18 Февраль 2013

АЭС – это не только электроэнергия и тепло, но и миллионы кюри радиоактивных отходов

redioaktivnye-othody.jpgРекламные публикации Росатома, в которые, впрочем, превратились все официальные сообщения о строительстве Островецкой АЭС, скромно умалчивают об важнейшем аспекте функционирования атомных станций - производстве ими колоссального количества опаснейших отходов, технологии стопроцентной нейтрализации которых не существует нигде в мире.

Реактор АЭС интенсивно производит облученное ядерное топливо (ОЯТ). Его еще называют отработанным ядерным топливом, что в принципе не верно, т.к. оно продолжает « работать» еще сотни тысяч, а то и миллионы лет, выделяя тепло и радиоактивность. При функционировании одного реактора типа ВВЭР (в Островце их собираются разместить два) отходы нарабатываются весьма активно: около 25 тонн очень радиоактивных твердых отходов и 100 тыс. кубометров менее опасных жидких ежегодно.  По два с половиной грамма и 10 литров на душу каждого белоруса!

Суммарная радиоактивность «свежего» топлива с трехпроцентным обогащением по урану-235 после  года эксплуатации увеличивается  в 100 млн. раз!  А топливо в активной зоне реактора облучается от двух до семи лет.  По сравнению со «свежим» топливом ОЯТ содержит меньше урана - 235 (он «выгорает»), зато накапливаются изотопы плутония, другие трансурановые элементы, а также осколки, или продукты деления – ядра средних масс. Период  полураспада некоторых из них исчисляется миллионами лет! С течением времени изменяются также и физические характеристики конструкционных материалов тепловыделяющих сборок (ТВС). В определенный момент они становятся функционально непригодными (попросту «дырявыми»)  для нормальной работы реактора и подлежат удалению из него.

Облученные сборки перемещают из активной зоны реактора во временное пристанционное хранилище с помощью специальной перегрузочной машины. Тепловыделяющие сборки слишком радиоактивны, чтобы их можно было куда-то везти. Около реактора размещают бассейны с водой, где ТВС и «остужают». Происходит химическая обработка, которая также сопровождается появлением дополнительных отходов. Только после 3–8 лет такой  выдержки становится возможным их вывоз с площадки АЭС. При этом необходимо вентилировать бассейн, чтобы исключить накопление газов, в том числе и образование взрывоопасного гремучего газа, постоянно очищать воду от радиоактивных загрязнений, появляющихся из-за негерметичности побывавших в реакторе ТВС. Воду очищают также от следов коррозии конструкционных материалов. После всех этих операций количество отходов, естественно, возрастает. Есть еще ряд проблем, с которыми придется столкнуться, когда АЭС заработает и начнет производить десятки и тысячи тонн радиоактивных отходов. Ради их решения бассейны выдержки превращаются в сложные технологические  установки. Сложные и опасные.

Аварии, связанные с ОЯТ происходят регулярно. Так, 10 апреля 2003 года в хранилище тепловыделяющих сборок на атомной электростанции Пакш, расположенной  11.5 км южнее Будапешта,   произошла авария, которая при неблагоприятном развитии могла привести к ядерному взрыву. 30 тепловыделяющих сборок (около 10-й части всей загрузки реактора) после процесса химической очистки хранились в стальном бассейне. В результате ошибок операторов  стержни перегрелись, вода выкипела, температура поднялась до 1200 градусов, выделившийся радиоактивный газ заставил персонал спастись бегством. Пустили на раскаленные стержни воду – они рассыпались,  и на дне образовалась радиоактивная масса. Будапешт спало только чудо. Последствия аварии преодолевали несколько лет и завершили восстановительные работы лишь год назад.

Самая серьезная авария, связанная с хранением отходов,  известная как «киштымский взрыв», произошла в  СССР. В сентябре 1957 г. на комбинате "Маяк" (Озерск, Челябинская область) взорвался резервуар с радиоактивными отходами. Прошел выброс радиации объемом 20 млн кюри, что всего лишь в два с половиной раза меньше, чем во время Чернобыльской катастрофы.  Естественно, и взрыв,  и его последствия были засекречены. Информация о взрыве поступила в СМИ только в конце 80-х.  Сегодня  трудно установить, сколько людей тогда пострадало. Последствия взрыва не преодолены до сих пор. Мне приходилось побывать на месте его эпицентра. И спустя несколько десятков лет там нельзя было находиться дольше минуты даже в защитной одежде.

Транспортировка ОЯТ - непростая операция

Нам обещают, что накопленные радиоактивные отходы будет забирать поставщик топлива. Предположим, это так. Но  операция транспортировки опасна, как и все остальное, что связано с АЭС. Только в США в 1971 -1981 годах произошло 108 аварий при перевозке радиоактивных веществ, в том числе, отходов. После атаки на нью-йоркские небоскребы в 2001 году любая транспортировка отходов по стране была запрещена как «крайне опасная операция с точки зрения физической защиты ядерных материалов от несанкционированного доступа».

Российские атомщики, будущие строители белорусских реакторов,  на своих сайтах утверждают, что на территории России при транспортировке ОЯТ аварий не было. Верится с трудом. Даже в аккуратной и педантичной Германии загрязнения окружающей среды в ходе перевозки ОЯТ регистрируются по несколько раз в год. А при уровне аварийности на российском транспорте в разы более высоком, чем в Европе, в действительности эти инциденты происходят регулярно.

Так  эксперт Владимир Кузнецов приводит следующий перечень опасных ситуаций: «обнаружение на железнодорожном перегоне полувагона с открытым люком и свисающим из него контейнером, содержащим концентрат природного урана», «повреждение железнодорожных вагонов с образованием трещин в стальных несущих конструкциях при транспортировке упаковок  с ОЯТ»,  розлив около 1000 л сернокислого урансодержащего раствора при транспортировке автотранспортом, «падение упаковки с радиоактивными веществами под колеса автомобиля»  и многие другие. А сколько инцидентов попросту не было зафиксировано должным образом?

Итак, казалось бы, простая операция перемещения груза их пункта А в пункт Б вырастает в серьезную проблему, требующую серьезных затрат. (Кстати, как и другие затраты, связанные с ОЯТ, они не включаются в себестоимость «самой дешевой электроэнергии»). Потребуются специальные транспортные средства с элементами задержки доступа, организация охраны, организация спецсвязи для оповещения об опасности и вызова дополнительных средств ответного реагирования  по всему маршруту следования транспорта с опасным грузом. Риску подвергнется значительная территория нашей страны.

В российских хранилищах места уже нет

При непредвзятом и ответственном рассмотрении проблемы выясняется, что наши отходы могут так и не уехать  в Россию. Придется складировать их у себя в качестве «подарка» будущим поколениям. Ведь по данным  российских экспертов  «предприятия ядерного топливного цикла, расположенные на территории Российской Федерации, не готовы к приему на переработку и хранение зарубежного ОЯТ». Основная причина – не успевают перерабатывать свою собственную радиоактивную грязь. «Тем самым существенно повышается риск возникновения аварийных ситуаций, связанных с накоплением ОЯТ на площадках АЭС в европейской части РФ. Кроме этого, прекращается вывоз ОЯТ с атомных подводных лодок Северного и Тихоокеанского флотов,  где и так ситуация с ОЯТ является критической» (данные В. М. Кузнецова).

Это так. В России уже накоплено более 500 миллионов кубометров жидких отходов и около 180 миллионов тонн твердых. Нельзя исключать, что в случае прихода в этой стране к власти экологически ответственных людей прием чужих ОЯТ будет вообще прекращен.

Демонтаж АЭС после выработки ресурса также превращается в непреодолимую проблему. Ее решение откладывается на десятки лет. Остановленные станции стоят и ждут, когда наши дети и внуки придумают, что с ними делать. Нигде в мире не демонтирована ни одна большая промышленная  АЭС. Хотя для этого создаются специальные фонды.

Способы создания и управления фондами различны в разных странах. В общем случае та¬кие фонды образуются за счет отчислений от доходов от коммерческой деятельности и их объемы согласуются с правительством либо через органы регулирования (Швеция), либо че-рез организацию, отвечающую за обращение с радиоактивными отходами (Бельгия, Испания).

В половине стран мира, использующих атомную энергию,  держателем фонда является оператор АЭС, в пяти странах — государство, в восьми — спе¬циальные органы.
Но, даже в странах, которые принято считать цивилизованными,  в сфере формирования фондов для вывода АЭС из эксплуатации и их последующего демонтажа происходят, мягко говоря, странные вещи.

Во Франции фирма EDF, желая расширить свое участие на мировом рынке электроэнергии, стала приобретать за счет средств фонда элек¬троэнергетические предприятия во всем мире. Часть таких предприятий в странах Латинской Америки (в Аргентине и Бразилии) оказалась убыточной. В результате таких операций из первоначальных 27 млрд евро  фактически в фонде оказалось толь¬ко 1,585 млрд., т.е.  в 15 раз меньше.

Нередко средства, предназначавшиеся для вывода из эксплуатации и демонтажа АЭС,  использовались компанией - владельцем в качестве оборотных. Широко известен скандал с банкротством компании British Energy, которое привело к тому, что расходы на демонтаж АЭС, принадлежавших ей, лег на плечи налогоплательщиков. А всего эти налогоплательщики заплатят за  демонта¬ж ядерных установок Великобритании при¬мерно 48 млрд фунтов  стерлингов.

Совсем неважно обстоят дела у нашего  ядерного партнера – России. По мнению директора Центра ядерной экологии и энергетической политики Лидии Поповой денег на вывод старых энергоблоков из эксплуатации нет вообще. Этого же мнения придерживаются авторы отчета «Состояние российского фонда по выводу из эксплуатации старых энергоблоков АЭС»: «На сегодняшний день фонды, организованные в 1997 году, не оставили никаких следов своего существования, несмотря на то что законы и подзаконные акты четко предписывали накопление в них средств. Если они и поступали, то, по всей вероятности, были потрачены или уничтожены инфляцией». Не уверен, что наш «демонтажный» фонд постигнет лучшая судьба. Трудно не согласится в этой связи с академиком  РАЕН В.И Комаровым:  «Да, ядерная энергетика сегодня самая дешевая, но с учётом обращения с радиоактивными отходами, она - самая дорогая, и наше поколение живет в кредит у будущих поколений с фантастической кредитной ставкой».

Юрий Воронежцев, Стратегическая мысль

Источник фото



Добавить комментарий


Код безопасности
Обновить изображение