kiotskij-protokol.jpgНа консультациях, состоявшихся в Минске 21-22 января при участии представителей органов госуправления и экспертов из Беларуси, России, Украины и Казахстана, стороны приняли отложить ратификацию поправки, регламентирующей второй период обязательств Киотского протокола, по крайней мере, до конца 2013 года.

Как известно, в ходе 18-й Конференции Сторон РКИК ООН и Киотского протокола была утверждена поправка, регламентирующая второй период обязательств Протокола и содержащая параграф, фактически запрещающий странам-участницам второго периода наращивать выбросы парниковых газов. Согласно новым условиям, квота рассчитывается, исходя из средней величины выбросов страны в период с 2008 по 2010 год, что для Беларуси означает необходимость стабилизации выбросов на этом уровне. Очевидно, что подобные условия не выглядят приемлемыми с учетом в среднем двухпроцентного ежегодного роста выбросов страны. В сходной ситуации оказались также Украина и Казахстан (Россия, напомним, изначально не планировала участвовать во втором периоде Киото).

Особым обстоятельством является тот факт, что во время утверждения поправки со стороны председательствующего Катара произошло нарушение процедуры голосования в рамках переговоров ООН, признанное беспрецедентным в том числе независимыми экспертами: поправка была утверждена, несмотря на протест, объявленный странами с переходной экономикой, а представителям России и Украины, пытавшимся еще раз обратить внимание делегатов на спорный вопрос, просто не дали слова.

В сложившейся ситуации Беларусь, Украина и Казахстан оказались вынуждены пересмотреть свои первоначальные планы относительно полноценного участия во втором периоде обязательств Киото – для обсуждения дальнейших действий представители Украины, Казахстана и России были приглашены на консультации в Минск.

В интервью Рейтерс Поинт Карбон белорусский эксперт Александр Гребеньков сообщил, что окончательное решение об отказе Беларуси от участия во втором периоде пока не принято: «На данный момент юристы работают над анализом принятой поправки на предмет ее легитимности. На наш взгляд, решения Дохи дают почву для множества разночтений. Только после завершения этого процесса мы приступим к принятию решения, однако, как я уже говорил ранее, по моему мнению, результаты Дохи не оставляют шансов на участие Беларуси, Украины и Казахстана во втором периоде Киотского протокола».

«На данный момент Беларусь действительно не имеет объективной возможности присоединиться ко второму периоду обязательств Киотского протокола на утвержденных в Дохе условиях, - комментирует координатор климатической программы «Зеленой сети» Ярослав Бекиш. – Стоит также обратить внимание на то, что послужило причиной возникновения этой ситуации: национальные планы по сокращению выбросов парниковых газов изначально строились на императиве интенсивных (и, надо сказать, завышенных) темпов роста экономики Беларуси и недостаточно учитывали потребности в снижении воздействия на климат и окружающую среду. В итоге мы наблюдаем последствия ставшего классическим конфликта, когда среднесрочные экономические интересы априори ставятся выше долгосрочных интересов в области сохранения и восстановления окружающей среды, а не комплексно учитывают их. В этой связи нельзя рассчитывать на какое-то быстрое решение сложившейся ситуации, но совершенно очевидно, что нам следует пересмотреть многие из принятых подходов и начать с пересмотра положений Национальной стратегии устойчивого социально-экономического развития (НСУР) таким образом, чтобы действительно встать на низкоуглеродный путь развития экономики».

Ожидается, что юридический анализ поправки будет готов к концу февраля, после чего страны намерены добиваться включения вопроса дополнительной интерпретации решений Дохи в повестку июньской переговорной сессии в Бонне, а также 19-й Конференции Сторон РКИК ООН, которая состоится в конце ноября в Варшаве. Исходя из результатов работы в течение года стороны намерены вернуться к вопросу ратификации поправки, регламентирующей Киото-2 – это означает, что, по крайней мере, до конца 2013 года Беларусь, Россия, Украина и Казахстан не планируют ратифицировать документ и включаться в работу в рамках КП-2.

Эксперт также прокомментировал перспективы по созданию национального углеродного рынка (напомним, пилотную версию рынка в Беларуси планировалось запустить в 2014 году, в Казахстане рынок действует с 1 января 2013 года). По словам Гребенькова, работы ведутся по утвержденному ранее плану, Беларусь готовится координировать свои действия с Казахстаном и Украиной.

Помимо этого, неожиданные итоги сессии в Дохе не повлияют на деятельность по обновлению Национальной программы по смягчению последствий изменения климата и Стратегии по снижению выбросов и увеличению абсорбции поглотителями парниковых газов, срок действия которых истек в 2012 году. Новая версия Закона «Об охране климата», принятие которого планировалось еще в 2009 году и было отложено, также будет представлено на общественное обсуждение.

Анастасия Бекиш, для Белпрусского зелёного портала

Источник фото

Опубликовано в Климат

8го декабря в Катаре завершилась очередная секция климатического переговорного процесса ООН. Несмотря на то, что буквально за сутки до окончания переговоров процесс находился на грани провала, переговорщики все-таки сумели «вырулить» на конкретные результаты – правда, довольно слабые с точки зрения НКО и экспертного сообщества.

Результаты конференции ставят законный вопрос о перспективах климатического переговорного процесса в целом – и о возможной серьезной реформе существующей формы работы. Почти все две недели переговоры проходили довольно вяло - время от времени в распоряжении наблюдателей оказывались новые переговорные тексты, состоящие практически полностью из квадратных скобок (еще не утвержденных решений), в то время как решения по ключевым вопросам откладывались на последние дни. В результате, финальные документы конференции в Дохе были утверждены уже в субботу вечером – на сутки позже официального окончания конференции, после того, как на «Сегменте высокого уровня» выступили представители всех стран.

Первой официальной реакцией на конференцию стал выдох облегчения – страны все-таки утвердили поправку к Киотскому протоколу, запускающему его второй период, а также утвердили дальнейшую реструктуризацию переговорного процесса, которая позволит продолжить работу над новым пост-Киотским соглашением, ратификация которого намечена на 2020 год. «В Дохе страны избавились от целого ряда промежуточных договоренностей и рабочих групп, оставшихся со времени подготовки саммита в Копенгагене – в частности, от устаревшего деления стран на развитые и развивающиеся по состоянию на 1992 год», подводит итоги саммита Алексей Кокорин из WWF России.  «Конечно, деление осталось, но теперь оно не является вседовлеющим правилом. Напомню, Россия еще в 2011 предложила поправку о регулярном пересмотре списков приложений на добровольной основе – поправка была поддержана развитыми странами, но отвергнута развивающимися, так что обсуждение продолжится на следующий год», полагает он.

Ключевой аспект изменения – создание единой рабочей группе по «Дурбанской платформе», которая будет работать по двум направлениям: разрабатывать новое соглашение на период с 2020 года, а кроме того, предпринимать усилия по снижению выбросов всех стран до 2020 года. К 1 марта 2013 года страны должны подать свои предложения к новому соглашения. Важно, что при разработке нового соглашения будет использован подход bottom-up - сначала РКИК ООН соберет предложения стран, в том числе, по содержанию, структуре, форме и принципам, после чего на их основе будет создан первый вариант нового соглашения.

Соглашения по финансам

На саммите в Дохе был принят и ряд финансовых решений – впрочем, намного более слабых, чем ожидалось ранее. Так, одна из ключевых проблем – «наполнение» деньгами Зеленого Климатического фонда. Еще до начала конференции Oxfam выпустил исследование программ климатического финансирования, из которого следовало, что большая часть основанных за последнее время климатических фондов остаются «пустышками». Напомним, в Копенгагене развитые страны приняли на себя обязательства обеспечить до 100 млрд долларов в год к 2020 для программы климатического финансирования. Пока же на период с 2010 по 2012 было собрано 30 млрд долларов «быстрого финансирования». По данным Oxfam, кроме денег «быстрого старта», в фонде за прошедшее время новых средств не появилось. Кроме того, даже из выплаченных $30 млрд, только треть средств может считаться «новым и дополнительным» финансированием климатических программ в развивающихся странах (как это было заявлено в момент создания фонда). Большая часть средств либо была уже обещана до Копенгагенского саммита,  либо уже включена в существующие программы помощи, либо была выдана развивающимся странам в виде займов с разными уровнями процентных ставок. Только пятая часть денег фонда была напрямую выплачена местным сообществом с целью адаптации к изменению климата, говорят эксперты Oxfam.

Основной результат Дохи в области финансов - опять обещания. «В целом говорить о конкретной сумме на следующие 3 года развитые страны категорически отказались. США настаивали, что подобная дискуссия вообще вне мандата Дурбанской платформы и данных переговоров. Вероятно, на такую позицию повлияло отсутствие у Китая, Индии, арабских стран желания идти на компромисс и постепенно двигаться к принятию сильных обязательств по снижению выбросов. В итоге была одобрена весьма расплывчатая фраза, призывающая развиты страны к тому, чтобы в следующие 3 года финансирование было не меньше, чем в предыдущие», комментирует Алексей Кокорин. То есть, речь идет опять о 30 млрд долларов на период 2013-2016, из которых пока только ЕС заявил о выделении около 6 млрд. Евро.

Впрочем, ряд положительных сдвигов в области финансирования в Дохе был все-таки сделан: в частности, Японии удалось утвердить новый финансовый угеродный механизм – систему двустороннего сотрудничества с развивающимися странами – Совместный углеродный механизм.

Напомним, Япония на протяжении последних нескольких лет пыталась продвинуть систему билатеральной торговли,  и сейчас, реформировав изначальную идею, она смогла утвердить ее в качестве нового углеродного механизма. Эксперты уже характеризуют механизм в качестве одного из самых перспективных каналов сотрудничества – пока он функционирует в пилотной связи, где также участвуют Индонезия, Индия, Вьетнам и Монголия.

Из прочих «плюсов» Дохи – запуск механизма компенсации ущерба и потерь, позволяющих получать компенсации странам, страдающим от изменения климата в настоящее время. По данным Бюллетеня климатического секретариата РСОЭС, механизм возмещения решено утвердить на следующий год в Варшаве, а к разработке программы действий приступить незамедлительно. «Для развивающихся стран – это большой прорыв. Хотя на следующих переговорах это ожидаемо приведет к жесткой борьбе за финансы», полагают российские наблюдатели.

Будущее переговорного процесса

Впрочем, все вышеперечисленные достижения конференции не компенсируют общего чувства хорошо приукрашенного «топтания на месте», присущего большей части наблюдателей.  Ряд экспертов даже выразили сожаление, что конференция не провалилась совсем – тогда, возможно, переговорный процесс имел бы шанс быстрого возрождения и обновления с «низкого старта». В настоящих же условиях формально – все довольно неплохо, а на деле – прогресса нет. Немецкий еженедельник Шпигель в середине прошлой недели объявил о «смерти» климатических переговоров, заявив о катастрофической неэффективности международного переговорного процесса в условиях роста количества природных катастроф и климатических изменений. Вывод экспертов, опрошенных Шпигелем – переход на местный и региональный уровень, концентрация на местных мерах – как снижения выбросов, так и адаптации к климатическим изменениям, с привлечением всех секторов (бизнес, НКО, администрация, ученые), а не только правительств, создание и последующая интеграция в единую систему региональных и локальных углеродных рынков (отметим, что планы создания системы стандартизации и единого учета на региональных углеродных рынках среди решений Дохи есть), возможно, даже введение углеродных налогов.  Очевидно, что столь радикальная перестройка ООН-овского переговорного процесса вряд ли произойдет быстро, но явно, что скорость работы по созданию нового климатического режима вряд ли увеличится в ближайшее время – так, по мнению даже самых оптимистически настроенных делегатов, потребуется еще как минимум 5-6 таких конференций для разработки и принятия нового соглашения.

Ангелина Давыдова, Беллона

Опубликовано в COP-18
Воскресенье, 09 Декабрь 2012 07:03

Биотопливо – за и против

Биотопливо – одна из самых спорных и обсуждаемых тем в области «зеленых технологий».  Необходимо ли оно для смягчения климатических изменений или же это ошибочный путь, ведущий к массовой вырубке лесов, голоду и бедности?  На конференции по изменению климата в Дохе эта тема не могла остаться в стороне.

Биоэнергетика активно применяется в Европе, США, Канаде, Японии, Бразилии, Китае и ряде других стран. Однако Евросоюз, поставив пару лет назад амбициозные цели по применению биомассы в транспортной сфере, недавно объявил о  заморозке  использования рапса, пшеницы, кукурузы и других культур для производства биотоплива на уровне 5 %. Продовольственная безопасность, по прогнозам, будет одним из главных испытаний для будущих поколений, поэтому вопросом, насколько целесообразно «сжигать» продукты питания, задаются многие.

Зимоне Ловера, директор Глобальной лесной коалиции, отметила на тематическом сайд-ивенте в Катаре, что широкое применение биотоплива приведет к повышению  цен на пищу, что, в свою очередь, послужит причиной для массового недоедания и бедности. Эксперт опасается и других последствий использования энергии биомассы, среди них – исчезновение лесов, конверсия экосистем и сельская безработица.  Противники биотоплива заявляют, что способность планеты производить биомассу ограничена, а использование биоэнергетики уже привело к разрушению биоразнообразия, усилило голод и земельные конфликты. Биоэнергетика, по их мнению, является оправданием применения новых, не прошедших проверку, технологий. Особую опасность у оппонентов биотопливной стратегии, вызывает применение генномодифицированных технологий, что может угрожать природным растениям.

Однако у биоэнергетики есть и защитники, считающие, что, при адекватном подходе и развитии технологий, вышеуказанных проблем удастся избежать, а энергия биомассы сможет сыграть важную роль в защите климата. По мнению Хуго Лукаса, директора департамента политического консалтинга Международного агентства IRENA, преимуществом биотоплива является то, что оно конкурентоспособно по отношению к  традиционным источникам энергии (не так дорого, как солнечная и ветряная энергетика), а также применимо в разных секторах – электричество, отопление, транспорт. Биотопливо здесь в ближайшее время является единственной «зеленой» альтернативой, поскольку развитие электромобилей идет недостаточно быстрыми темпами, считает эксперт.

По данным, приведенным Марией-Лиизой Тапио-Бистром, сотрудницей Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, 87% всей биоэнергии в мире производится из древесины. Из-за этого особую озабоченность в связи с развитием биоэнергетики, вызывает именно проблема сохранения лесов. Однако Россия, как отметил в комментарии для «Меньше двух» эксперт Центра экологических инноваций Георгий Сафонов,  обладает огромным потенциалом в использовании древесного сырья без дополнительной вырубки леса, а с помощью утилизации отходов.

«При нынешней заготовке леса в России, по самым скромным оценкам, 80% биомассы – это отходы. Большое количество углерода, калорий остается либо на делянах в виде веток и всего остального, либо уже на этапе переработки древесины – в виде опилок», – отметил Сафонов.

При повсеместном применении технологии биоугля,  древесные отходы могли составить порядка 20% в энергобалансе страны. Но для этого необходимы инвестиции и желание властей. У последних, однако, в фаворе поставщики традиционных источников энергии. В условиях же неучастия России в Киото-2 шансов на дополнительные инвестиции становится еще меньше.

Меньше двух градусов

Источник фото

Конференция ООН по проблеме изменения климата должна официально закрыться в пятницу, однако, по своеобразной традиции переговоров, к утру 7 декабря большинство острых вопросов сессии в Дохе еще не будут разрешены — при этом общественные организации-наблюдатели и некоторые делегации обвиняют страну-председателя, Катар, в очевидном недостатке политического лидерства и управления процессом.

В настоящее время в столице Катара проходит конференция ООН по проблеме изменения климата, в ней участвуют около 17 тысяч делегатов от стран, наблюдателей и журналистов. Главными темами двухнедельных переговоров, которые начались 26 ноября, стали условия второго периода обязательств по Киотскому протоколу и механизмы привлечения средств в Зеленый климатический фонд.

Официально такая конференция всегда заканчивается в 18.00 по местному времени в пятницу, однако пока этого еще ни разу не произошло, и в начале переговоров исполнительный секретарь Рамочной конвенции ООН об изменении климата Кристиана Фигерес традиционно призывала делегатов "войти в историю, закончив вовремя". Между тем, предыдущая переговорная сессия 2011 года в Дурбане (ЮАР) стала самой длинной в истории, затянувшись более чем на 36 часов до утра воскресенья.

Время уходит

Экологи в течение всего четверга заявляли о критическом положении дел на конференции, которая проходит крайне слабо даже по стандартам переговоров, где большинство решений обычно принимается в "дополнительное время", ночью и утром после официального последнего дня. В частности, Всемирный фонд дикой природы (WWF), Гринпис, Oxfam и ряд других крупнейших глобальных экологических организаций выступили со срочным призывом к главам делегаций спасти конференцию, которая сейчас, "подобно лунатику, движется к катастрофе".

Активисты заявили о том, что "опозорят на весь мир" страны, которые будут препятствовать достижению реальных результатов на переговорах в Дохе, и выразили особое недовольство пассивностью Катара как председателя конференции. Страна, к способности которой обеспечить необходимый импульс для такого сложного процесса, как переговоры по климату, у экологов имелись вопросы с самого начала, по их мнению, так и не взялась за "руль" процесса, все еще остающегося "неуправляемым" за считанные часы до конца сессии.

Аналогичное нетерпение высказывают и некоторые делегации, подчеркивающие, что стороны переговоров начинают терять уверенность в способности Катара проявить необходимое лидерство. С открытой просьбой к председателю конференции обеспечить активную работу в одной из переговорных групп вечером в четверг выступил, в частности, Евросоюз.

Двое активистов молодежного климатического движения арабских стран днем в четверг попытались развернуть в коридоре переговорного комплекса плакат со словами "Катар: зачем принимать у себя конференцию и не управлять ею?", однако почти сразу они были задержаны и лишены аккредитации. Представители глобальной кампании по проблеме изменения климата TckTckTck напомнили о том, что так называемый Доха-раунд переговоров в рамках Всемирной торговой организации (ВТО) "тянется" еще с 2001 года и на данный момент фактически парализован.

"Неужели Доха прославится как место, где умирают любые идеи?", — задаются вопросом активисты.

Климатически черновики

Первой свою работу завершила переговорная группа по Киотскому протоколу, которая подготовила свой итоговый документ еще днем в четверг. Вместе с тем, большая часть текста проекта решения пока остается в квадратных скобках — это означает, что стороны пока не смогли согласовать точные формулировки или выбрать один из нескольких возможных вариантов решения вопроса. Руководители делегаций Бразилии и Норвегии, назначенные председателем конференции сторон ответственными за неформальные консультации по наиболее сложным моментам, продолжат работу как минимум до утра пятницы.

Фактически пока сторонам переговоров не удалось принять решение ни по одному из принципиальных условий второго периода обязательств по Киотскому протоколу, который должен начаться 1 января 2013 года. Еще не определены ни продолжительность второго периода, ни возможность "промежуточного" пересмотра уровня обязательств его участников, кроме того, не решена проблема так называемого "горячего воздуха" — большого количества квот на выбросы парниковых газов, накопленных в 2008-2012 годах рядом стран, в том числе и Россией, из-за резкого падения выбросов в постсоветский период. Министр окружающей среды Польши, имеющей такие квоты примерно на 800 миллионов тонн CO2-эквивалента, Марцин Королец ранее заявлял СМИ, что для его страны вопрос сохранения этих квот после 2012 года является принципиальным. С аналогичными заявлениями также выступили Россия и Украина, тогда как развивающиеся страны настаивают на полном аннулировании всего "горячего воздуха".

Еще более тяжелое положение дел сохраняется в рабочей группе по долгосрочным мерам сотрудничества, которую многие наблюдатели на переговорах еще в ходе первой недели называли основным потенциальным источником проблем на конференции. Эта группа была создана в 2007 году для того, чтобы через два года, на конференции в Копенгагене, представить элементы нового глобального соглашения для всех стран. Попытка принять такое соглашение в Дании не удалась, и с тех пор работа группы постоянно продлялась, однако на переговорах в 2011 году в ЮАР было принято решение окончательно "закрыть" ее в Дохе.

Рабочая группа занимается целым спектром вопросов от общего видения стратегической цели до системы мониторинга и отчетности, компенсации потерь и ущерба от опасных проявлений изменения климата, адаптации и передачи технологий. Переговорные тексты по всем этим вопросам на момент написания текста находятся на разных стадиях готовности, сводный проект итогового документа, как ожидается, будет подготовлен к 8 часам утра местного времени в пятницу.

Третья рабочая группа, созданная в конце 2011 года и занимающаяся разработкой нового глобального соглашения по климату, которое после 2020 года должно сменить Киотский протокол, оказалась в некотором роде "поставлена на паузу", в частности, по просьбе развивающихся стран, делегации многих из которых слишком малочисленны для того, чтобы участвовать в таком большом количестве критически важных консультаций. Сопредседатели группы также подготовили проект ее итогового текста, в котором, в частности, обрисовали в общих деталях план работы на 2013-2015 годы. Обсуждение текста планируется на утро пятницы.

Финансовые споры

На протяжении всех двух недель переговоров вопрос "климатического" финансирования — ресурсов, направляемых развитыми странами развивающимся на помощь в сокращении выбросов парниковых газов и адаптации к изменению климата — оставался главной "болевой точкой" переговоров и поводом для взаимных обвинений в бездействии. В 2012 году заканчивается срок так называемого "быстрого" финансирования в общем объеме 30 миллиардов на 2010-2012 годы, о котором страны договорились в Копенгагене. Развивающиеся страны настаивают на необходимости срочного закрепления планов по финансированию после 2012 года, а также на "дорожной карте", описывающей пути достижения долгосрочной цели — ежегодного финансирования в объеме 100 миллиардов долларов к 2020 году. Идею "дорожной карты" поддержал также генсек ООН Пан Ги Мун, который ранее заявил, что через два года планирует собрать мировых лидеров на специальный саммит по этому вопросу.

Развитые страны пока предпочитают отделываться отчетами о триумфальном выполнении обязательств 2010-2012 годов и заверениями о намерениях продолжать в том же духе. С конкретными обязательствами пока выступили только Великобритания, Германия, Швеция и ряд других европейских стран — в общей сложности на период до 2015 года они выделят более 6 миллионов евро. Такие страны, как, например, Япония и Новая Зеландия, лишь заявили о том, что выделят новые объемы "климатического" финансирования — без указаний сроков и сумм.

Вторжение скептиков

Неожиданный поворот в четверг вечером приняло традиционное неформальное заседание, которое председатель конференции проводит для того, чтобы стороны переговоров могли получить информацию о статусе тех или иных вопросов повестки и высказать мнения по их поводу.

После выступлений ряда групп стран, которые высказывали обеспокоенность тем, что менее чем за сутки до формального завершения сессии многие вопросы остаются нерешенными, о желании выступить с заявлением сообщила Мьянма. Впоследствии выяснилось, что на месте делегатов от этой страны находился известный "климатический скептик" из Великобритании лорд Кристофер Монктон, который является одним из наиболее ярых противников представления о том, что деятельность человека влияет на климат Земли.

"У нас есть два соображения. Во-первых, за последние 16 лет, которые мы вот так собираемся, никакого глобального потепления не было. Во-вторых, затраты ресурсов на меры по борьбе с так называемым изменением климата намного превосходят возможные затраты на адаптацию к нему в будущем", — сказал Монктон, вызвав недоумение у многих присутствующих в зале.

Скептик также призвал пересмотреть научную сторону вопроса об изменении климата, после чего покинул зал. По итогам своего "выступления" Монктон лишился аккредитации на конференции.

РИА Новости

Опубликовано в COP-18

Директор Департамента по гидрометеорологии Минприроды Олег Максюта в своем выступлении на сегменте высокого уровня 18-й Конференции Сторон РКИК ООН, подходящей к завершению в Дохе, подчеркнул необходимость учитывать роль водно-болотных угодий в смягчении последствий изменения климата.

Как известно, болота несут важную функцию регуляции содержания в атмосфере парниковых газов – углекислого газа и метана, а также закиси азота, которая оказывает воздействие на парниковый эффект в 300 раз сильнее, чем углекислый газ. «Здоровое» болото поглощает часть углекислого газа из атмосферы путем постоянного образования торфа, тогда как в деградированном торфянике из-за взаимодействия с кислородом происходит активное разложение торфа, что вызывает интенсивные выбросы углекислого газа и метана. Таким образом, из естественного поглотителя и накопителя парниковых газов деградированное болото становится опасным источником выбросов и, наоборот,  вредно воздействует на окружающую среду.

На международных климатических переговорах Беларусь уже долгое время активно продвигает включение менеджмента водно-болотных угодий в сектор «Землепользование, изменение землепользования и лесное хозяйство» (ЗИЗЛХ), в котором на данный момент учитываются только стоки парниковых газов при управлении лугами, пастбищами и лесами. Согласно предложению Беларуси сокращение выбросов парниковых газов, полученное в результате восстановления болот, также должно учитываться.

Правда, несмотря на активность нашей делегации, этот вопрос до сих пор не решен: теперь Беларусь рассчитывает на успех «болотной темы» в новом всеобъемлющем соглашении об изменении климата, которое должно вступить в силу к 2020 году. «Новое соглашение должно учитывать особую роль торфяников, водно-болотных и лесных экосистем в поглощении углерода и предусматривать расширение механизмов за счет включения таких важнейших элементов, как проекты по восстановлению и сохранению лесов и болот с акцентом на торфяные болота», – сказал в своей речи на СОР18 Олег Максюта.

Однако, защищая торфяники на международной арене, наша страна оказывается в достаточно двусмысленном положении: Беларусь, потерявшая в результате варварской советской мелиорации более половины своих болотных угодий, вновь собирается осушать болота и разрабатывать торфяные месторождения, причем не где-нибудь, а на территории особо охраняемых природных территорий. Согласно Постановлению Совета Министров № 794 от 17.06.2011 пострадают восемь природных заказников, причем в их числе два болота, которые уже проходили повторное заболачивание в рамках проектов международной технической помощи – Морочно и Докудовское.

«Конечно, это заявление представителя Беларуси выглядит удивительно, особенно в контексте того, что Постановление №794 «О некоторых вопросах добычи торфа и оптимизации системы ООПТ» вступает в силу уже с Нового года, и появится первая жертва торфодобычи – болото «Святое» в заказнике «Озеры», – комментирует Ольга Каскевич, координатор Общественной кампании за сохранение болот на особо охраняемых природных территориях.

Общественная кампания стартовала 25 октября, ее инициаторами выступили товарищество «Зеленая сеть», ОО «Ахова птушак бацькаўшчыны», ОО «Экодом» и Учреждение «Центр экологических решений». В данный момент ведется сбор подписей под открытым обращением в защиту белорусских болот, поставить свою подпись в защиту белорусских болот можно здесь. Датой окончания сбора подписей станет Всемирный день водно-болотных угодий 2 февраля 2013 года. Организаторы кампании, к которой уже присоединились 12 общественных организаций, планируют передать Обращение премьер-министру Республики Беларусь, управляющему делами Президента, министру энергетики и министру природных ресурсов и охраны окружающей среды.

«Сейчас кампанией за сохранение болот собрано почти 9000 подписей. Совсем недавно проблемой заинтересовался секретариат Рамсарской конвенции, – продолжает Ольга Каскевич. – Также и другие международные организации, такие как Wetlands International, Фонд дикой природы (WWF), Greenpeace, Wetland Link International и другие, были проинформированы о планируемом уничтожении чуть ли не последних болот Европы и, пожалуй, единственных сохранившихся из естественных».

Стоит, однако, отметить, что Минприроды и ранее не поддерживало «амбициозные» планы правительства по добыче торфа: по словам заместителя Министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Анатолия Лиса, при рассмотрении Постановления №794 Совмином Министерством "были изложены все отрицательные последствия его реализации".

В своей речи на СОР18 Олег Максюта отметил, что сохранение болот «наряду с позитивным для климата эффектом позволит не допустить исчезновения биоразнообразия, обеспечит учет социально-экономических интересов местных сообществ». Хорошо, что Министерство охраны окружающей среды не зря носит такое название и не утратило здравый смысл. Плохо, что в погоне за выгодой от продажи торфа наше правительство игнорирует не только мнение общественности, но и мнение собственных министерств.

Анастасия Бекиш, для Беларусского Зелёного Портала

Источник фото

Экологические организации-наблюдатели на переговорах по климату встревожены отсутствием видимого лидерства в переговорном процессе, которое может привести к крайне слабым результатам конференции, которая должна закрыться уже в пятницу.

"Переговорный процесс в эти дни всегда становится несколько хаотическим, но в этот раз он еще более неуправляемый и, похоже, достиг критической точки. Никто не управляет им, не направляет его", — сказала на пресс-конференции в четверг эксперт экологической организации E3G Лиз Галлахер.

Она подчеркнула, что контуры возможного пакета решений в Дохе уже проступают, но для достижения этого результата не хватает политической энергии и воли, и наблюдатели призывают глав делегаций "взяться за работу".

"Иначе мы рискуем получить по итогам конференции только "зомби"-результат", — заявила Галлахер.

Представитель альянса экологических организаций Climate Action Network International Ваэл Хмаидан добавил, что экологи все еще ждут от председательствующего на переговорах Катара заявления о собственных обязательствах по сокращению выбросов на период до 2020 года.

"Я думаю, сегодня последний день, когда такое заявление может существенно повлиять на ход переговоров", — сказал Хмаидан.

На прошлой неделе экологические организации на конференции ООН по климату в Дохе призвали Катар, возглавляющий переговорный процесс, в самое ближайшее время заявить о своей добровольной цели по сокращению выбросов парниковых газов.

Решение о проведении итоговой конференции 2012 года в Катаре, о котором было объявлено год назад на переговорах в ЮАР, разочаровало многих экологических активистов. Экологи неоднократно заявляли о том, что стране-участнице ОПЕК с самыми высокими в мире выбросами парниковых газов на душу населения нужно проявить больше политического лидерства для того, чтобы конференция была успешной.

Председатель конференции, бывший министр энергетики Катара Абдулла бин Хамад аль-Аттия на пресс-конференции 26 ноября заявил, что показатель выбросов парниковых газов на душу населения может быть "предвзятым" по отношению к небольшим странам.

По его словам, Катар добился значительных успехов, в частности, в солнечной энергетике, "зеленых" технологиях использования попутного нефтяного газа, а также улавливания и захоронения углерода (carbon capture and storage, CCS). Кроме того, страна выполнила цели своей экологической политики в 2007-2011 годах.

РИА Новости

Опубликовано в COP-18

Беларусь представила свои обязательства по сокращению выбросов парниковых газов в рамках второго периода обязательств Киотского протокола: теперь они составляют минус 12% от базового 1990 года.

В интервью Рейтерс Поинт Карбон представитель делегации Беларуси на международных переговорах по климату Александр Гребеньков заявил: «Мы официально представили в ООН наши цели по сокращению выбросов и однозначно собираемся участвовать во втором периоде Киото». По его словам, Беларусь собирается  сократить эмиссию парниковых газов на 12% к 2020 году, ограничить выбросы крупнейших промышленных предприятий, а также планирует создать национальный углеродный рынок к 2014 году.

Таким образом, цель Беларуси несколько более жесткая, чем озвучивалось ранее: напомним, в мае наша страна уже представляла свои предполагаемые обязательства в Киото-2, и тогда они составили минус 8% по отношению к базовому 1990 году.

В чем причина?

На климатических переговорах Беларусь всегда следовала своему имиджу «страны стабильности» и демонстрировала лидерские качества в обороне льгот для стран с переходной экономикой, но не в действительно сильных целях по сокращению эмиссий ПГ. Разумеется, на этом фоне действия Беларуси в Дохе выглядят удивительно. Однако в чем причина и так ли высоки новые цели Минска?

С наступлением второго периода обязательств Киотского протокола Беларусь, как известно, получит возможность участия в механизмах гибкости (речь в данном случае идет о проектах совместного осуществления и торговле квотами). Партнерами могут выступить развитые страны, которые также собираются участвовать в Киото-2: пока это ЕС, Норвегия и Австралия. Последняя находится в геополитическом отдалении от Беларуси, а вот потенциальное сотрудничество с ЕС и Норвегией может оказаться затруднительным в свете и так не слишком благоприятных политических отношений этих государств в белорусским режимом.

Однако даже если не брать во внимание проблемы с демократией в Беларуси и сопутствующие этому разногласия с ЕС, европейские страны не желают сотрудничать с теми, кто имеет слабые цели по сокращению выбросов ПГ: яркой иллюстрацией этому служит давление ЕС на Украину. Как известно, представители ЕС высказались скептически о возможности участия в углеродном рынке EUETS, пока обязательства Украины останутся на не слишком впечатляющем уровне. В этой ситуации Беларуси было просто необходимо сделать шаг вперед и продемонстрировать положительную динамику.

Сокращение или рост?

По последним доступным данным Международного энергетического агентства в 2010 году выбросы Беларуси находились на уровне на 36% ниже базового 1990 года и составляли 89 миллионов тонн в СО2 эквиваленте. Фактически новая цель в минус 12% не означает необходимости сокращения выбросов, а напротив – дает возможность их роста в течение следующих 8 лет.

В интервью Рейтерс Поинт Карбон Александр Гребеньков признал, что выбросы действительно будут расти в абсолютном выражении, однако настоял на том, что страна будет предпринимать усилия для того, чтобы отойти от так называемого сценария business-as-usual (бизнес-как-обычно).

«Основной причиной увеличения наших обязательств стало стремление ликвидировать так называемый «горячий воздух», - сказал Гребеньков.

«Горячим воздухом» называют доступные для продажи излишки квот, полученные не в результате активных действий по сокращению выбросов парниковых газов. В данный момент на переговорах в Дохе вопрос «горячего воздуха» является одним из наиболее проблемных: Россия, Украина и Польша, страны, владеющие наибольшим количеством излишков квот, требуют их переноса во второй период Киото и возможности дальнейшего использования, что не устраивает остальные страны. Таким образом, декларативный отказ Беларуси от «горячего воздуха» должен стать популярной мерой.

В этих условиях будет не лишним вспомнить, что в Беларуси отмечались сильнейшие кризисные явления в 2011 и 2012 годах, и это, безусловно, должно было сказаться на уровне выбросов. Также, очевидно, не следует ожидать выхода белорусской экономики из кризиса в ближайшее время, что наводит на сомнения на счет того, не ограничатся ли выбросы Беларуси естественным путем ввиду снижения объемов производства. В связи с этим новые обязательства Беларуси уже не выглядят действительным отказом от business-as-usual.

Углеродный рынок придет в Беларусь?

По словам делегации Беларуси, более сильные «киотские» цели необходимы для создания функционирующего национального углеродного рынка и его последующего линкования с другими рынками.

В 2013 году в Беларуси начнется подготовительный период к запуску пилотной версии национального углеродного рынка в 2014 году, который по планам охватить около 60% выбросов ПГ в стране.

«Кажется, мы станем следующей после Казахстана страной национальной системой торговли выбросами, - сказал Гребеньков, - в будущем мы планируем также рассмотреть возможность объединения наших рынков».

Стоит отметить, что помимо адекватных целей по сокращению выбросов, для полноценного функционирования углеродного рынка в нашей стране необходимо также принятие Закона Республики Беларусь «Об охране климата», создание которого было направлено в том числе на комплексное урегулирование правоотношений в этой области. По первоначальному плану Закон должен был быть принят еще в 2009 году, однако из-за ряда внутриполитических сложностей отложен «в долгий ящик».

По информации Point Carbon

Подготовила Анастасия Бекиш, для Беларусского Зелёного Портала

Источник фото

Опубликовано в Климат

Будущее соглашение-"преемник" Киотского протокола после 2020 года должно отражать экономическую реальность, а не основываться на идеологическом делении стран, и именно такое соглашение сможет ратифицировать американский Конгресс, заявил спецпредставитель США по климату Тодд Стерн на пресс-конференции в понедельник.Решение о подготовке к 2015 году нового соглашения, которое в перспективе после 2020 года сменит Киотский протокол, страны приняли на конференции ООН по климату в прошлом году в ЮАР.

Отвечая на вопрос о том, каким должно быть новое соглашение, чтобы США, отказавшиеся от Киотского протокола, ратифицировали его, Стерн отметил, что двумя ключевыми моментами того решения были универсальность — новое соглашение будет распространяться на все страны, а также то, что работать оно начнет после 2020 года.

"Тот факт, что это должно быть соглашение нового мира 2020-х годов, еще сильнее продвигает переговоры в направлении, в котором мы, честно говоря, двигаем его с 2009 года... — хотя, разумеется, должна быть дифференциация обязательств стран, мы считаем, что основой этой дифференциации должны быть практические, прагматичные соображения реального мира, она должна быть построена на национальных особенностях стран и их возможностях, а не на идеологии", — сказал Стерн.

Он подчеркнул, что в Дурбане страны не договаривались "проводить границу посреди мира так, что у стран на одной стороне нет никаких обязательств, а страны на другой несут их все".

Развивающиеся страны на переговорах ООН по изменению климата часто обвиняют США в попытках "отменить" так называемый принцип общей, но дифференцированной ответственности, согласно которому, хотя изменение климата является глобальной проблемой, ответственность за ее решение несут в первую очередь развитые страны, экономическое развитие которых исторически способствовало ее возникновению.

Более 17 тысяч делегатов, экспертов и журналистов собираются в столице Катара для участия в конференции ООН по проблеме изменения климата. Как ожидается, главными темами двухнедельных переговоров, которые начались 26 ноября, станут условия второго периода обязательств по Киотскому протоколу и механизмы привлечения средств в Зеленый климатический фонд.

РИА Новости


Ссылки по теме:

России не нужно форсировать обсуждение поправки к конвенции ООН по климату

Опубликовано в COP-18

Германия отказывается от АЭС и планирует к 2050 г. вырабатывать 80% всего электричества из возобновляемых источников энергии. Даже скептикам нравится цель Германии – доказать всем, что мощная промышленная экономика может перестроиться с ядерной и ископаемой энергетики на ВИЭ и энергоэффективные технологии.

Германское «We can» основано не на оптимизме, столь нехарактерном для немцев, а на прагматизме и опыте последних двадцати лет, в течение которых альтернативная энергетика страны развивалась быстрее и становилась более надежной и дешевой, чем кто бы то мог ожидать.

Во время конференции ООН по изменению климата в Дохе состоялся сайд-ивент, организованный фондом им. Генриха Белля, на котором были представлены успехи Германии в  «перестройке энергетической системы». За последние 10 лет доля электричества, получаемого из ВИЭ, возросла в ФРГ с 6% до 25%. В солнечные и ветреные дни альтернативные источники энергии удовлетворяют до половины всей потребности страны в электричестве, что еще пару лет назад никто не мог и предположить. По последним оценкам, Германия  обгонит намеченный график и будет к 2020 иметь более 40% от всего электричества за счет ВИЭ.

Важную роль в развитии альтернативной энергетики Германии сыграл Акт о возобновляемых источниках энергии (2000г.), обеспечивающий приоритетный доступ к сети электричеству, сгенерированному из ВИЭ. Однако переход к высокоэффективной экономике, основанной на  возобновляемых источниках энергии, – решение недешевое и требует широкомасштабных инвестиций до 200 млрд. евро. Но не стоит забывать, что ископаемые источники энергии и атомная энергетика получают существенные субсидии и их цена не включает в себя экологические издержки. Таким образом, возобновляемая энергетика только кажется дороже традиционной, тем более что последняя дорожает с каждым днем, в то время как ВИЭ, наоборот, дешевеют.

Германская энергетическая революция активно поддерживается и непосредственно реализуется самими гражданами страны.  Немцы хотят чистую энергию и многие из них стремятся производить ее сами. К 2011 г. более половины вложений в ВИЭ были сделаны малыми инвесторами. Таким образом, «перестройка» энергетики усилила малый и средний бизнес и поощрила местные сообщества и граждан производить свою собственную возобновляемую энергию. Важно и то, что «зеленая энергетика» создает новые рабочие места, уже сегодня более 380 тыс. немцев работает в секторе ВИЭ – значительно больше,  чем в сфере традиционной энергетики.

При помощи перестройки энергетической системы Германия также, безусловно, стремится избавиться от энергетической зависимости извне и обеспечить себе первенство на мировом рынке энергоэффективных и возобновляемых технологий.  Спрос на  ветряные турбины, солнечные панели, гидроустановки, системы хранения и технологии Smart Grid будет, по оценкам экспертов, постоянно расти. Германия планирует использовать все преимущества «первопроходца» и,  когда весь мир перейдет к ВИЭ,  она будет крупным поставщиком качественных технологий, специалистов и услуг в этой области.

Не стоит забывать и о климатических обязательствах страны, выполняемых за счет перехода к новой энергетической системе. Даже после остановки 8 АЭС весной 2011г. Германия сократила за указанный год эмиссии парниковых газов на 2%. В целом, концу 2011 г. ФРГ уменьшила выбросы на 27% и уверенно идет к цели -40% к 2020г. (относительно уровня 1990г).

Секрет успехов Германии на пути к «зеленой экономике» лежит в комбинации нескольких факторов: политической воли, участия общественности и хорошей экономической базы.  Реальна ли энергетическая революция в других, бедных или, наоборот, богатых нефтяных странах? Эксперты уверены, что да, но при условии наличия соответствующей государственной политики, инвестиций, активного вовлечения гражданского общества и передачи технологий. Многим странам, обладающим большим природным потенциалом развития ВИЭ, это будет сделать значительно проще, к тому же, благодаря усилиям Германии и Китая, стоимость ВИЭ уже значительно снизилась.

К сожалению, Россия так и остается в хвосте процесса – даже заявленная ранее правительством цель довести долю возобновляемой энергетики до 4,5% к 2020 году вряд ли будет реализована. Повышение энергоэффективности на 40%, обещанное несколько лет назад президентом, также под вопросом. К сожалению, российские чиновники до сих пор не понимают, что модернизация изношенной энергетике в России остро необходима. И что рано или поздно она все-таки произойдет. Вместо того, чтобы применять прогрессивный опыт, правительство России отказывается от участие во втором периоде Киотского протокола, который мог бы привлечь в страну до $10 млрд «зеленых» инвестиций. Россия упускает те возможности, которые пока еще есть, и не может осуществить свои же более чем скромные планы по развитию возобновляемых источников энергии и повышению  энергоэффективности. Очевидно, что властям все это просто не нужно, пока можно в огромных количествах экспортировать нефть и газ. Подобная политика ведет лишь к наращиванию выбросов парниковых газов и усилению скорости изменения климата на планете. И чем дольше российские власти будут ее исповедовать, тем больше Россия будет отставать от других развитых стран и тем дороже в конечном итоге обойдется перестройка старой и неэффективной энергетической системы.

Меньше двух градусов

Источник фото

Опубликовано в Энергетика

Неготовность стран "закрыть" одну из рабочих групп и продуктивно завершить работу последних пяти лет может завести конференцию ООН по климату в Катаре в тупик и окончательно "развалить" переговорный процесс, считают эксперты экологических и других общественных организаций.

Опубликовано в COP-18
Страница 1 из 2