Город – это больше чем среда обитания, это специфическое пространство для самовыражения и развития, и это должно быть отражено в концепции развития города. Так и Минск динамично изменяется, но это не всегда отражает интересы большинства жителей.

24 февраля в Минске прошла встреча-дискуссия под руководством Алексея Криволапа и Бенжамина Коупа в рамках проекта «Зеленый Минск». Презентация началась со слов инициаторов проекта о том, что эта встреча является введением в процесс создания книги о «Зеленом Минске» и данная дискуссия невозможна без участия жителей города.

В рамках проекта авторы хотят взаимодействовать с горожанами, чтобы понять, что скрывается за словами «Зеленый Минск». Особенно важен и интересен контекст этого понятия для жителей города.

Идея книги о «Зеленом Минске» – написать о том, чего пока нет и что должно быть, сформулировать план конкретных изменений. «Зеленые» инициативы в Минске существуют, но насколько городские власти принимают их во внимание? Для исследования этого вопроса будет составлен проект на пересечении взглядов специалистов из разных областей. Поскольку для строительства каждого района Минска применялись разные подходы и логика, объединяющего решения не получится, необходимо разработать комплекс локальных методов.

Цель встречи была в попытке выяснить, что мы можем изменить к лучшему, что для нас значит, «Зеленый Минск», а также обозначить самые горячие точки и острые моменты.

Рассмотрение городов, как систем взаимодействия разных интересов и сфер деятельности позволяет понять специфику города, в котором мы живем и развиваемся. Данный подход оценивает городские проекты с точки зрения социальной пространственной справедливости.

«Зеленый Минск»?

Минск всегда называли «очень зеленым городом». То на сколько город «зеленый» мы можем определить по нескольким параметрам и один из них – это количество квадратных метров зеленых насаждений на человека. Нормы по количеству насаждений не всегда соблюдаются. Сейчас мы, к сожалению, все чаще наблюдаем ведение строительства на территории парков, «точечное» строительство. Важно понимать, что если даже на момент начала строительства соблюдаются эти нормы, то уже после завершения строительства ситуация будет иной. Специалисты по урбанистике, присутствовавшие на встрече, отмечали: законодательством Беларуси не оговаривается соблюдение и применение существующих норм по озеленению.

Многие могли заметить, что город перестал развиваться в интересах граждан. Авторы книги о «Зеленом Минске» ставят перед собой цель выяснить, для чего и для кого развивается город. В какой мере горожане имеют возможность влиять на это развитие, насколько они могут реализовывать свои инициативы по постройке тех или иных социально значимых объектов.

Если думать о современных городах в переходный период, концепция города, как центра производства, связывается с экологическим подходом. Мы задаемся вопросом о том, для кого спланирован город, и поэтому мы должны мыслить локально, ведь при рассмотрении элементов экологии в городе очень важно учитывать критерий локальности. В нашем случае примером послужит сравнение масштабов. Вовлеченность каждого из нас в процесс глобального потепления и раздельный сбор мусора. Когда кто-то берется за решение локального вопроса, конфигурация его взгляда на проблему меняется. Необходимо постоянно выявлять механизмы действия, которые позволят менять ситуацию.

Академический и практический подход

Авторы проекта предлагают посмотреть иначе на логику устойчивого развития города, и подчеркивают, что важно задавать себе вопрос о том, кто принимает решения и несет ответственность на каждой из новых стадий планирования городского пространства. При согласовании объектов строительства многое меняется в процессе, но мы не всегда имеем представление о том, как на это повлиять.

Можно привести в пример эко-систему реки: в процесс вовлечены несколько сторон рыбаки, купающиеся в реке люди и специалисты, обеспечивающие охрану и защиту птиц, где каждый имеет свое «экспертное» мнение о развитии этой системы. Но для формирования объективного взгляда на ситуацию всегда необходимо мнение нескольких заинтересованных и вовлеченных в проблему сторон.

Взаимодействие и приоритеты

Недвижимость в экологически благоприятных районах всегда будет стоить дороже. Вместе с тем границы города четко обозначены, и более того, происходит «уплотнение» застройки. Можно ли однозначно определить важность этой проблемы, для государства и жителей города, когда их приоритеты разнятся?

Тем или иным образом законодательные нормы, социум и управленческая структура регулируют систему взаимодействия. Многое зависит от того, существуют ли четкие архитектурные нормы и требования. В каждом городе своя ситуация и вырабатываются свои пути разрешения конфликтных ситуаций на разных этапах процесса планирования городской среды.

В качестве примеров можно привести продемонстрированные в рамках дискуссии результаты работы по картографированию экологических инициатив в таких странах как Испания, ЮАР, Германии и других. Были рассмотрены примеры нанесения на карту результатов различных мировых исследований, в частности о количестве выбросов СО2. Был представлен немецкий проект по каталогизации пустующих зданий, каждое из которых имело соответствующую отметку на фасаде. Созданный в рамках такого проекта сайт позволяет узнать больше информации по каждому из зданий и узнать причину, по которой оно сейчас пустует.

В рамках встречи было предложено составить локальные карты Минска по различным проблематикам, с целью обозначить горячие точки города, а также сетку важных вопросов требующих обсуждения и вмешательства.

Участники встречи отмечали, что низкая вовлеченность горожан в процесс развития городов во многом обусловлена особенностью их жизненного ритма. Мы можем не знать о чужих проблемах, но когда в нашем дворе начинается строительство дома, мы недовольны и готовы действовать. Активисты подчеркивали, что за последний год в Минске возникло более 50 добровольных инициативных групп горожан, которые были не согласны с действиями властей по застройке. Сталкиваясь с реакцией чиновников, жители понимают, что механизм «уплотнения» работает неправильно  и нуждается в совершенствовании. В таких условиях люди не могут ассоциировать себя ни с городом, ни даже со своим двором. Только столкнувшись с такой ситуацией на личном опыте, горожане начинают серьезно задумываться о проблемах взаимодействия с исполнительными структурами власти и конфликте интересов.

Вера Янушевская, для Беларусского зелёного портала

Вторник, 12 Февраль 2013 14:00

Толькі картаграфія? Зялёны Мінск

minsk-zelionyj-kartografijaУ Мiнску пройдзе прэзентацыя і воркшоп пад кіраўніцтвам Аляксея Крывалапа і Бэнджаміна Коўпа  (Лабараторыя крытычнага ўрбанізму).

Мэта гэтае прэзентацыі, воркшопу і дыскусіі — закартаграфаваць «Зялёны Мінск». Дыскусія стане таксама падрыхтоўчай фазай у працы над зброрнікам «Зялёны Мінск», які пабачыць свет напрыканцы 2013.

Мінск перажывае імклівы рост, але як гэта ўплывае на тэрыторыі пражывання людзей ці на пытанні навакольнага асяроддзя, якія паўстаюць перад горадам? Гэтая падзея імкнецца быць як практычнай, так і
тэарэтычнай у сваім даследаванні таго, як мы можам зрабіць Мінск зелянейшым, і што значыць думаць пра Мінск з экалагічнае перспектывы. Такім чынам, падчас мерапрыемства мы імкнемся закартаграфаваць важныя экалагічныя пытанні для Мінска і паразважаць, якім чынам Мінск можа стаць больш зялёным. Акрамя таго, мы пастараемся высветліць, якім чынам экалагічнае мысленне змяняе нашае стаўленне да прасторы: іншымі словамі, як экалагічная перспектыва змяняе то, як мы бачым адносіны паміж лакальным і глабальным, планаваннем і нізавымі ініцыятвамі, эканамічным ростам і экалагічнай устойлівасцю.

Сесія будзе складацца з дзвюх частак: першая — уводзіны ў праблемытыку Зяленага Мінска, а таксама сучасных спосабаў і магчымасцяў картаграфавання. Другая адбудзецца ў выглядзе воркшопа, дзе ўдзельнікі
будуць працаваць у групах, каб занатаваць свае ўласныя прапановы для картаграфавання канкрэтнага пытання ці месца ў Мінску з Зялёнага пункту гледжання.

Час: 24 лютага, 18 – 20.30

Месца: галерэя «Ў», Мiнск, пр-т Незалежнасцi 37а

Опубликовано в Доклады и выступления

ohta-centr-piter.jpg15 ноября 2005 года ОАО «Газпром» и правительство Санкт-Петербурга подписали Меморандум о сотрудничестве, который предусматривал строительство административно-делового центра высотой около 400 метров в историческом районе Санкт-Петербурга. 5 долгих лет понадобилось активистам и жителям города для того, чтобы добиться перенесения проекта в более отдаленную часть города. В борьбе принимали участие несколько десятков общественных объединений и инициатив, политические партии и экологические группы. Они попробовали все - от сбора подписей, обращений рядовых граждан и известных интеллектуалов, призывающих городские власти к правосудию, до захватов места строительства и массовых шествий и акций протеста.

Борьба со строительством офисного здания "Газпрома" в Минске еще только начинается, поэтому нам показалось своевременным отразить опыт активистов соседней страны, которым удалось победить большой бизнес и беспринципность властей. Мы побеседовали с руководителем питерской группы ЭРА (Специализированная группа экологии рядовой архитектуры) Алексеем Ярэмой о борьбе против башни "Газпрома" и особенностях активизма в условиях развивающегося российского авторитаризма.

dsc09734.jpeg

Алексей Ярэма

Алексей, расскажите, пожалуйста, о группе ЭРА и ее участии в борьбе против строительства башни Газпрома в Питере.

– Специализированная группа экологии рядовой архитектуры (таково полное название) была создана в августе 1987 года для защиты 4-х конкретных домов на Лиговке, но сразу после первых акций приобрела статус организации общегородского значения. Группа ЭРА – это НКО [некоммерческая организация - прим. ред.], нигде не зарегистрированная, но очень хорошо позиционированная в С.-Петербурге. Мы занимаемся, в первую очередь, оперативным спасением от сноса исторических зданий, не состоящих официально под госохраной.

На территории Охтинского мыса было два таких здания – это памятники промышленной архитектуры кирпичного стиля конца XIX – начала ХХ века, и мы пытались их защитить. Увы, как это часто случается в наших условиях  – безуспешно: последнее из них незаконно снесено в 2009 году. Кроме того, строительство 400-метрового пост-индустриального «газоскрёба» в ультрасовременных агрессивных формах, принципиально противопоставленных окружающей архитектурной среде малоэтажного неоклассического района, вносило чудовищный диссонанс в облик не только исторической Охты, но и всего города, ломая его skyline и уродуя панорамы.

Группа ЭРА не вела собственной кампании против «газоскрёба», но участвовала в общегородских протестах, всегда поддерживала хэдлайнера этой борьбы – объединение «Охтинская дуга». Из собственно «эровских» акций можно указать, например, на эту.

3149.jpg

20061204133807.jpg

В 2005 году ОАО "Газпром" принял решение построить административный комплекс высотой около 400 метров в центре Санкт-Петербурга. Долгие годы борьбы завершились в 2010 году решением заказчика перенести комплекс в более отдалённый район города. Почему городские активисты были против строительства?

– Как уже было сказано, на данной территории находились ценные исторические здания, плюс строительство "газоскреба" уродовало сложившиеся панорамы города.  А ещё на месте снесённого «Петрозавода» и запроектированного строительства «газоскрёба» были обнаружены уникальные археологические памятники – остатки шведской крепости Ниеншанц, существовавшей здесь задолго до основания Петербурга. В настоящее время есть все основания создать здесь археологический музей.

Как население изначально отнеслось к идее строительства башни? Какие основные аргументы за и против высказывались? Насколько сильными были протесты в городе? Кто, в основном, в них участвовал – члены каких-то движений или обычные горожане?

– В целом, население города - обычно крайне индифферентное и пассивное в отношении всего выходящего за рамки сугубо обывательских интересов – на сей раз довольно резко воспротивилось столь грубому и агрессивному вторжению в сложившуюся среду города. Кроме обезображивания Петербурга, временщик-госкорпорация «Газпром» пыталась переложить на бюджет города львиную долю затрат на строительство этого монстра, прозванного в народе «кукурузиной» из-за своей странной формы. Расклад мнений среди обычных граждан города колебался в диапазоне примерно 70:30 – 80:20, естественно, с перевесом противников этого строительства.

В активном протесте – акциях, демонстрациях и т. д. – принимали участие, конечно, в первую очередь, общественные активисты, профессиональные градозащитники, политическая оппозиция, но впервые за долгий срок к ним стали присоединяться и рядовые граждане.

Первые протесты против идеи были, насколько мне известно, заявлены Клубом «Ингрия». Затем борьбу с «кукурузиной» возглавила «Охтинская дуга», на которую лёг основной объём тяжёлой, кропотливой, порой невидимой прессе, работы по пресечению этого вандализма в корне. Вслед за этой организацией, к кампании присоединились активисты Национал-большевистской партии (ныне «Другая Россия»), а затем и весь остальной спектр протестных движений в диапазоне от ультралевых до правых либералов включительно.

Какие методы борьбы использовались в ходе сопротивления строительству? На ваш взгляд, какие из них были наиболее действенными в данном случае? Что, в конечном итоге, заставило заказчика отказаться от планов строительства?

– Борьба с «газоскрёбиной» – это тот случай, когда было необходимо сочетание всех методов и форм борьбы – от канцелярской переписки до прямого действия: слишком мощным было лобби «Газпрома» в федеральном и городском правительствах, слишком большие деньги стояли за этим проектом.

Количество проведённых акций протеста и их формы невозможно не только перечислить, но даже и точно сосчитать. «Охтинская дуга», например, до сих пор ведёт дела в судах по противодействию инвазии «Газпрома» в С.-Петербург.

Решающим же фактором для отмены строительства на Охтинском мысу стало поистине всенародное неприятие данного проекта, выразившееся с полной очевидностью.

img_0027.jpg

Блокада офиса "Газпрома" в Питере, 2009 год

nazbols_ohta6.jpg

Захват места строительства "Охта-центра", 2009 год

img_3796-1.jpg

Марш за сохранение Санкт-Петербурга

walk-8574.jpg

"Единый протестный фронт"

Фотографии других протестных акций

Исчезло ли недовольство горожан по поводу башни Газпрома с тех пор, как руководство компании выбрало новое место для строительства?

– Я бы сказал, что недовольство пошло на убыль. Всё-таки «кукурузина», водружённая на Малой Охте, изуродовала бы своим видом весь С.-Петербург – из Лахты она, теоретически, будет менее заметна. Однако, Лахта – это маленький пригородный дачный посёлок, расположенный сразу за городской чертой (хотя и в пределах субъекта федерации «Санкт-Петербург»). Посёлок застроен 1-2-этажными деревянными домиками, и 500-метровая (теперь уже именно 500) «кукурузина» со всей её многогектарной инфраструктурой – подъездными путями, паркингами, системами обеспечения – здесь будет смотреться просто дико. Кроме того, её строительство намечено на побережье Лахтинского разлива – водной акватории, заросшей камышами – которая является местом остановки и гнездования перелётных птиц. Такое вторжение в уникальный природный объект, по мнению независимых экологов, неминуемо приведёт к изменению путей миграции данных видов, гибели птиц и критическому загрязнению акватории.

main3.resized.jpg

Проект Лахта-центра в Питере

В истории вашей группы были времена, когда основной упор делался на акции прямого действия – блокирование строек, захват и баррикадирование сносимых зданий и т. д., позже вы также действовали т. н. "канцелярскими" методами. Как вы соотносите эти способы борьбы, что для вас более приоритетно? Какой из них, по вашему опыту, более действенный?

– Мы стараемся сочетать разные методы действия. Всё зависит от объекта, его официального статуса, реальных возможностей нашей организации и возможностей привлечения сторонников. Грубо говоря, если речь идёт о защите официально охраняемого здания – то часто можно обойтись и без прямого действия. А когда дело касается здания, не обладающего никаким официальным статусом – иных способов, как силовые акции, часто просто не остаётся.

Надо сказать, что в последнее время, в связи с дальнейшим ухудшением политической ситуации в России, откровенной фашизацией диктатуры в этой стране, ликвидацией всех демократических институтов и нарастанием вала политических репрессий – прямое действие всё больше возвращается в нашу практику. В марте 2011 года нашим активистам пришлось ложиться под бульдозеры, останавливая снос дома Зыкова на Фонтанке, 145 – и только такие меры позволили спасти пусть не всё, но самую ценную часть памятника. Прямо сейчас, сегодня, активистами захвачен и забаррикадирован один из памятников промышленной архитектуры – пакгауз Варшавского вокзала, обречённый на снос для строительства очередного пост-индустриального «элитного» комплекса и автомагистрали.

Увы, но время, когда «мирные» протесты и канцелярская переписка были эффективны для решения задач спасения культурного наследия, проходит. Для достижения наших целей приходится применять всё более радикальные методы борьбы.

Как известно, застройщик и городские власти часто идут на откровенно незаконные действия. Какие самые возмутительные поступки со стороны вышеуказанных лиц вы можете вспомнить?

– Примеров таких действий немеряно. От банальной «игры терминами», когда в официальных бумагах пишут «реконструкция» или «приспособление», а на самом деле имеют в виду снос, до махровой уголовщины с подделкой документов, подлогами в градостроительной документации, нападениями на активистов и угрозами убийством. За градозащитную деятельность при Путине можно отправиться не только под административный арест на несколько суток, но и поплатиться свободой на куда более долгий срок, по сфальсифицированному губернатором уголовному обвинению – наша Группа уже прошла и через это.

Только что мы столкнулись, например, с фактом, когда в градостроительной документации на реконструкцию станции С.-Петербург-Варшавский ценные исторические здания были в массовом порядке обозначены как «утилитарная брежневская застройка». Это, так сказать, обыденное явление российской действительности.

Естественно, не всегда удаётся отстоять право на комфортную среду обитания в городе, случаются и досадные поражения. Чего не хватает активистам и местным жителям, какие главные ошибки совершают участники борьбы?

– Часть активистов-градозащитников до сих пор живёт реалиями эпох горбачёвской перестройки и ельцинского бардака – иллюзиями реальной или относительной свободы. Их «белопушистые» методы типа верноподданнических челобитных диктатору и «одиночных пикетов» способны вызвать разве что ехидную ухмылку – причём не только у властей, но и у более трезво мыслящих и мобильных коллег. Многим активистам, увы, не хватает независимости, радикальности, гибкости мышления и мобильности, понимания политических реалий, в которых мы ведём борьбу; чёткости деления на «друзей» и «врагов». Целый ряд «активистов» оказался втянут в аппаратные игрища властей, борьбу за кресла в исполнительных и законодательных органах, депутатские мандаты и бонусы от существующей Системы – главного виновника происходящего градостроительного вандализма.

Не верить ни властям, ни «инвесторам»; не бояться преследований и репрессий; ни о чём не просить, а лишь требовать и делать то, что должен – вот что необходимо сегодня градозащитным активистам прежде всего.

Особо следует отметить, что «газоскрёб» был самым знаковым и позиционированным объектом градозащиты на протяжении ряда лет. Тем не менее, его медийный и общественный резонанс совершенно не соответствует его реальной значимости для дела сохранения культурного наследия города.

В то самое время, на которое пришёлся пик борьбы со строительством «газоскрёба», произошёл самый катастрофический акт вандализма в центре города – ковровый снос целого квартала исторической застройки (23-х зданий) на улицах Шкапина и Розенштейна. Такой огромный масштаб единовременного уничтожения ценнейшей архитектурной среды – не имеет прецедента во всей истории С.-Петербурга вообще. Однако, резонанс от этого чудовищного акта вандализма был несоизмеримо ниже медийно «раскрученного» офиса «Газпрома». Можно привести и другие подобные примеры.

Верни себе город

Опубликовано в Качество жизни
Воскресенье, 03 Февраль 2013 11:30

Минск развивается без участия минчан

minsk-razvivaetsa-bez-uchastija-minchan.jpgПодводя итоги ушедшего года, министр архитектуры и строительства назвал Минск комфортным городом. Общественность придерживается иного мнения, но к нему почти не прислушиваются, когда речь заходит о планировании развития столицы.

Минск теряет свой облик

В последнее время в Минске участились конфликты местных жителей и инвесторов по поводу застройки города. Последние так и норовят то уплотнить жилой микрорайон, то вырубить зеленую зону и на ее месте построить очередной развлекательный центр либо гостиницу. В таких конфликтах городские власти зачастую занимают позицию инвестора. В итоге, на месте парка либо сквера вырастает многоэтажный офис, который диссонирует с окружающим ландшафтом. Пример тому, строительство жилого дома «У Троицкого» на Немиге.

Подобные сооружения, считают независимые эксперты, уничтожают облик столицы. «Все из-за того, что у города нет своей концепции развития», — считает коренной минчанин, художник и литератор Артур Клинов. По большому счёту, говорит Клинов, этой концепции развития не существует уже несколько десятилетий.

«Старый Минск, дореволюционный Минск, Минск виленского барокко, советский Минск имели свою концепцию и лицо. Всё, что происходило в градостроительстве в семидесятых и позже, в принципе, это уже катастрофа. В те времена было сделано несколько роковых градостроительных ошибок. Это строительство громадного дома-стены на берегу Свислочи, разрушение Сторожевки. В восьмидесятых эта тенденция продолжалась. Ну и фактически та же тенденция наблюдается сейчас. В общем, проекты, озвученные властями сейчас, они просто добивают город, имевший собственную концепцию», — подытоживает эксперт.

Министр архитектуры и строительства Анатолий Ничкасов заявляет, что концепция у города есть. Это Генеральный план. Да и сама столица, по его мнению, уютный и комфортный город.

«Россияне, когда приезжают к нам, они просто в восторге. Им уютно здесь, им приятно здесь находиться, ездить на джипе, отдыхать вечером в наших безопасных объектах общепита. У нас не перегружены улицы, хорошо рассчитано пространство для работы и отдыха. Вот что их привлекает. Причем, не только россиян. Высокую оценку дают и европейцы. И это всё благодаря крепкой градостроительной школе в Беларуси, имеющей хорошие традиции еще с советских времен», — считает Ничкасов.

Мировые рейтинги говорят не в пользу чиновников

Международная консалтинговая компании в сфере человеческих ресурсов Mercer ежегодно составляет рейтинг лучших городов мира по качеству жизни. Оценка производится на основе данных по 39 критериям, таким как политико-социальная среда, экономические показатели, наличие определенных ограничений (например, цензуры), качество системы здравоохранения, качество системы образования, доступность и стоимость жилья, культурная жизнь, климат и вероятность природных катаклизмов. Так вот, в этом рейтинге в 2012 году Минск занял 183-е место из 221-го. Для сравнения: Киев занял 158-е место, Москва — 154-е, Варшава — 84-е, Вильнюс — 74-е. Бессменным лидером в этом рейтинге уже который год подряд является Вена.

Город для горожан?

В развитых странах горожане зачастую участвуют в принятии решения по развитию города. У нас же чиновники считают минчан излишне эмоциональными. Хотя заместитель министра архитектуры и строительства Дмитрий Семенкевич признает, что гласность процесса по планированию города пока на низком уровне.

«Горожанин должен участвовать в процессе развития города, потому что это территория его будущих поколений и предков. К тому же, житель города сегодня стал собственником жилья. Любые изменения в городе влияют на стоимость его недвижимости. Даже с этой точки зрения он должен участвовать в этом процессе. Пока в этом направление делается очень мало», — признается Семенкевич.

По словам члена Общественного консультационного совета при Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды Александр Сыкало, в развитии Минска нужен системный подход.

«Нам нужен город, в котором комфортно жить. Город, в котором нет автомобильных пробок и смога, а проезд на общественном транспорте, оставаясь недорогим, приносит прибыль, а не убытки. Минску нужна зеленая политика и малоэтажная застройка, а не высотное асфальто-бетонное гетто. Нужны компетентные специалисты в области архитектуры и градостроительства. Нужен новый генеральный план развития города с целями, приоритетными задачами, участием общественности на этапе обсуждения цели и постановки задач, а не по факту начала строительства и, обязательно, с антикоррупционным механизмом. И, главное, нужна ориентация не на прошлый век и индустриальные технологии, а на 21-й век, современные технологии и материалы, на дома, за которые не надо платить, потому что они «платят» вам», — считает Сыкало.

Кстати говоря, в этом году власти хотят пересмотреть Генеральный план застройки Минска. Но вот позовут ли на его обсуждение заинтересованную общественность — большой вопрос.

Александр Ярошевич, Naviny.by

Опубликовано в Качество жизни

minsk-zelionyj-gorod.jpgГотовится к изданию сборник оригинальных текстов по проблеме трансформации городского пространства. В качестве объекта для интерпретации выступает пространство города Минска в его сегодняшнем виде.

Трансформация городского пространства сегодня осуществляется без учета требований и мнения местных жителей. Волна стихийных протестов против уплотнительной застройки прокатилась по Беларуси. Развитие Минска, города с населением в 2 млн.человек осуществляется в интересах коммерческих застройщиков, но не жителей (вырубка парка «40-летия октября» для китайского инвестора и др.). Развитие города также не учитывает глобальный контекст, в котором необходимость поиска стратегии устойчивого развития становится все более актуальной задачей. Есть много примеров того, как могут быть трансформированы пост-советские города. Но к сожалению, планы по трансформации Минска исходят из развития города для автомобилей и общества потребления.

Данный проект может позволить взглянуть на развитие Минска по-новому. Как и что может быть изменено в городе, чтобы он стал удобнее для его жителей? Как можно сделать город более зеленым (не только за счет увеличения площади зеленых насаждений, конечно же, а «зеленым» в широком смысле). Почему устойчивого развития Минска особенно важно? Какова история экологической мобилизации и экологического планирования в Беларуси? С какими потенциальными и реальными проблемами предстоит столкнуться на этом пути?
Реализация данного проекта предоставит дополнительные аргументы сторонникам «зеленого» развития города.

Сборник будет издан в рамках книжной серии «Зялёная літара».

Цели проекта

  • Разработать и сформулировать концепцию «зеленого» развития для города Минска, учитывая опыт больших европейских городов.
  • Включить «зеленый» компонент в дискурс о развитии городского пространства Минска.
  • Представить как теоретические рефлексии на вопросы, представляющие вызовы и открывающие возможности для устойчивого развития Минска, так и практическое руководство о том, как можно сделать Минске более зеленым городом.
  • Области рассмотрения будут включать: отопление, энергетику, транспорт, воздух, воду, экологическое производство и распределения продовольствия, значение парков и "дикой природы" сегодня в Минске.
  • «Снизу-вверх или сверху вниз?" – что является наиболее предпочтительной стратегией для Минска?
  • Что особенного можно узнать о Беларуси с экологической точки зрения? История экологического движения Беларусь (достижения и проблемы); что является особенным в вопросах устойчивого развития в пост-социалистических городов (особенно, Минск)?
  • Экология является глобальным или локальным делом? Роль социальной устойчивости в экологическом развитии.
  • Представление о возможных городах будущего и перспективы для устойчивого развития городов в условиях экономического и экологического кризисов?
  • Что еще может добавить пример Минска к широкому спектру теоретических дебатов об устойчивом городском развитии, с учетом особенностей развития пост-социалистических городов?

Задачи проекта

  1. Изложить в применимом для Минска виде опыт «зеленого» развития европейских мегаполисов.
  2. Изучить экологическую историю и историю экологического движения в Минске.
  3. Поместить опыт Минска в более широкий контекст литературы об устойчивом развитии городов. Как может устойчивое развитие Минска повлиять на социальную устойчивость?
  4. Как представление об устойчивости влияет на то, как мы думаем о городском планировании?
  5. Представить авторские проекты развития (трансформации) Минска по разным направлениям (общественный транспорт, велосипедное движение, питьевая вода, чистота воздуха, плотность застройки, инфраструктура, зоны отдыха, энергетика и проч.).

Крайний срок подачи текстов 20.05.2013 г.

Требования к статьям

Объем: 20.000 – 40.000 знаков,
Оформление сносок — концевые ссылки в квадратных скобках, например, [Рюмкин, с.69],
Язык статей: русский и белорусский.

Контактный email  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. .

Mirnyatom.net

Источник фото

Опубликовано в Конкурсы и гранты
Воскресенье, 27 Январь 2013 07:01

Джентрификация (Комикс)

dzentrifikacija-komiks.jpgВ 60-е термин «джентрификация» использовался лишь социологами. В обиход его ввела Рут Гласс, когда описывала массовое заселение среднего класса в некогда бедные рабочие кварталы Лондона. Сегодня о джентрификации слышно повсюду: в глобальной конкуренции друг с другом города расчищают площадки для креативного класса.

 

 

 

Иллюстрации: Марла Зингер, текст: Саша Боровикова, для Беларусского зелёного портала

Опубликовано в Качество жизни

Вы задумывались, что происходит со снегом, который ежедневно тоннами вывозят с минских улиц и дворов? TUT.BY узнал, куда его везут, озадачился, что содержащиеся в нем нефтепродукты попадают в почву, и побывал на площадке временного хранения снега, собранного в Московском районе.

Для сбора снега в Минске ежегодно выделяют специальные площадки. Обычно их около 15. Чаще всего это пустыри или бывшие автостоянки. Снег на них тает до августа. Очистительных сооружений на таких площадках нет. А если нет и канализации (у большинства ее нет), то грязный снег впитывается в почву. Когда количество вредных веществ в почве начинает превышать допустимую норму, площадку закрывают. И начинают искать новую.

- Выгружать собранный с улиц снег куда захочется нельзя. Каждый год Горремавтодор обращается к нам за выделением площадок для временного хранения снега. Мы изучаем ситуацию и даем заключение с рекомендациями, как площадку подготовить к зиме, как следить за ней в весенне-летний период, - рассказывает Анатолий Шариков, старший научный сотрудник отдела гидрологии и водоохранных территорий РУП "Центральный научно-исследовательский институт комплексного использования водных ресурсов".

Поиск подходящих площадок для хранения снега начинается еще летом.

- С каждой площадки мы берем пробы почвы, делаем химический анализ на содержание тяжелых металлов, - поясняет специалист. - Площадки отбираем за пределами водоохранной зоны.

В прошлом году специалисты института обследовали 16 площадок, из них к использованию рекомендовали 14.

-  Две площадки оказались непригодными: на их территории было превышено содержание нефтепродуктов. Ведь с годами в верхних слоях почвы накапливаются вредные вещества. Как-то делали замер, так в талых водах снега, который убирали с улиц, содержание нефтепродуктов было превышено в 1,5-2 раза. Но бывает, что на участке снег никогда не хранился, а содержание нефтепродуктов в почве уже превышено - около любой железной дороги.

Из 14 площадок только 3 в Партизанском районе (бывшие автостоянки) заасфальтированы и имеют дождевую канализацию, по которой снег, растаяв, стекает в общий коллектор. Обычно снег просто тает, впитываясь в почву, а специалисты следят, чтобы талые воды не достигали водоемов.

- В прошлом году Партизанский район арендовал канадскую снегоплавильную машину, но она себя не оправдала: потребляет много солярки, а при этом эффективность небольшая, - рассказывает собеседник.

Решение проблемы Анатолий Шариков видит в том, чтобы построить стационарные снегоплавильные предприятия с большой мощностью и с очистительными сооружениями. В Онтарио, в Канаде, такое есть. На Минск таких надо несколько - большие затраты идут на доставку снега к площадкам по его хранению. Но это очень дорого.

Одна из крупнейших площадок по временному хранению снега в столице находится на ул. Гинтовта: туда свозят снег весь Первомайский район и УП "Центр", которое обслуживает центр города. Расположена эта площадка в локальном понижении - снег уходит в почву.

На каждой площадке ведется учет, сколько снега привезли. Чтобы посторонние не ввозили, и на сторону никто снег не вывозил. Есть в Минске и перегрузочный пункт, где снег хранится не более 4 суток. Находится он на ул.Смоленская и очень помогает, когда в снегопад состояние дороги не позволяет довезти снег до нужного места.

Корреспондент TUT.BY побывала на площадке по временному хранению снега на пр.Любимова - сюда свозят снег со всего Московского района.

Объект расположен неподалеку от 9-й больницы на ул.Семашко. Найти его труда не составило: дорогу подсказывали проезжающие мимо грузовики и тракторы, груженные снегом.

Проследив за трактором, который свернул за поворот, ускорила шаг и вскоре справа от дороги увидела серые груды снега.

Грязные массы снега на горизонте справа - хвост площадки для его временного хранения

Площадка раскинулась на пустыре. С одной стороны от нее - стройка жилых домов. С другой - база метростроя (Семашко,17) и автомобильный сервис.

Въезд на площадку

В 12 дня работа кипит: полные кузовы снега сворачивали на объект один за одним. При том, что в тот день снегопада в столице не было.

Водитель одного из грузовиков, Алексей, любезно согласился подвезти меня к месту выгрузки снега.

Подскакивая на снежных ухабах, успеваем немного пообщаться. Алексей рассказывает, что работает с 8 до 5, и в день на площадку делает около 10-12 заходов.

- Сегодня это уже 7-й раз, как я сюда заезжаю, - говорит он. На часах всего 12.40.

А сколько здесь машин работает?

- Много, очень много...

В кузове Алексея - 3 тонны снега с территории предприятия "Белгазтехника"

Прощаюсь с Алексеем и задерживаюсь на объекте. Вокруг - рев моторов.

Грузовики только и успевают сменять друг друга. Дежурный трактор, как только они разъезжаются, спешит расчистить дорогу, сгружая снег в общую массу.

Фото и видео снято. Пора уезжать. На этот раз подбросить меня приветливо соглашается Дмитрий.

Откуда снег везете?

- С Короля.

И сколько в кузове помещается?

- 12 с половиной кубов нам грузят, - отвечает он. Говорит, что работа ему нравится, хотя "в карьерах поинтересней будет".

А что в вашей работе самое сложное?

- Дорога. Водители многие не понимают, не пропускают, когда идет уборка улиц и машины грузят снегом...

За 20 минут, пока я была на площадке, на ней разгрузилось более десятка машин. А с 8 утра до часу дня, по словам человека, ведущего на объекте учет, - 160 машин.

С приходом весны груды снега на площадках начнут таять - тогда и увидим культуру горожан, как правило, окурки и разношерстный мусор.

На пути от площадки к остановке - небольшой водоем

Анна Григорян, Tut.by

Опубликовано в Человек и природа

Жители различных районов Минска не перестают жаловаться то на нехватку детских садов, то на отсутствие спортивных площадок и бассейнов. Специалисты научно-исследовательского института социально-экономических проблем решили выяснить: в каких же объектах минчане нуждаются больше всего.