколько денег он хочет в качестве зарплаты, и что будет содержаться в тех коробочках, которые фермер будет привозить. Оговаривается, что если год будет плохой, то кооператоры должны принять тот урожай, который получится вырастить, если год окажется хорошим – то фермер не возьмет дополнительных денег за большее количество овощей. Потом все эти договоренности записываются на бумаге. Таким образом, когда  проясняется финансовая часть вопроса, с фермером выстраиваются абсолютно другие взаимоотношения. В частности, фермеру это позволяет не обращаться за ссудой в банк перед началом сезона. Стоило нам это примерно 750 злотых с одного человека, и этот человек каждую неделю получал коробочку, и этого количества овощей хватало чтоб неделю кормить примерно трех человек. «Состав» коробочки менялся сезонно. Конечно,  весной было больше салатов, зелени, редиски. Из этого было сложно приготовить полноценный обед. Но с середины лета – это уже был вполне себе полноценный рацион.

Еще мы договорились с фермером, что часть денег, которые мы должны ему были заплатить, мы отработаем на ферме во время выходных. То есть, нам нужно было составить график, кто на какие выходные поедет. Для нас это был выезд в прекрасное чистое место, и немного работы никак не омрачали его, скорее наоборот. Иногда, конечно, нам самим между собой было трудно договориться, потому что были выходные, когда много кто хотел ехать, а были и такие, что никто не мог. Ну и, конечно, временами было видно, что мы «ненастоящие фермеры», так как что-то, что просили нас сделать, мы не умели или делали не так, как хотелось бы хозяину, но мы старались.

Когда фермер привозит в Варшаву свою продукцию, то ему помогают два человека, члена кооператива, один координирует, другой помогает носить. Кооператив в таком ритме хорошо справлялся с закупками, но перестал быть «клубом по интересам», так как никаких организаторских вопросов уже не надо было решать – все хорошо работало. А раньше было больше поводов для пикников, мы вместе собирались, чтобы делать заготовки: перерабатывать томаты, квасить капусту.


Дискуссия

Не могли ли бы вы сказать, насколько дешевле получается цена на продукты в сравнении с той, которая на рынке?

Гося: Иногда в сезон на оптовом рынке бывают очень низкие цены, до смешного низкие. Возможно, мы платим и несколько дороже, но зато мы уверены в этой продукции.

Ола: А в той части Варшаве, в которой я живу, в Мокотуве, просто нет таких рынков, где можно покупать по оптовым ценам нормальные продукты.

Саша: Могу еще сделать такое дополнение, что когда в галерее "Ў" проводили агро-фест, там фермеры продавали свою продукцию в разы дороже, а по моим наблюдениям цены в Варшавском кооперативе сопоставимы с рыночными, если и есть колебания, то они небольшие.

Как ваши затраты соотносятся с тем, если бы вы покупали экологически-чистые продукты в специальных магазинах?

Гося: Я даже не знаю. Это магазины для богатых модных яппи. Я не хожу в такие магазины, там во много раз все дороже, но я не могу сказать точного соотношения. Cейчас в Варшаве это тренд – экологически чистая еда. Это очень модно покупать еду в таких магазинах. Мы же стремимся сделать экологически чистую еду доступной обычным людям. И очень часто в этих магазинах ты платишь за бумажку, на которой написано «экологически чистый продукт», хотя, как обстоят дела в реальности, ты не знаешь.

Ола: В эти магазины фермер отдают пищу на реализацию, и большую комиссию оставляет себе магазин за то, что он продает. Мы предпочитаем, чтобы фермер хорошо зарабатывал, а не посредники.

А вы уверены, что фермер вас не обманывает? (Он, например, может купить на оптовом рынке, а вам это привезти под видом своей продукции)

Гося: Конечно 100% уверенными мы может быть, только если будем наблюдать за ним 24 часа в сутки через камеру слежения. Но мы знаем лично этого человека, он хороший человек, мы работали на его участке, мы часто участвовали в сборе, мы видели, что и как растет на его участке, например, у него есть очень интересные травы и салаты, которые мы больше нигде не видели, поэтому у нас нет причин ему не доверять.

Какую цель вы преследуете: покупать экологически чистые продукты, помочь фермеру, или есть какая-то более глобальная цель, например, скооперировать людей, чтоб как-то дать людям новый опят жизни без магазинов и посредников? И вы как-то координируетесь с другими кооперативами или вы действуете полностью автономно?

Ола: Мы бы хотели, чтоб эта была сеть из многих маленьких кооперативов, которую могут что-то делать вместе, помогать друг другу. Например, когда у Мокотрвского кооператива не было места для складирования и встреч, мы просто пользовались помещением Варшавского кооператива. И у нас были и покупки, которые мы делали вместе, потому что чем нас больше, тем проще договариваться с некоторыми фермерами. Но мы остаемся Мокотовским кооперативом, потому что мы ценим те личные связи, которые у нас есть между нами, мы хотим всех людей знать лично, чтобы с человеком всегда можно было поговорить напрямую, а не искать человека, которого я никогда в жизни не видела.

Могу еще добавить по этому поводу, что есть такой кооператив в Копенгагене, у них 3000 участников, ему тоже 2 года, как и Варшавскому. Они придерживаются тех принципов, о которых говорила Гося всвязи с СSA. У них есть большие склады, из которых продукция развозится по разным пунктам больше похожим на обычные магазины. Туда кооператоры просто приходят забрать свою продукцию, забирают и уходят, и точно они все лично не могут быть знакомы. То есть, это больше похоже на хорошо скоординированное логистическое предприятие, а не кооператив в нашем понимании (http://kbhff.dk/english/).

Я так поняла, что с фермером вы договариваетесь о том, что он будет выращивать, и когда наконец приходит время урожая, были ли такие случаи, что, например что-то не выросло или что-то оказалось не того качества, ну, например, морковка вся червивая?  Если были, то как вы справлялись с этой ситуацией?

Гося: Да, были такие случаи, что приходило что-то не то. Мы тогда звонили и говорили об этом фермеру, но это были единичные случаи. Раньше мы сотрудничали с другим хозяйством, где летом работали волонтеры на сельскохозяйственном стаже. И было видно, что они еще учатся: они опаздывали, или что-то не то паковали. Когда мы поняли, что эти "огрехи" система, а не случайность, мы прекратили сотрудничество и нашли другого хозяина, с которым у нас не возникало таких проблем.

Как вы нашли этого фермера? Он уже к этому времени выращивал экологически чистые продукты или вы его в этом убедили? И в чем выражается экологичность его продуктов: он просто не использует ядохимикатов и ГМО, или он занимается пермакультурой, или что-то еще? То есть, насколько кропотливо он подходит к этой экологичности?

Гося: Первое хозяйство, они просто сами нашли нас по интернету.

То есть,  вы сделали в интернете какое-то объявление и он откликнулся?

Гося: Да, у нас есть сайт, на котором мы оставили такое сообщение. А он нашел этот сайт и позвонил нам. А другое хозяйство нашлось так: одна наша девочка делала покупки на обычном рынке и разговорилась с продавцом. Она знала, что он сам и выращивает, и знала, что все именно того качества, которого бы им хотелось, и предложила ему такого рода сотрудничество. Кстати, у фермеров, с которыми мы работаем, есть сертификаты, подтверждающие, что они не используют ядохимикатов. Для того, чтоб сертификат был в силе, время от времени приезжают люди и исправляют что-то в хозяйстве на свое усмотрение, а время от времени сам кооператив делает подобный аудит – мы приезжаем и смотрим, что да как.

А у вас самих когда-нибудь возникало желание самим купить кусок земли и стать фермерами? Или, например, организовать периодические дежурства на каком-нибудь участке?

Гося: Есть такие люди, которые об этом думают, но многим это тяжело – сменить городской образ жизни на сельский.

Ола: В Мокотовском кооперативе есть один человек, у которого есть свой огород под Варшавой. И мы там все вместе работаем. То есть, какие-то овощи в нашем кооперативе, например салат и редиска, выращены нами самими. Но большинства людей в нашем кооперативе обычные горожане – есть работа, семья, дети, и тяжело все свои планы перекраивать под нужды кооператива. И еще такой момент, что много у кого нет машины, и ездить туда будет не всем удобно. Именно по этой причине мы и делаем кооператив, это кооператив для горожан, но которые хотели бы употреблять нормальную пищу и если бы у них были другие возможности, например, ездить в какую-то деревню и покупать самим, им не нужен был бы кооператив.

Саша Боровикова, Катя Герасенкова, для Беларусского Зелёного Портала

Источник фото


Ссылки по теме:

Кто ест – тот с нами

Опубликовано в Продукты питания

На прошлой неделе новостные сайты облетела новость о том, что во время ярмарки «Охота и рыболовство. Осень-2012» на аукцион будет выставлен живой лось, а также косули и олени. «Цели покупки могут быть разными: кто-то купит животное в качестве трофея, кто-то пустит его на мясо, а некоторые устроят на него охоту», – цитируются слова организаторов.

Опубликовано в Охота и рыбалка
Воскресенье, 18 Сентябрь 2011 01:00

Болотные робинзоны. Часть II

С 23 по 26 августа 2011 года команда Зелёной Сети отправилась разведать, как в действительности обстоят дела на белорусских болотах. И по итогам путешествия решили представить результаты нашей поездки в виде дневников, которые смогут, мы надеемся, донести до читателя проблемы и послужить возможной картой для петешествий по болотам Полесья. Представляем вторую часть рассказа об этом увлекательном путешествии.

Понедельник, 12 Сентябрь 2011 00:39

Болотные робинзоны. Часть I

С 23 по 26 августа 2011 года команда в составе, Ольги Каскевич, Дмитрия Белуша и Александры Боровиковой, отправилась разведать, как обстоят в действительности  дела на белорусских болотах. И по итогам путешествия решили представить результаты нашей поездки в виде дневников, которые смогут, мы надеемся, донести до читателя проблемы и послужить возможной картой для петешествий по болотам Полесья.