Пятница, 08 Февраль 2013 07:03

Черная кошка в темном подвале

kak-pomoch-bezdomnym-zhivotnym.jpgОчередной скандал с бездомными животными: в Минске подвалы многоэтажных домов замуровывают вместе с котами. Жильцы не в силах слушать вопли погибающих от голода и жажды животных, а коммунальники только отмахиваются: налогов, мол, вы за них не платите, а нам за открытые подвалы, которые могут стать прибежищем бездомных, пожарные и санэпидемстанции штрафы впаяют. Жестоко? Да. Но неново — об этой проблеме зоозащитники твердят не первый год. Даже удалось привлечь к административной ответственности за жестокое обращение с животными одного (!) директора ЖЭСа. Коты меж тем продолжают гибнуть, а жильцы возмущаться.

К сожалению, таковы на сегодня правила игры. Точнее, они отсутствуют. Очередная попытка принять закон, регулирующий отношения человека и братьев его меньших, не удалась. Законопроект «Об обращении с животными» из Парламента отозван. Рабочая группа стремилась отыскать компромисс, который устроил бы и защитников животных, и тех, кто хочет оградить себя от присутствия четверолапых. Увы, эти два лагеря самостоятельно почти не способны прийти к соглашению. Неудивительно, что попытка примирить их одним документом оказалась неудачной. Очевидно: пока не будут выработаны механизмы, способные понизить градус проблемы, положение вряд ли изменится. Особенно на фоне растущей численности бездомных котов и собак.

Подать пример решили недавно созданные общественные объединения защиты животных «Город» и «КиС». Они не только усадили за «круглый стол» зоозащитников, представителей ветслужб, ЖКХ и местных властей (дело происходило в Смолевичах), но и предложили реальные шаги к решению задачи. Исходная позиция такова: зоозащитники, волонтеры берут под опеку бездомных кошек и собак, лечат их, стерилизуют, пристраивают в добрые руки... и сталкиваются со все новыми, более многочисленными отрядами бродяжек. Представители ЖКХ, которые по заявкам жителей отлавливают и усыпляют (а иногда и попросту отстреливают) одичавших питомцев, также констатируют: их количество никак не уменьшается. Получается, что огромные средства и силы пускаются фактически на ветер. Светлана Андрухович, руководитель МООЗЖ «Город», живущая в Смолевичском районе, поняв, что в одиночку не справиться, отправилась в местный райисполком. Нашла понимание. Итог — выделена земля под строительство приюта и площадки для выгула и дрессировки собак. Оказывается, на местном уровне вполне можно часть средств, выделенных на борьбу с бродячими животными, перераспределять на более гуманные подходы.

Интересно, что в Минске есть другой пример сотрудничества. Когда хозяева хотят избавиться от ставшего ненужным животного и звонят в «Фауну города» — предприятие, в функции которого входит эвтаназия «отказных» кошек и собак, их звонки переадресовывают волонтерам, подыскивающим бедолагам новых владельцев. Кстати, на «круглом столе» не раз звучало: сейчас непросто найти информацию, куда можно деть своего питомца, а потому их часто или усыпляют, или попросту выставляют за дверь. Тем более что ответственности за это никакой не предусмотрено.

Отбросим морально–этический аспект, случаи–то бывают разные: длительная командировка, смена места жительства, медицинские противопоказания, смерть владельца, в конце концов. Куда пристроить осиротевшее животное? Да и на другие важные вопросы — где и как зарегистрировать, как правильно содержать, в чем плюсы и минусы стерилизации, какие нужны прививки — ответы придется еще поискать. В Смолевичах представители ЖКХ предложили размещать нужные сведения на обратной стороне жировок — чем не пример для других городов? А ведь можно и на площадках для выгула сделать информационные стенды, и «горячий номер» организовать. Зоозащитники согласны делать листовки и буклеты, помогать в проблемной ситуации с животными и вообще с повышением общей культуры. Ведь даже к стерилизации большинство владельцев относятся настороженно, а в итоге в «Фауну города» приносят столько же родившихся у домашних любимцев «по случаю» котят и щенков, сколько отлавливают бездомных псов и котов.

Очень хочется надеяться, что сотрудничество, которое начато в Смолевичах, не остановится на стадии договора о намерениях. А выльется в конкретные дела: откроется приют, будет больше нужной информации для владельцев животных. Действуя точечно, берясь за посильные задачи, реально повлиять и на ситуацию в целом. Тогда, возможно, появится и новый законопроект об обращении с животными, который станет основой для разумных соглашений, а не раздоров.

Юлия Василишина, СБ

Источник фото

Рэгіянальны Экалагічны Цэнтр (Венгрыя) абвяшчае конкурс грантаў для арганізацый грамадзянскай супольнасці па абароне навакольнага асяроддзя і ўстойлівым развіцці ў Беларусі.

Прымаюцца заяўкі:

  • на нацыянальныя гранты, на сумы ад 15 000 да 25 000 еўра;
  • на мясцовыя гранты, на сумы ад 5 000 да 10 000 еўра.

Арганізацыі грамадзянскай супольнасці могуць падаваць заяўкі адначасова на нацыянальныя і мясцовыя гранты і распрацаваць некалькі дакументаў канцэпцый.

Апошні тэрмін – 28 лютага 2013, 17:00.

У рамках кожнага праекта праграмы нацыянальных грантаў павінна быць прадугледжана супраца прынамсі дзвюх арганізацый грамадзянскай супольнасці. Схема мясцовых грантаў прадугледжвае падачу асобных заявак, хаця ўсталяванне супрацы з іншымі арганізацыямі таксама рэкамендуецца.

Падрабязней на Sector.rec.org.

Настаўнік.info

pobeditel-konkursa-dereviev.jpgБеларусский зелёный портал рад подвести итоги конкурса историй и фотографий ваших любимых деревьев.

В отборе победителей принимало участие два состава жюри – отдельно в каждой номинации. Было много споров, среди любящих деревья членов жюри оказалось сложным найти «товарищей на вкус и цвет». Но конкурс есть конкурс, и его итоги подведены.

Итак, в номинации «Лучшая фоторабота» победила Елена Лучкова, фотографии которой можно увидеть здесь.

В номинации «Лучшее эссе» победила Ольга Семашко, чей текст можно прочитать здесь.

Победители получат призы от «Зеленой сети».

Как мы и обещали, по десять работ из каждой номинации, отмеченных членами жюри, появятся на Беларусском зеленом портале.

Каждую неделю мы будем публиковать по одному эссе с указанием имени автора или псевдонима. Авторская орфография и пунктуация будут сохранены. Фотографии участников конкурса, отмеченные членами жюри будут опубликованы в ближайшее время.

Еще раз благодарим вас за участие в нашем конкурсе. Мы очень рады такому количеству единомышленников, не только любящих и ценящих красоту деревьев и природы, а также способных осознавать значение деревьев в жизни человека, но и готовых поделиться этой красотой с другими.

Фото Елены Лучковой


Ссылки по теме:

Лучшие фотографии участников конкурса историй и фотографий ваших любимых деревьев

Среда, 06 Февраль 2013 13:52

Воля Сямашка. «Дуб дзядуля»

Пераможца конкурсу гісторый і фатаграфій любімых дрэваў у намінацыі «Лепшае эссе» – Воля Сямашка.


dub-dziadulia.jpgНепадалёк ад вёскі Карпілаўка стаяла калісьці сядзіба вядомага беларускага пісьменьніка Ядвігіна Ш. (Антона Іванавіча Лявіцкага). Менавіта тут у 1891 годзе ён пасяліўся з сям'ёй, пасля таго, як быў выгнаны з мэдыцынскага факультэта Маскоўскага ўнівэрсытэту за ўдзел у студэнцкіх хваляваньнях і адсядзеў у Бутырцы.

Маёнтак Ядвігіна Ш. часта наведваў сын суседа-арандатара Дамініка Луцкевіча па імені Ян, які пазьней стане буйнейшым беларускамоўным паэтам XX стагодзьдзя пад псэўданімам "Янка Купала". А злучала іх лясная дарога, каля якой росдуб-дзядуля. Суседзі пэўна часьцяком сустракаліся пад ім, чыталі адзін аднаму свае творы. Відавочна, што Лявіцкі любіў гэтае дрэва: менавіта дуб стаўся прататыпам аднайменнага апавяданьня Ядвігіна Ш.

Вось як ён апісваў яго:

"З давён-даўна ўсе звалі яго: дуб-дзядуля. Такі дуб, што аж дзівіўся народ: веліч, таўшчыня, а сукі так разрасліся, што, здавалася, свет бы пад сябе хацеў падгарнуць".

Твор "Дуб-дзядуля" стаўся сваеасаблівай візітоўкай пісьменьніка і ўулючаны ў школьную праграму.

Прайшлі гады. Цяпер на месцы гасьціннага фальварка чыстае поле і ДАК часоў Другое сусьветнае вайны, які госьці са сталіцы карыстаюць для ралявых гульняў. У вёсцы Карпілаўка памерла апошняя жыхарка, а само паселішча зараз – купка лецішчаў абапал дарогі. Навокал так пуста, што і не скажаш, што тут калісьці віравалажыцьцё. Аднак захавалася сымбалічная памятка гісторыі і таленту Ядвігіна Ш.–пэўна той самы дуб-дзядуля, які стаіць адзін і да гэтага часу.

Трэба адзначыць, што дуб здаўна лічыцца ў беларусаў адным з найболш шанаваных і культавых дрэваў, сымбалем вечнага жыцьця. Пад пагрозай заўчаснай сьмерці яго забаранялася секчы, ламаць, зразаць. Верхняя частка дуба сымбалізуе сьвет вечнасьці, а каля каранёў знаходзіцца ўваход у тое самае "Трыдзявятае царства" – царства сьмерці. Беларусы надавалі дубам нават сакральныя імёны – Волат, Асілак, Добры дуб, Сьвяты дуб...

Калі я пабачыла дуб-дзядулю ў першы раз, дык ён адразу ўразіўсваёй веліччу і цяплом, якім адарыў пры дакрананьні.Было бачна, што гэта самае старое дрэва ў гэтай мясцовасьці, выспа гісторыі, безумоўны элементбеларускага ляндшафту. Кара нагадвала вялізны лябірынт, населены самымі неверагоднымі казуркамі і малымі птушкамі.Да ног дуба быў кінуты дыван з жоўтых і белых кветак, які толькі падкрэсьлівалі суворасьць шматгадовага дрэва. Усё зьмяняецца, а ён так і стаіць. Аграмадны, нібы вялізная лесьвіца ў неба, пакрыты маладымі зялёнымі лісточкамі, якія толькі пабачылі сьвет пад майскім сонцам. Я стаяла пад ім, а ў душы гучалі гукі аргана і словы таго дуба, што быў апісаныўапавяданьні:

"Глянь на мяне: пастухі бок асмалілі, людзі кару аскрэблі, колькі-то сукоў павыразалі? Лісты, жалуды – і тыя штогод падбіраюць; – усё, каб толькі сабе карысць мець; а ці падумалі, што стары ўжо я, пакалечаны, веку дажываю, а ніводзін жалудок мой не ўзрос... Сохну ўжо я. Кабхоць два, кабхоць год далі вы мне засілку – вадзіцычыстай, здаровай, – можа б я вам памятку пакінуў: новаепакаленне. Прысягнуў ты, дзіцятка, – дык дабудзьжа ты мне цяпергэткайвадзіцы, пашукай, прынясі, карэньчыкі мае бедныяпадлі...".

Паводле самога Ядвігіна Ш., тады ён ня змог дапамагчы дрэву. Шукаючы ваду ён напатакаў тры возеры, напоўненыя потым, сьлязьмі і крывёю. І кожнае з іх паіла зямлю беларускую. Безумоўна, тут маецца і сымбалічны падтэкст. Аднак, зразумела, што гаротнае жыцьцё не дае чалавеку ўсіх шанцаў дапамагчы навакольнаму асяродзьдзю, захаваць яго. А занядбаньне прыроды аўтаматычна прыводзіць чалавека да краху ўсіх ягоных мараў і цывілізацыйных замахаў і робіць яго шчэ больш няшчасным.

Для разрыву гэтага гаротнага кола варта памятаць аб тым, што ўсё ў сьвеце ўзаемазьвязана, а навакольная прырода – частка нас. Кожны з нас можа пасадзіць і вырасьціць дрэва або ўзяць пад ахову ужо існуючыя дрэвы, паркі, лясы. Ні для каго не сакрэт, з якім імпэтам зараз вырубаюццца дрэвы ў беларускіх гарадох без аніводнае думкі аб выніках гэтых памылак і перспектывах. Дрэвы і расьліны ня толькі ачышчаюць паветра, аднак і добра ўплываюць на людзей, якія стамляюцца ад мёртвых гарадзкіх пейзажаў. Да прыкладу, тая ж Вільня на кантрасьце з беларускай сталіцай падаецца незвычайна "зялёным" горадам, дзе многія жылыя кварталы схаваны ў міні-гаях і барах.

Ахова і клопат за дрэвамі – абавязак кожнага.Людзі, якія ўмеюць гутарыць з дрэвамі і абараняць іх, наўрад ці дапусьцяць гвалт да навакольных і зямлі.

А дуб-дзядуля працягвае стаяць. Ён аддалены ад горада, таму яго проста так ня зрубяць. Вакол яго – невялікі плот. Увосень зямля вакол дрэва ўсыпана малымі жалудамі. А значыцца калі-небудзь тут будзе бор Ядвігіна Ш.

nariady-utok-zimoj.jpgВ морозную погоду есть те, кому не страшна ледяная вода. Кому и зачем нужны водные процедуры? О лебедях и утках, маленьком крохале и других пернатых в новом выпуске программы «Миллион вопросов о природе» телекомпании «Мир».

 

 

 

Миллион вопросов о природе

Источник фото

belavezhskaja-puscha-otrkytki.jpgСтаражытны белавежскі лес здаўна цікавіў людзей. Малюнкі і здымкі з яго выявамі аздаблялі старыя кнігі і паштоўкі.

Паспрабуем прагледзець толькі тую драбніцу, якая на сёння прадаецца на польскім аўкцыёне Аllegro.pl.

Большасць паштовак, звязаных з Белавежскай пушчай, не маюць прывязкі да месца і толькі адлюстроўваюць краявіды, мясцовае насельніцтва ці жывёлаў на момант здымкаў.

У міжваенны час польскія дзяржаўныя і недзяржаўныя друкарні і арганізацыі спрабавалі папулярызаваць Пушчу рознымі сродкамі. Так, «Пушчанскія браты», Таварыства вучняў дзяржаўнай школы для ляснічых Белавежы выдала шэраг паштовак, на якіх было прадстаўлены краявіды Белавежы.

А вось сімвал Пушчы — зубры — прадстаўлены на польскіх паштоўках не так і часта. Падчас Першай сусветнай вайны гэтыя жывёлы былі цалкам вынішчаны. Спробы аднавіць папуляцыю распачаліся польскімі ўладамі толькі ў 1929 годзе.

Зубра часцей можна пабачыць на больш старажытных гравюрах ХІХ ст, бо сучаснікі маглі яшчэ сустрэць аўтахтонаў лесу і замаляваць.

Таксама, дзякуючы тым малюнкам, мы можам пабачыць абразкі з выявамі тагачасных пушчанскіх жыхароў.

Паштоўкі можна набыць на польскім аўкцыёне прыкладна за 10 еўра (без перасылу).Гравюры каштуюць даражэй за паштоўкі — ад 30 да 60 еўра.

Прывітанне з пушчы (паштоўка 20-30-гг)

Маладыя ваўкі (з серыі «Пушчанскія браты» Таварыства вучняў дзяржаўнай школы для ляснічых Белавежы)

Яловы дрэвастой (з серыі «Пушчанскія браты» Таварыства вучняў дзяржаўнай школы для ляснічых Белавежы)

Дрэвастой на багне (з серыі «Пушчанскія браты» Таварыства вучняў дзяржаўнай школы для ляснічых Белавежы)

Конны патруль у Белавежскай вёсцы (нямецкая паштоўка часоў Першай сусветнай вайны)

Станіслаў Жукоўскі. На даляглядзе відаць Белавежская пушча (1930-я)

Старажытны паляўнічы палацык у пушчы (з серыі «Пушчанскія браты» Таварыства вучняў дзяржаўнай школы для ляснічых Белавежы)

 Гравюра «Зубр у Белавежскай пушчы» (1881 год, аўтар Эдвард Ніч)

 

У пушчы Белавежскай, малюнак Валерыя Брахоцкага, 1886

Гравюра «Паляванне ў Белавежскай пушчы»

 

"У Белавежскай пушчы. Селішча лесніка. Уверсе: Абеліск з надпісам: "28 верасня 1752 г. Найснейшае паньства Аўгуст ІІ, кароль польскі, абраннік саксонскі, з яе Вялікасцю каралеваю і каралевічамі Ксавэрыям і Каралям, палявалі тут на зуброў." 1885, Малюнак Ігнація Урублеўскага.

 

У пушчы Белавежскай, малюнак Валерыя Брахоцкага, 1886

 

У пушчы Белавежскай, малюнак Валерыя Брахоцкага, 1886

Стары. Накід з Белавежскай пушчы, 1912 (мал. Антонія Каменьскага).

Лiцьвiн i беларус. Накід з Белавежскай пушчы, 1912 (мал. Антонія Каменьскага)

Падвода. Накід з Белавежскай пушчы, 1912 (мал. Антонія Каменьскага)

Попрадкі. Накід з Белавежскай пушчы, 1912 (мал. Антонія Каменьскага)

Руслан Равяка, Наша Нiва

radioaktivnye-griby.jpg«Гомельский Демократический Форум», при поддержке экологического товарищества «Зелёная Сеть», создал короткометражный фильм с историей о том, как радиоактивные грибы попадают в рацион гомельчан и на какие уловки идут сборщики-нелегалы, чтобы обойти установленные законом ограничительные меры.

В ленте можно увидеть интервью сельских жителей, которые, при условии анонимности, рассказывают, как зарабатывают на заражённых дарах леса, а также комментарии специалистов о том, какой вред может наноситься такими «продуктами питания» здоровью человека.

В съёмке принимали участие известная гомельская журналистка Лариса Щирякова (оператор и монтажёр), а также журналист и краевед Евгений Меркис (ведущий).

По словам координатора «ГДФ» Дарии Суворовой, скоро состоится презентация видеофильма, после чего он станет доступен в открытом просмотре.

Пока предлагаем Вашему вниманию демо-ролик:

Сильные новости

Источник фото

ohta-centr-piter.jpg15 ноября 2005 года ОАО «Газпром» и правительство Санкт-Петербурга подписали Меморандум о сотрудничестве, который предусматривал строительство административно-делового центра высотой около 400 метров в историческом районе Санкт-Петербурга. 5 долгих лет понадобилось активистам и жителям города для того, чтобы добиться перенесения проекта в более отдаленную часть города. В борьбе принимали участие несколько десятков общественных объединений и инициатив, политические партии и экологические группы. Они попробовали все - от сбора подписей, обращений рядовых граждан и известных интеллектуалов, призывающих городские власти к правосудию, до захватов места строительства и массовых шествий и акций протеста.

Борьба со строительством офисного здания "Газпрома" в Минске еще только начинается, поэтому нам показалось своевременным отразить опыт активистов соседней страны, которым удалось победить большой бизнес и беспринципность властей. Мы побеседовали с руководителем питерской группы ЭРА (Специализированная группа экологии рядовой архитектуры) Алексеем Ярэмой о борьбе против башни "Газпрома" и особенностях активизма в условиях развивающегося российского авторитаризма.

dsc09734.jpeg

Алексей Ярэма

Алексей, расскажите, пожалуйста, о группе ЭРА и ее участии в борьбе против строительства башни Газпрома в Питере.

– Специализированная группа экологии рядовой архитектуры (таково полное название) была создана в августе 1987 года для защиты 4-х конкретных домов на Лиговке, но сразу после первых акций приобрела статус организации общегородского значения. Группа ЭРА – это НКО [некоммерческая организация - прим. ред.], нигде не зарегистрированная, но очень хорошо позиционированная в С.-Петербурге. Мы занимаемся, в первую очередь, оперативным спасением от сноса исторических зданий, не состоящих официально под госохраной.

На территории Охтинского мыса было два таких здания – это памятники промышленной архитектуры кирпичного стиля конца XIX – начала ХХ века, и мы пытались их защитить. Увы, как это часто случается в наших условиях  – безуспешно: последнее из них незаконно снесено в 2009 году. Кроме того, строительство 400-метрового пост-индустриального «газоскрёба» в ультрасовременных агрессивных формах, принципиально противопоставленных окружающей архитектурной среде малоэтажного неоклассического района, вносило чудовищный диссонанс в облик не только исторической Охты, но и всего города, ломая его skyline и уродуя панорамы.

Группа ЭРА не вела собственной кампании против «газоскрёба», но участвовала в общегородских протестах, всегда поддерживала хэдлайнера этой борьбы – объединение «Охтинская дуга». Из собственно «эровских» акций можно указать, например, на эту.

3149.jpg

20061204133807.jpg

В 2005 году ОАО "Газпром" принял решение построить административный комплекс высотой около 400 метров в центре Санкт-Петербурга. Долгие годы борьбы завершились в 2010 году решением заказчика перенести комплекс в более отдалённый район города. Почему городские активисты были против строительства?

– Как уже было сказано, на данной территории находились ценные исторические здания, плюс строительство "газоскреба" уродовало сложившиеся панорамы города.  А ещё на месте снесённого «Петрозавода» и запроектированного строительства «газоскрёба» были обнаружены уникальные археологические памятники – остатки шведской крепости Ниеншанц, существовавшей здесь задолго до основания Петербурга. В настоящее время есть все основания создать здесь археологический музей.

Как население изначально отнеслось к идее строительства башни? Какие основные аргументы за и против высказывались? Насколько сильными были протесты в городе? Кто, в основном, в них участвовал – члены каких-то движений или обычные горожане?

– В целом, население города - обычно крайне индифферентное и пассивное в отношении всего выходящего за рамки сугубо обывательских интересов – на сей раз довольно резко воспротивилось столь грубому и агрессивному вторжению в сложившуюся среду города. Кроме обезображивания Петербурга, временщик-госкорпорация «Газпром» пыталась переложить на бюджет города львиную долю затрат на строительство этого монстра, прозванного в народе «кукурузиной» из-за своей странной формы. Расклад мнений среди обычных граждан города колебался в диапазоне примерно 70:30 – 80:20, естественно, с перевесом противников этого строительства.

В активном протесте – акциях, демонстрациях и т. д. – принимали участие, конечно, в первую очередь, общественные активисты, профессиональные градозащитники, политическая оппозиция, но впервые за долгий срок к ним стали присоединяться и рядовые граждане.

Первые протесты против идеи были, насколько мне известно, заявлены Клубом «Ингрия». Затем борьбу с «кукурузиной» возглавила «Охтинская дуга», на которую лёг основной объём тяжёлой, кропотливой, порой невидимой прессе, работы по пресечению этого вандализма в корне. Вслед за этой организацией, к кампании присоединились активисты Национал-большевистской партии (ныне «Другая Россия»), а затем и весь остальной спектр протестных движений в диапазоне от ультралевых до правых либералов включительно.

Какие методы борьбы использовались в ходе сопротивления строительству? На ваш взгляд, какие из них были наиболее действенными в данном случае? Что, в конечном итоге, заставило заказчика отказаться от планов строительства?

– Борьба с «газоскрёбиной» – это тот случай, когда было необходимо сочетание всех методов и форм борьбы – от канцелярской переписки до прямого действия: слишком мощным было лобби «Газпрома» в федеральном и городском правительствах, слишком большие деньги стояли за этим проектом.

Количество проведённых акций протеста и их формы невозможно не только перечислить, но даже и точно сосчитать. «Охтинская дуга», например, до сих пор ведёт дела в судах по противодействию инвазии «Газпрома» в С.-Петербург.

Решающим же фактором для отмены строительства на Охтинском мысу стало поистине всенародное неприятие данного проекта, выразившееся с полной очевидностью.

img_0027.jpg

Блокада офиса "Газпрома" в Питере, 2009 год

nazbols_ohta6.jpg

Захват места строительства "Охта-центра", 2009 год

img_3796-1.jpg

Марш за сохранение Санкт-Петербурга

walk-8574.jpg

"Единый протестный фронт"

Фотографии других протестных акций

Исчезло ли недовольство горожан по поводу башни Газпрома с тех пор, как руководство компании выбрало новое место для строительства?

– Я бы сказал, что недовольство пошло на убыль. Всё-таки «кукурузина», водружённая на Малой Охте, изуродовала бы своим видом весь С.-Петербург – из Лахты она, теоретически, будет менее заметна. Однако, Лахта – это маленький пригородный дачный посёлок, расположенный сразу за городской чертой (хотя и в пределах субъекта федерации «Санкт-Петербург»). Посёлок застроен 1-2-этажными деревянными домиками, и 500-метровая (теперь уже именно 500) «кукурузина» со всей её многогектарной инфраструктурой – подъездными путями, паркингами, системами обеспечения – здесь будет смотреться просто дико. Кроме того, её строительство намечено на побережье Лахтинского разлива – водной акватории, заросшей камышами – которая является местом остановки и гнездования перелётных птиц. Такое вторжение в уникальный природный объект, по мнению независимых экологов, неминуемо приведёт к изменению путей миграции данных видов, гибели птиц и критическому загрязнению акватории.

main3.resized.jpg

Проект Лахта-центра в Питере

В истории вашей группы были времена, когда основной упор делался на акции прямого действия – блокирование строек, захват и баррикадирование сносимых зданий и т. д., позже вы также действовали т. н. "канцелярскими" методами. Как вы соотносите эти способы борьбы, что для вас более приоритетно? Какой из них, по вашему опыту, более действенный?

– Мы стараемся сочетать разные методы действия. Всё зависит от объекта, его официального статуса, реальных возможностей нашей организации и возможностей привлечения сторонников. Грубо говоря, если речь идёт о защите официально охраняемого здания – то часто можно обойтись и без прямого действия. А когда дело касается здания, не обладающего никаким официальным статусом – иных способов, как силовые акции, часто просто не остаётся.

Надо сказать, что в последнее время, в связи с дальнейшим ухудшением политической ситуации в России, откровенной фашизацией диктатуры в этой стране, ликвидацией всех демократических институтов и нарастанием вала политических репрессий – прямое действие всё больше возвращается в нашу практику. В марте 2011 года нашим активистам пришлось ложиться под бульдозеры, останавливая снос дома Зыкова на Фонтанке, 145 – и только такие меры позволили спасти пусть не всё, но самую ценную часть памятника. Прямо сейчас, сегодня, активистами захвачен и забаррикадирован один из памятников промышленной архитектуры – пакгауз Варшавского вокзала, обречённый на снос для строительства очередного пост-индустриального «элитного» комплекса и автомагистрали.

Увы, но время, когда «мирные» протесты и канцелярская переписка были эффективны для решения задач спасения культурного наследия, проходит. Для достижения наших целей приходится применять всё более радикальные методы борьбы.

Как известно, застройщик и городские власти часто идут на откровенно незаконные действия. Какие самые возмутительные поступки со стороны вышеуказанных лиц вы можете вспомнить?

– Примеров таких действий немеряно. От банальной «игры терминами», когда в официальных бумагах пишут «реконструкция» или «приспособление», а на самом деле имеют в виду снос, до махровой уголовщины с подделкой документов, подлогами в градостроительной документации, нападениями на активистов и угрозами убийством. За градозащитную деятельность при Путине можно отправиться не только под административный арест на несколько суток, но и поплатиться свободой на куда более долгий срок, по сфальсифицированному губернатором уголовному обвинению – наша Группа уже прошла и через это.

Только что мы столкнулись, например, с фактом, когда в градостроительной документации на реконструкцию станции С.-Петербург-Варшавский ценные исторические здания были в массовом порядке обозначены как «утилитарная брежневская застройка». Это, так сказать, обыденное явление российской действительности.

Естественно, не всегда удаётся отстоять право на комфортную среду обитания в городе, случаются и досадные поражения. Чего не хватает активистам и местным жителям, какие главные ошибки совершают участники борьбы?

– Часть активистов-градозащитников до сих пор живёт реалиями эпох горбачёвской перестройки и ельцинского бардака – иллюзиями реальной или относительной свободы. Их «белопушистые» методы типа верноподданнических челобитных диктатору и «одиночных пикетов» способны вызвать разве что ехидную ухмылку – причём не только у властей, но и у более трезво мыслящих и мобильных коллег. Многим активистам, увы, не хватает независимости, радикальности, гибкости мышления и мобильности, понимания политических реалий, в которых мы ведём борьбу; чёткости деления на «друзей» и «врагов». Целый ряд «активистов» оказался втянут в аппаратные игрища властей, борьбу за кресла в исполнительных и законодательных органах, депутатские мандаты и бонусы от существующей Системы – главного виновника происходящего градостроительного вандализма.

Не верить ни властям, ни «инвесторам»; не бояться преследований и репрессий; ни о чём не просить, а лишь требовать и делать то, что должен – вот что необходимо сегодня градозащитным активистам прежде всего.

Особо следует отметить, что «газоскрёб» был самым знаковым и позиционированным объектом градозащиты на протяжении ряда лет. Тем не менее, его медийный и общественный резонанс совершенно не соответствует его реальной значимости для дела сохранения культурного наследия города.

В то самое время, на которое пришёлся пик борьбы со строительством «газоскрёба», произошёл самый катастрофический акт вандализма в центре города – ковровый снос целого квартала исторической застройки (23-х зданий) на улицах Шкапина и Розенштейна. Такой огромный масштаб единовременного уничтожения ценнейшей архитектурной среды – не имеет прецедента во всей истории С.-Петербурга вообще. Однако, резонанс от этого чудовищного акта вандализма был несоизмеримо ниже медийно «раскрученного» офиса «Газпрома». Можно привести и другие подобные примеры.

Верни себе город

В выставочных помещениях Центра Современных Искусств по адресу ул. Некрасова, 3 в середине февраля откроется концептуальная выставка «Экология и Искусство», в которой примут участие девять белорусских художников – участников Творческого объединения «Оршица». В экспозиции выставки будут представлены арт-объекты, живопись, графика, скульптура.

Выставка пройдёт с февраля по март 2013 года.

В рамках предложенной концепции «Экология и Искусство», Центр Современных Искусств определил задачи выставки. Это – дополнительное информирование населения в области экологии и охраны окружающей среды, привлечение внимания общественности к вопросам экологии и увеличение влияния общества в принятии экологических решений.

По информации Art-center.by

Воскресенье, 03 Февраль 2013 11:30

Минск развивается без участия минчан

minsk-razvivaetsa-bez-uchastija-minchan.jpgПодводя итоги ушедшего года, министр архитектуры и строительства назвал Минск комфортным городом. Общественность придерживается иного мнения, но к нему почти не прислушиваются, когда речь заходит о планировании развития столицы.

Минск теряет свой облик

В последнее время в Минске участились конфликты местных жителей и инвесторов по поводу застройки города. Последние так и норовят то уплотнить жилой микрорайон, то вырубить зеленую зону и на ее месте построить очередной развлекательный центр либо гостиницу. В таких конфликтах городские власти зачастую занимают позицию инвестора. В итоге, на месте парка либо сквера вырастает многоэтажный офис, который диссонирует с окружающим ландшафтом. Пример тому, строительство жилого дома «У Троицкого» на Немиге.

Подобные сооружения, считают независимые эксперты, уничтожают облик столицы. «Все из-за того, что у города нет своей концепции развития», — считает коренной минчанин, художник и литератор Артур Клинов. По большому счёту, говорит Клинов, этой концепции развития не существует уже несколько десятилетий.

«Старый Минск, дореволюционный Минск, Минск виленского барокко, советский Минск имели свою концепцию и лицо. Всё, что происходило в градостроительстве в семидесятых и позже, в принципе, это уже катастрофа. В те времена было сделано несколько роковых градостроительных ошибок. Это строительство громадного дома-стены на берегу Свислочи, разрушение Сторожевки. В восьмидесятых эта тенденция продолжалась. Ну и фактически та же тенденция наблюдается сейчас. В общем, проекты, озвученные властями сейчас, они просто добивают город, имевший собственную концепцию», — подытоживает эксперт.

Министр архитектуры и строительства Анатолий Ничкасов заявляет, что концепция у города есть. Это Генеральный план. Да и сама столица, по его мнению, уютный и комфортный город.

«Россияне, когда приезжают к нам, они просто в восторге. Им уютно здесь, им приятно здесь находиться, ездить на джипе, отдыхать вечером в наших безопасных объектах общепита. У нас не перегружены улицы, хорошо рассчитано пространство для работы и отдыха. Вот что их привлекает. Причем, не только россиян. Высокую оценку дают и европейцы. И это всё благодаря крепкой градостроительной школе в Беларуси, имеющей хорошие традиции еще с советских времен», — считает Ничкасов.

Мировые рейтинги говорят не в пользу чиновников

Международная консалтинговая компании в сфере человеческих ресурсов Mercer ежегодно составляет рейтинг лучших городов мира по качеству жизни. Оценка производится на основе данных по 39 критериям, таким как политико-социальная среда, экономические показатели, наличие определенных ограничений (например, цензуры), качество системы здравоохранения, качество системы образования, доступность и стоимость жилья, культурная жизнь, климат и вероятность природных катаклизмов. Так вот, в этом рейтинге в 2012 году Минск занял 183-е место из 221-го. Для сравнения: Киев занял 158-е место, Москва — 154-е, Варшава — 84-е, Вильнюс — 74-е. Бессменным лидером в этом рейтинге уже который год подряд является Вена.

Город для горожан?

В развитых странах горожане зачастую участвуют в принятии решения по развитию города. У нас же чиновники считают минчан излишне эмоциональными. Хотя заместитель министра архитектуры и строительства Дмитрий Семенкевич признает, что гласность процесса по планированию города пока на низком уровне.

«Горожанин должен участвовать в процессе развития города, потому что это территория его будущих поколений и предков. К тому же, житель города сегодня стал собственником жилья. Любые изменения в городе влияют на стоимость его недвижимости. Даже с этой точки зрения он должен участвовать в этом процессе. Пока в этом направление делается очень мало», — признается Семенкевич.

По словам члена Общественного консультационного совета при Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды Александр Сыкало, в развитии Минска нужен системный подход.

«Нам нужен город, в котором комфортно жить. Город, в котором нет автомобильных пробок и смога, а проезд на общественном транспорте, оставаясь недорогим, приносит прибыль, а не убытки. Минску нужна зеленая политика и малоэтажная застройка, а не высотное асфальто-бетонное гетто. Нужны компетентные специалисты в области архитектуры и градостроительства. Нужен новый генеральный план развития города с целями, приоритетными задачами, участием общественности на этапе обсуждения цели и постановки задач, а не по факту начала строительства и, обязательно, с антикоррупционным механизмом. И, главное, нужна ориентация не на прошлый век и индустриальные технологии, а на 21-й век, современные технологии и материалы, на дома, за которые не надо платить, потому что они «платят» вам», — считает Сыкало.

Кстати говоря, в этом году власти хотят пересмотреть Генеральный план застройки Минска. Но вот позовут ли на его обсуждение заинтересованную общественность — большой вопрос.

Александр Ярошевич, Naviny.by

Страница 9 из 39