Амаль паўгода ў нашым горадзе афіцыйна існуе Орхускі цэнтр. За гэты час яго спецыялісты атрымалі 41 зварот ад грамадзян і юрыдычных асоб. Многа ці мала гэта – казаць пакуль цяжка.

Цэнтр знаходзіцца яшчэ толькі ў пачатку свайго развіцця. Аднак ужо зараз праведзена шмат сустрэч з навучэнцамі школ, бібліятэкарамі ды студэнтамі. У часе сустрэч расказваецца пра экалагічныя праблемы горада і краіны.

Аб наяўнасці праблем кажуць тыя самыя 41 зварот. Што ж хвалюе гродзенцаў?

Напрыклад, вырубка дрэваў у горадзе. Тэма гэта зараз вельмі актуальная і балючая для гараджан. Спецыялісты Орхускага цэнтра разам з гарадской інспекцыяй прыродных рэсурсаў і аховы навакольнага асяроддзя прымалі ўдзел у аглядзе дрэў, што мелі быць спілаваныя яшчэ на пачатку зімы.

Дзякуючы зладжанай працы цэнтра, інспекцыі і мясцовых актывістаў, рашэнне перагледзелі, каб дачакацца вегетатыўнага перыяду. Трэба гэта для таго, каб правільна ацаніць стан зялёных насаджэнняў. І ўжо пасля такой ацэнкі нешта рабіць.

Менавіта сумесная праца ў сферы экалагічнай бяспекі дае найбольшыя вынікі. Аб гэтым казалі спецыялісты цэнтра на сустрэчы з журналістамі ў апошні дзень зімы.

"Кожны чалавек мае права на бяспечнае ассяродзе, у тым ліку экалагічнае. На жаль, людзі часта не ведаюць, што ім рабіць у пэўнай сітуацыі. Для таго, каб інфармаваць насельніцтва, дапамагаць разбірацца ў прававых дакументах, створаны Орхускі цэнтр", – зазаначыла тэматычная каардынатарка праекта ЕС/ААН  "Садзейнічанне развіццю ўсёабдымнай структуры міжнароднага супрацоўніцтва ў галіне навакольнага асяроддзя ў Рэспубліцы Беларусь" па пытаннях экалагічнай асветы Наталля Губская.

"Беларусь далучылася да Орхускай канвенцыі, афіцыйная назва якой: "Аб доступе да інфармацыі, удзеле грамадскасці ў прыняцці рашэнняў і доступе да правасуддзя па пытаннях навакольнага асяроддзя" ў 2001 годзе. З гэтага часу краіна ўзяла на сябе пэўныя абавязкі, якія імкнецца выконваць. Але, справа ў тым, што без падтрымкі грамадскасці зрабіць працу ў галіне аховы навакольнага асяроддзя вельмі цяжка".

Сапраўды, спецыялісты-экалогі не заўсёды могуць убачыць нейкую лакальную праблему. Для гэтага вельмі важна дапамога мясцовых жыхароў. Орхускі цэнтр створаны для таго, каб даносіць да мясцовых улад тое, што хвалюе жыхароў не толькі Гродна, але і маленькіх мястэчак вобласці.

І наадварот – сярод задач цэнтра: інфармаванне насельніцтва, тлумачэнне законаў, абавязкаў і правоў грамадзян. Большую частку зваротаў у цэнтр склалі на дадзены момант просьбы аб дапамозе ў пошуку інфармацыі ды тлумачэнні нацыянальных прававых актаў.

"Правоў у людзей паводле заканадаўства ў галіне аховы прыроды вельмі шмат. Магчымасцяў – таксама. Але вельмі мала хто ведае, як імі скарыстацца і што можна рабіць", – працягвае Наталля Губская.

Аб тым, як працуе Орхускі цэнтр у Гродне, расказала яго каардынатарка Іаланта Рамановіч:

"Галоўная мэта стварэння цэнтра ў нашым горадзе – садзейнічанне рэалізацыі палажэнняў Орхускай канвенцыі. Любы жадаючы можа прыйсці да нас з пытаннямі. Мы адкрытыя для новых ініцыятыў і прапаноў у галіне экалогіі.

Мы не заўсёды можам даведацца пра праблемы самі. Таму нам патрэбна дапамога грамадскасці, каб разам рабіць нешта эфектыўнае і патрэбнае нам самім, мясцовым жыхарам".

Вольга Камягіна, Твой стыль

Крынiца фота

Первый Минский фестиваль фотографии стартовал 15 февраля в галерее «Университет культуры». Несколько экспозиций фестиваля сейчас еще можно увидеть на разных выставочных площадках белорусской столицы.

Собственно дикую природу, жизнь животных, акции по их защите и т.д. члены БОО «Фотоискусство» решили на этом фестивале не показывать. Возможно, отложив ее для выставки фотожурналистов, где она была бы более уместной и нашла бы большую аудиторию. Однако на «Ступени», центральную выставку фестиваля в галерее «Университет культуры» - были отобраны фотографии экологической тематики: экологической в широком смысле слова.

Коль речь идет о творческой фотографии, сюжеты об окружающей среде, в основном, были поданы в художественном переосмыслении.

Немногие белорусские фотографы отважились встать на прямую, документальную стезю: Евгений Карпович Козюля с серией «Лошица», Юрий Сергеевич Васильев («Города и местечки»). Сергей Ковалев («Деревня, которая исчезает») и Мирон Щудло («Весна») мне показались наиболее интересными в теме деревенского мира, провинции, которая живет своей жизнью.

«Лошица». Фото: Е. Козюля

 

«Лошица». Фото: Ю. Васильев

Раз мы уже взялись отследить фотографию, связанную с природой, нельзя не сказать о Владимире Сутягине («Полдень») – художник не ограничивает себя темой, и уж точно ничего не «переосмысливает», наоборот, всегда академичен, но редко, кто видит космос вечной природной жизни так, как он. Пожалуй, это работа, на которой можно уже сейчас учиться всем, кто увлечен фотографией.

Полдень. Фото: В. Сутягин

Примеров интерпретации, осмысления и т.д., когда фотограф выхватывает и акцентирует внимание зрителя на отдельных элементах пейзажа, на выставке достаточно. В них есть и настроение авторов, которое так ценят любители художественной фотографии, и владение техникой, понятное профессионалам, и ощущение пространства, о котором много говорят критики.

Среди удачных, на мой взгляд, – фотографии Артура Гапановича (без названия) и Марины Батюковой («Дорога домой»).

Интересно, что Марина показала работу очень графичную, острую по атмосфере, что для ее прежних серий не характерно. Такой подход, кстати, поддержали несколько участников фестиваля, например, Олег Яровенко. Очевидно, что для них, опытных и хорошо известных белорусских фотографов, было важно представить публике что-то неожиданное. И это, конечно, подход очень продуктивный и полезный.

Без названия. Фото: А. Гапанович

 

Без названия. Фото: А. Гапанович

Но в целом, обращаясь к экспозиции еще раз, анализируя работы, можно сказать, что общая беда наших фотографов – это преклонение перед салоном, осознанное или нет, но оно буквально подчиняет авторов. Если этот слащавый тренд будет ведущим, снимать природу (и доводить до «идеала»!) станет очень просто, но скучно.

Вот к какой теме отнести Чернобыльскую серию Сергея Плыткевича? Это и природа, и люди, и катастрофа, и буквально втягивающая зрителя оптика, которая останавливает каждого. Проверено непосредственно в зале.

Чернобыль. Фото: С. Плыткевич

Да, эта серия не задумывалась такой, какой получилась, о чем автор честно рассказывает в сопровождающем, вполне журналистском, тексте. Да, по технологии, это негативы, горячая вода, и вообще все происходило неправильно. Но разве всегда и все эксперименты просчитаны их авторами? Думаю, как правило, художник как раз рискует, создавая новое. И разве не понятен в итоге образ катастрофы сознания, не АЭС, а человеческого мышления, уклада жизни, который порождает таких монстров? Снималась чернобыльская деревня, а по результату – приговор цивилизации...

Зададимся вопросом почитателя, да и создателя, открыточной (интерьерной, салонной, т.д.) фотографии: это красота? И еще: кому это нужно?

Наверное, их следует оставить для кураторского обсуждения фестиваля.

Только отмечу, что почему-то вопросы о назначении искусства – будить общество, искать новые творческие решения для человека, для постижения самой жизни – уходят из внимания наших фотографов.

Новые решения для зрелищности, для бизнеса – да, этих поисков достаточно. Поэтому и расцветает салон, который даже в любимом всеми, традиционном пейзаже так разочаровывает.

Весна.Фото: М. Щудло

 

Весна.Фото: М. Щудло

Конечно, выставку «Ступени» следует посмотреть: ведь все, что связано с природой и болевыми точками нашего непростого сосуществования, общество так часто узнает через фотографию. А значит, сквозь призму не только объектива, но и работу автора, его мировоззрение и умение показать увиденное. В разнородных сериях многожанровой экспозиции вы найдете и близкие для себя подходы, и то, как можно работать с кадром, и какие-то варианты презентации фотографии в сложном галерейном пространстве. А окружающая среда и эстетическое чувство всегда вдохновят вас на эксперименты.

Программу Минского фестиваля фотографии можно посмотреть здесь.

Любовь Гаврилюк, Дикая природа Беларуси

Украина, Беларусь и Казахстан могут пересмотреть свое участие во втором периоде Киотского протокола. Причина — решения, принятые на климатическом саммите в Дохе, которые делают присоединение к Киото-2 для вышеозначенных стран экономически невыгодным.

В конце января в Минске все три страны с участием представителей РФ провели ряд закрытых консультаций по вопросу ратификации поправки о старте второго периода Киотского протокола (КП), принятой на саммите в Дохе в декабре 2012 года. Целью встречи стал анализ итогов переговоров по климату и условий Киото-2 для Украины, Беларуси и Казахстана, а также выработка совместной позиции стран по целесообразности и условиям присоединения ко второму периоду КП.

Главная причина для недовольства стран СНГ — новые правила по переносу неиспользованных квот с первого периода КП, а также невозможность торговать «запасом» квот. Напомним, Украина довольно активно участвовала в углеродной торговле на протяжении первого периода Киотского протокола. Кроме того, все три страны на протяжении прошедшего года выражали твердое намерение присоединиться к Киото-2 с численными целями снижения выбросов парниковых газов на период до 2020 года. В момент принятия поправки по Киото-2 на саммите в Дохе представитель делегации РФ Олег Шаманов, выступая от имени трех стран (РФ, Украина, Беларусь), выразил протест против нарушений процедуры переговоров и существенных изменений правил Киотского протокола (в области переноса и пересчета квот) задним числом.

ё«Уже сразу после Дохи стало понятно, что Украина, Беларусь и Казахстан, вероятнее всего, не станут ратифицировать поправки и не войдут де-факто в Киото-2 — главным образом ввиду того, что им зарезали квоту на выбросы парниковых газов на период с 2013 по 2020 год, в то время как другого мотива участвовать в КП-2 у них вроде и не было»,— комментирует глава рабочей группы по климату в экологическом комитете РСПП Михаил Юлкин. Согласно новым правилам, принятым в Дохе, страны не могут устанавливать обязательства по ограничению и сокращению выбросов парниковых газов на период 2013–2020 годов на уровне, превышающем их средние выбросы за 2008–2011 годы. Кроме того, страны не могут продавать неиспользованные квоты с первого периода.

При этом, если у Украины осталась «подушка безопасности» в виде резерва киотских квот из первого периода Киотского протокола — для собственного использования, то Беларусь и Казахстан такой возможности не имеют. Поскольку обе страны не имели численных обязательства в рамках Киото-1, переносить в Киото-2 им нечего. «Странам вряд ли удастся добиться уровня выбросов ниже 2008–2010 годов — именно этот факт может превратить их в потенциальных "нарушителей" дохийской поправки, потому велика вероятность, что Казахстан и Беларусь присоединятся к России и будут участвовать в протоколе без обязательств»,— полагают климатические эксперты Российского социально-экологического союза.

Впрочем, официальной позиции по выходу из Киото-2 Украина, Беларусь или Казахстан пока не обнародовали. Как рассказала в интервью "Ъ" координатор климатической программы Национального экологического центра Украины Мария Сторчило, «пока окончательной и открытой позиции Украины по поводу выхода из КП-2 нет, официальные источники говорят лишь, что не знают четких правил игры — никакую поправку ратифицировать не собираются и, вероятнее всего, не соберутся до следующей конференции сторон в Варшаве в декабре 2013 года». По данным "Ъ", сейчас Украина проводит также и неофициальные переговоры с ЕС по вопросу ратификации поправок по Киото-2, с тем чтобы в ходе переговоров «обменять» ратификацию на какие-то уступки или предложения со стороны Евросоюза (возможно, присоединение будущего углеродного рынка Украины к ЕТС). Примечательно, что с начала года Казахстан первым среди стран СНГ уже запустил национальную систему торговли квотами, включающую 178 компаний страны.

Беларусь также собирается создавать пилотную версию углеродного рынка начиная с 2014 года. Несмотря на то что Беларусь также пока не обнародовала официальной позиции по Киото-2, по данным беларусского сообщества экологических организаций «Зеленая сеть», ожидается, что юридический анализ поправки будет готов уже на следующей неделе. «После чего все страны намерены добиваться включения вопроса "дополнительной интерпретации решений Дохи" в повестку июньской переговорной сессии в Бонне, а также следующей конференции сторон в Варшаве — это означает, что, по крайней мере, до конца 2013 года Беларусь, Украина и Казахстан не планируют ратифицировать документ и включаться в работу в рамках Киото-2»,— полагают эксперты «Зеленой сети».

Ранее в интервью Reuters Point Carbon эксперт беларусской делегации Александр Гребеньков подтвердил, что на данный момент юристы стран работают над анализом принятой поправки на предмет ее легитимности. «На наш взгляд, решения Дохи дают почву для множества разночтений и не оставляют шансов на участие Беларуси, Украины и Казахстана во втором периоде Киотского протокола»,— заявил он.

С подобной оценкой ситуации согласен и Михаил Юлкин. По словам эксперта, «в переговорах в Бонне и в течение ближайшего года будет, вероятно, торг об условиях ратификации Украиной, Беларусью и Казахстаном поправки о КП-2 — если у ЕС найдутся желание и серьезные аргументы, то Украина, Беларусь и Казахстан поправки о КП-2 ратифицируют».

Впрочем, даже если все три страны откажутся ратифицировать поправку к Киотскому протоколу и входить с численными обязательствами в Киото-2, на глобальный климатический миропорядок их решение вряд ли повлияет. Киотская поправка в любом случае вступит в силу после ратификации тремя четвертями стран-участниц.

Ангелина Давыдова, Коммерсантъ

Фото: Олег Харсеев

Три года депутаты и общественность работали над законом, регулирующим отношения людей и животных–компаньонов, однако очередная попытка его принять не увенчалась успехом. Конечно, нормативные акты, касающиеся этой сферы, существуют, но на практике зачастую пробуксовывают. А масштаб проблем, неизбежно возникающих из–за нерешенных оргвопросов, растет как снежный ком. Не становится меньше бездомных животных, не уходит в прошлое жестокое обращение и безалаберное отношение владельцев к своим питомцам. И во многом поэтому общество разделяется на любителей братьев наших меньших и их ненавистников. Число последних регулярно прирастает пострадавшими от нападений собак — даже если у животного есть хозяин, призвать его к ответу очень непросто. Проблемы на виду. Разговоры идут не первый год. Что же сделать, чтобы воз сдвинулся с места? Решение мы пытались найти с председателем Международного общественного объединения защиты животных «Город» Светланой АНДРУХОВИЧ, заместителем директора ГП «Фауна города» Тамарой ЦАРИКОВСКОЙ и председателем правления социально–экологического общественного объединения «Паритет» (Беларусь), юристом Национальной ассоциации помощи бездомным животным «Мы вместе» (Россия, Санкт–Петербург) Светланой ХАРЕВИЧ.

«СБ»: Примем отсутствие единого закона как данность. Какие конкретные шаги для улучшения ситуации можно сделать?

С.Харевич: В России тоже нет федерального закона. Но примером наведения порядка в этой сфере может служить Санкт–Петербург. Город научился обходиться без закона. Там есть целый ряд постановлений и распоряжений местного правительства. Четко работает Общественный совет при мэрии Санкт–Петербурга по вопросам отношения к домашним животным. Развернута сеть из 7 приютов, которые принадлежат в основном общественным организациям. Правительство города, понимая, что содержание животных обходится недешево, освободило приюты от всех коммунальных платежей. А ведь и у нас есть горсовет, который утверждает Правила содержания домашних собак, кошек, а также отлова безнадзорных животных.

С.Андрухович: Мы сейчас создаем Общественный совет по оказанию помощи безнадзорным животным, а также животным, содержащимся гражданами и организациями. Его деятельность будет распространяться на Минскую область, в частности, на Смолевичи, где зарегистрирована наша организация. Пока находимся на этапе работы инициативной группы. Думаем пригласить в совет представителей Смолевичского исполкома и районного ЖКХ, «Фауны города», ветеринарной службы, юриста, а также представителя районного отдела образования и депутата местного уровня.

С.Харевич: Вы делаете то, что давно нужно было сделать! В Общественном совете обязательно должны быть представители государственных органов. Поскольку проблема касается всего общества, здесь важно объединение усилий. Но чтобы чего–то добиться, нужны деньги. Где вы их возьмете? В Общественном совете Санкт–Петербурга состоит вице–губернатор, депутаты, юристы, педагоги, все строится на надежных финансовых источниках. Работа со спонсорами находится на очень высоком уровне. Ими являются не только граждане, но и крупные организации, банки. Иначе они бы не смогли ничего сделать.

С.Андрухович: Нам готовы пойти навстречу и работники ветслужб, и представители Смолевичского ЖКХ, например, размещать нашу информацию в жировках. В местной газете тоже пообещали выделить колонку, это очень серьезная поддержка. Мы сможем регулярно рассказывать о важных вещах, например, для чего нужна стерилизация, насколько она безопасна и необходима для сдерживания численности беспризорных животных. Этот материал надо грамотно подавать. Еще мы рассчитываем на помощь по линии немецкой программы поддержки таких инициатив. Они одобрили наше начинание.

«СБ»: О стерилизации как о необходимом шаге для снижения численности кошек и собак на улицах зоозащитники твердить не устают. С бездомными все понятно — это надо, чтобы не было роста в геометрической прогрессии. А какой смысл убеждать владельцев подвергнуть этой процедуре домашнего питомца?

Т.Цариковская: За 2012 год мы отловили всего 3,5 тысячи собак и котов. А принесли нам — 2.200. Это те домашние животные и их потомство, которые хозяева не смогли пристроить. Да, к нам приходит немало людей, которые берут собачек и кошек. Правда, с каждым годом устраивать их в добрые руки почему–то все сложнее. Пока мы лишь мечтаем о сети приютов, которые у нас забирали бы практически всех животных.

С.Андрухович: Обычно лишь около половины выброшенных котов и собак находят новых владельцев, потому что не всех по разным причинам удается спасти с улицы. Идет постоянное накопление уличных животных. У нас есть идея провести пробную информационную кампанию в одном из населенных пунктов района. Предложить пожилым малоимущим людям бесплатно или за минимальную плату простерилизовать их питомцев. Расходы покроем частично за счет собственных средств и средств неравнодушных. Хотелось бы, чтобы информационно–просветительная работа о необходимости стерилизации питомцев велась по всей стране. Ведь то, что растет количество бездомных животных, — это результат безответственного отношения к ним бывших хозяев.

С.Харевич: Пора уже подсчитать, сколько государственных денег уходит на ежедневный отлов животных. В частности, в регионах платятся очень большие деньги по договорам Республиканскому общественному объединению «Белорусское общество охотников и рыболовов» за отстрел животных. Ведь это и рабочее время людей, и транспорт, и постоянная утилизация... Раньше я возмущалась действиями председателей райисполкомов, которые дают команды на заключение договоров на отстрел. А теперь понимаю, что возмущением ситуацию не исправишь. Стаи голодных псов, особенно во время «собачьих свадеб», могут быть опасны и для детей, и для взрослых. И местные власти не виноваты, что до сих пор не решены проблемы на более высоком уровне. По законодательству, усыплять отловленных животных должны ветеринары только гуманными способами в пунктах временного содержания. Но нет ни пунктов, ни ветеринаров, ни ветпрепаратов для гуманного усыпления в том количестве, которое необходимо. И что при всем при этом должны делать председатели райисполкомов?

Кстати, ни в одной стране мира, включая Россию, жилищно–коммунальные службы не отвечают за работу с безнадзорными животными. Максимум их функция начинается и заканчивается на отлове. В Санкт–Петербурге отловом занимается предприятие «Спецтранс», а обязанности курирующего ведомства по основной работе с безнадзорными животными возложены на управление ветеринарии города. То же самое в Литве. Наш же Минсельхозпрод и подведомственный ему департамент продовольственного и ветеринарного надзора полностью уходят в сторону.

С.Андрухович: Понимаете, проблема бездомных животных — это проблема людей. Мы строим дома, спортивные сооружения, дороги, мосты и так далее. Но ведь надо понимать, что животные — это тоже часть нашей жизни. А если кому–то они становятся не нужны, то о них надо как–то позаботиться. Для их содержания нужно тоже что–то строить, приюты, например, а потом уже находить для них новые семьи. Но приют — это как дополнительная мера в борьбе с беспризорностью животных.

«СБ»: Но для этого, понятно, нужны деньги. Где их взять? МООЗЖ «Город» начал работать над реализацией идеи построить приют в Смолевичах. С какими трудностями вам пришлось столкнуться?

С.Андрухович: Пока проблем не было. Представители ЖКХ, к которым мы пришли с таким предложением, не отказались выслушать нас. Мы сказали: и у вас, и у нас своя задача в этой области. Методы у нас разные, но цель одна: сделать улицы городов и сел чище, безопаснее. Когда мы обратились к председателю райисполкома и подробно рассказали о своей идее, он пошел нам навстречу. Со средствами, конечно, были определенные сложности. Но нам обещали сделать все, что в силах района, поскольку город сам заинтересован в решении этой проблемы. Возможно, часть денег будет собрана за счет проведения субботников. Вопрос о выделении земли уже решен, на данный момент идут согласования в инстанциях. Думаю, трудности впереди будут, но мы к этому готовы.

С.Харевич: Ваше начинание замечательно. С одной стороны, теплится надежда, что все у вас получится. А с другой — не покидает ощущение, что ваши идеи и планы несколько утопичны. Вот вы говорите: нужны деньги. Да, вам чем–то поможет райисполком. Да, вы проведете несколько субботников, обратитесь к спонсорам. Первый раз, может быть, все это пройдет. А потом, поверьте мне, раздадутся очень громкие крики, что несправедливо тратить деньги на собак и кошек, когда у нас бездомных людей хватает, когда у нас недостаточно средств для детей, инвалидов, врачей и учителей... «Не давать им денег!» И не дадут. Без законодательной базы очень сложно. Начнет строиться приют — тут же встанет вопрос о санитарных нормах. А их у нас нет. Я по этому вопросу обращалась в Минский райисполком. Речь шла о согласовании гостиницы для животных. Мне там так прямо и сказали, что мне нужно начинать с министерств. Пока в государстве не утвердят санитарные нормы, дело не сдвинется с места. Поэтому без помощи государства у нас вряд ли что получится.

С.Андрухович: Но это не значит, что нужно сидеть сложа руки.

«СБ»: Бездомные собаки могут представлять опасность для людей. А насколько опасными бывают собаки, у которых есть владельцы?

Из обращения читателя «СБ» Вадима Новицкого в редакцию:

«Хочу обратить внимание на безнаказанность владельцев собак... Подъехал я как–то к своему дому и отправил свою 9–летнюю дочку в квартиру с сумкой. Сам остался ждать у подъезда, возле машины, с младшим сыном, ему 3,5 года. Тут вдруг позвонила жена и сказала, что в подъезде на дочь напала соседская овчарка. Разорвала ей платок на шее, штаны от пояса до пят. А представьте, если бы такая напала на сына? Собака, отмечу, была на длинном поводке. Хозяин как ни в чем не бывало после этого инцидента вышел из подъезда и пошел гулять. Дочка тряслась в истерике, невозможно было успокоить. Вызвали милицию, составили протокол. Было два суда. В первый раз хозяина оштрафовали на миллион рублей. Во второй — присудили 2 миллиона за моральный ущерб. От этих подачек я отказался. Вот если бы оштрафовали на 100 миллионов, уверен, все владельцы собак до единого узнали бы об этом и задумались, как надо выгуливать и стоит ли вообще заводить таких питомцев. А так заплатил миллион и забыл. А если, не дай бог, собака загрызла ребенка насмерть, что тогда? Оштрафовали бы на 2,5 миллиона?»

С.Харевич: У меня осенью прошлого года возник конфликт с владельцем собаки бойцовой породы. Кстати, собака очень умная, воспитанная, беспрекословно выполняющая команды. Владелец нигде не работает, имеет судимость. Собака для него — способ самоутверждения. Оставлял ее на детской площадке, приказывал сидеть, а сам уходил и издали любовался своей властью над животным, которого все прохожие боятся. На мои замечания он реагировал враждебно. Конфликт растянулся во времени. А в сентябре 2012 года, будучи пьяным, вообще взял и натравил ее на меня и моих собак во время выгула. Это было днем, свидетелей масса. Вызываю милицию прямо на место происшествия, пишу заявление о привлечении хозяина собаки к уголовной ответственности. Через несколько недель пришла бумага из милиции, где было написано, что никакого состава уголовного преступления, ни даже правонарушения не установлено! А виновата я сама, так как мои дворняги напали на собаку бойцовой породы и при этом укусили ее хозяина за руку... Но чтобы избавиться от моих жалоб, в итоге составили административный протокол, усмотрев всего лишь нарушение Правил содержания домашних животных. И административная комиссия, на которую меня не пригласили, вынесла этому владельцу предупреждение. А между тем эта собака, Берта, разорвала в клочья, насмерть, пса моих соседей, глухонемых, обожавших своего питомца. Хозяин же Берты снова остался безнаказанным. После этого случая все соседи–свидетели побоялись давать показания, памятуя о том, что и за случай со мной его к ответственности не привлекли.

«СБ»: Светлана Анатольевна, а если бы вас искусала та собака, защитил бы вас закон или нет?

С.Харевич: Я считаю, у нас невозможно ничего решить, если дело касается собак. Не важно, тебя покусала собака или ты ее покусал. Или выбросил в окно, или голову ей отрезал — такой случай в прошлом году был в Минске. У нас есть такие «маньяки», которые совершенствуют свое искусство меткой стрельбы на собаках. А чего стоит недавний случай, когда человек сначала стрелял в собак, а потом убил милиционера! Понимаете, все это взаимосвязано. Поэтому непонятна эта вот нерешительность в принятии закона. Не чувствуется системного подхода.

«СБ»: Сегодня есть два нормативных акта, которые регулируют эту сферу: Положение о порядке деятельности организаций по отлову, отстрелу, содержанию, эвтаназии безнадзорных животных и Правила содержания домашних животных. Но даже прописанные в них нормы, например обязательная регистрация собак, у нас не выполняются.

Т.Цариковская: Регистрация и идентификация животных (чипирование) — то, с чего и надо начинать работу. В проекте закона, в разработке которого мы тоже принимали участие, это все было предусмотрено.

С.Харевич: Так можно будет реально контролировать и учитывать животных. Вот есть в Минске налог с владельцев собак, но он практически — фикция. Кто его собирает? Наши ЖЭСы. Пока эта функция на них возложена, никто платить не будет. Нужен контроль со стороны заинтересованной организации. Если бы я строила приют за налоговые средства от владельцев собак, я бы сама пошла по квартирам их учитывать.

Т.Цариковская: Размер налога на сегодняшний день: за собаку в холке до 40 сантиметров — 20 тысяч рублей, от 40 до 70 сантиметров — 50 тысяч, свыше 70 сантиметров — 60 тысяч, за бойцовые породы — 75 тысяч. Много ли это? Копейки, особенно если сравнить с затратами на покупку корма. Сумма вносится в платежку, но для этого собаку надо зарегистрировать.

С.Андрухович: Владелец собаки согласно действующему порядку должен сам прийти в ЖЭС. Запись — какая порода и другие данные — ведется с его слов. Но у нас не предусмотрены стимулы, чтобы он был заинтересован в этой процедуре. За рубежом, если ты завел животное, при регистрации получаешь документ, который, например, дает право провести стерилизацию, чипирование дешевле. Может, и нам нужно предусмотреть бонусы?

Т.Цариковская: Если человек отказался от регистрации, это считается нарушением Правил содержания домашних животных — предусмотрено предупреждение или наложение штрафа в размере до 15 базовых величин. Сегодня это 1,5 миллиона рублей.

«СБ»: Кстати, о чипировании. Сейчас оно необязательно. Насколько дорога и трудоемка эта процедура?

С.Андрухович: Ничего сложного нет, это минутная, практически безболезненная процедура, напоминает обычный укол, которым и вводится маленький чип. Стоит около 130 тысяч.

Т.Цариковская: Сегодня чипируют своих собак и котов, пожалуй, только те, кто по–настоящему любит своих питомцев. За все время работы в «Фауне города» к нам попали всего две собаки с чипами — благодаря этому быстро нашлись хозяева. Остальные надеются на авось. Как иначе идентифицировать потерявшееся животное? Невозможно.

С.Харевич: Нужна широкая информационно–просветительская работа. Нужно учить людей.

«СБ»: В Минске не один десяток тысяч собак — если все будут зарегистрированы, можно собрать немало денег. А с их помощью и много проблем решить.

С.Харевич: Предположим, все заплатили налог. Сейчас он поступает в бюджет города. Депутаты Мингорсовета распределяют, куда направить эти средства. Раньше они отдавали 65 процентов на отлов и содержание.

Т.Цариковская: «Фауна города» от бюджетных средств с 1 октября 2012 года отказалась — потому что мы зарабатываем сами.

С.Харевич: Получается, даже те деньги, которые удается собрать в виде налогов, непонятно куда идут. Уже 10 лет аккумулируются в горфо, а где они?

С.Андрухович: Деньги вроде бы как должны пойти на строительство гостиницы. Но ведь она почему–то строится очень медленно.

«СБ»: Значит, проблема вовсе не в деньгах? Раз даже то, что собирается в виде налогов, не направляется на строительство приютов, гостиниц для животных?..

С.Харевич: Все дело в том, что это ничья проблема. Никто ею конкретно не занимается. Каждое ведомство отвечает за свой кусочек работы. А в целом — никто. Даже общественность, наши зоозащитники не могут прийти к согласию.

Наша главная задача сегодня — прекратить бесплодные споры, собрать все предложения в систему и направить депутатам. Мы знаем, как действует закон в Литве, Украине, Польше. Закон работает там, где есть заинтересованность, чтобы он работал. И где каждый не тянет в свою сторону...

Иван Кириленко, Юлия Василишина, СБ

Фото Виталия Гиля

Пятница, 01 Март 2013 07:00

Отопительная революция Дании

otppitelnaja-revolucija.jpgВ то время как большинство стран мира по-прежнему жалуются на высокие цены на нефть, в маленькой стране Дании на наших глазах происходят серъезные исторические, если не эпохальные, изменения, которые многими остаются незамеченными.

Чтобы уйти от зависимости от ископаемых видов топлива с 1 января 2013 г. в Дании запрещена установка отопительных систем, работающих на нефти, мазуте и природном газе в новых зданиях.Разрешено применение таких систем, которые используют только возобновляемые источники энергии (в основном биомасса, солнечное отопление, геотермальное). Таким образом, страна поставила амбициозную задачу по изменению своей энергетической парадигмы, в результате которой коренным образом изменятся несколько промышленных отраслей. Три года спустя, в 2016 году, установка таких систем также будет запрещена в старых зданиях. С полным текстом документа датского министерства по климату, энергетики и строительству можно ознакомится здесь (версия английская).

В течение переходного периода, Дания инвестирует 42 млн датских крон (~ € 5,6 млн.), для модернизации существующих зданий. Таким образом, если изменения возможны в Дании, то почему не в другом месте? Как утверждают зарубежные специалисты, данная модель, может быть легко применена в большинстве западных стран. Так, несмотря на разницу в объемах ежегодного субсидирования программ по стимулированию рынка в Дании и Германии (€ 5.6 млн. и € 500 миллионов), почти 91,6% установок (600000 единиц) в Германии являются котлы работающие на ископаемых видах топлива. Это является довольно слабой позицией, не только для Германии, но и для других стран Европы, так как не избавляет их от неизбежного роста цен на ископаемые вида топлива и не решает проблему загрязнения окружающей среды.

Reenergy.by

Источник фото

Пятница, 01 Март 2013 07:01

Танцы волков (Видео)

Жизнь Полесского заповедника бьет ключом. Здесь и брачные танцы волков - удивительное зрелище, и пернатые, делящие пищу, и зубры, которые не всегда хотят быть дикими животными. Подробности в новом выпуске программы "Миллион вопросов о природе" телекомпании "Мир".

 

 

 

Смотрите другие выпуски передачи «Миллион вопросов о природе».

Миллион вопросов о природы

Источник фото

Четверг, 28 Февраль 2013 12:41

Индейцы против экскаваторов

Строительство ГЭС «Бело Монте» (BeloMonte) в Бразильской Амазонии – один из самых широко известных в мире наглядных примеров конфликта между политикой «ускоренного экономического развития» и природоохранными принципами, а также интересами населения.

Кстати, эту историю можно сравнить с ситуацией вокруг Богучанской ГЭС, которая, к сожалению, крайне малоизвестна и в России, а тем более в других странах.

Целый комплекс гидротехнических сооружений должен изменить до неузнаваемости бассейн реки Кшингу (Xingú), протекающей через штат Пара. К 2015 году здесь должна появиться плотина, которая станет третьей в мире по величине. Стоимость проекта – 11 миллиардов долларов. Проектная мощность составит около 11,5 тысячи мегаватт. Впрочем, эксперты уже сейчас высказывают опасения, что выйти на заявленную мощность ГЭС не сможет. Однако, об этом позже.

Проект предполагает сооружение двух плотин, двух гигантских каналов (которые вберут в себя 80 процентов реки Шингу), обширной системы дамб. Будет затоплено 668 км2, из которых 400 км2 – это уникальный амазонский лес. В целом проект затронет площадь в 1500 км2. В ходе строительства будет вырыто и перемещено больше земли, чем при сооружении Панамского канала! Около 40 000 человек будут вынуждены покинуть свои дома из-за затопления или пострадают от иных последствий строительства.

Бассейн реки Шингу пока еще остается важной в глобальном смысле экосистемой, с богатым биоразнообразием видов растений и животных. Это дом более чем 25000 индейцев из 18 этнических групп, и все они напрямую зависят от сохранности этой территории. Основу их рациона составляет рыба, дополняемая охотой и собирательством. Реки служат также и основными транспортными путями.

По словам Зе Карлоса Арара, вождя народа Арара: «Река для нас все. Что бы мы ни делали – мы зависим от реки. Выйти на прогулку, повидать родителей, найти помощь при болезни – везде нужна река. Если появится плотина, куда мы пойдем, как найдем помощь? Мы не хотим видеть реку перекрытой, а наших родителей умирающими в безделии. Мы не хотим, чтобы река оставалась историей, легендой – она нужна нам, нашим детям и внукам живая!».

При этом мнение местных жителей мало кого интересует. По существу, они лишены права определять свою судьбу, защищать свою Родину. Уже не раз это приводило к столкновениям (пока достаточно мирным) индейцев и строителей. Летом прошлого года протест разгорелся не на шутку, и в июне протестующие прорвались на место строительства. В августе суд приказал немедленно приостановить строительство на время проведения консультаций с коренными жителями. Через две недели это решение было отменено Верховным Судом, что чрезвычайно возмутило индейцев, и в октябре 2012 года 150 охотников и рыбаков вновь оккупировали стройку, остановив строительство на 10 дней.

Международные соглашения и бразильские законы требуют, чтобы проекты подобные «Бело Монте» обязательно обсуждались перед их утверждением. В данном случае правительство страны утверждает, что все формальности были соблюдены, и согласие достигнуто с 2007 по 2010 год в ходе более чем 30 встреч и заседаний. Между тем, представители коренного населения в корне не согласны с таким подходом.

Местный епископ, правозащитник Эрвин Краутлер так отозвался о позиции властей: «коренные народы ни разу не были услышаны. Некоторые встречи проводились просто только для того, чтобы сообщить людям о начале строительства. Тем, кто отстаивал негативную позицию по строительству ГЭС представители FUNAI (Национальный индейский фонд) заявили, что слушания по влиянию проекта на природу пройдут позже. Но они так и не были проведены».

По всей видимости, властям просто нечего сказать местным жителям, которых приносят в жертву неким «общегосударственным интересам». Очевидно, что никакие плюсы от создания плотины не смогут компенсировать громадные потери сельскохозяйственных угодий, речных и лесных ресурсов. Такие мега-проекты медленно, но верно уничтожают коренное населения через целый комплекс проблем, связанных с болезнями, потерей возможности добывать пропитание и питьевую воду, разрушением культуры и социальных связей. Это не просто слова, а факты, подтвержденные, в частности, исследованиями Всемирной комиссии по плотинам и Международного союза охраны природы.

За печальным опытом не надо далеко ходить - есть печальный опыт строительства ГЭС на бразильской же реке Журуэна (Juruena), которая поставила на грань выживания племя Энавене-Наве. Властям пришлось даже разрабатывать план оказания чрезвычайной помощи, включающий поставку им искусственно выращенной рыбы. Строительство в 70-е и 80-е годы ХХ века ГЭС в бразильских штатах Пара́ и Амазонас вызвали затопление обширных районов, привели к уничтожению многих населенных пунктов, росту бедности и голоду у коренного населения, разрушению культуры и социальных связей. В 1989 году Национальный институт по исследованию Амазонии объявил об «экологической смерти» реки Уатума́, на которой была построена ГЭС Балбина.

К слову о негативных социально-демографических последствиях - строительство еще в самом разгаре, а местные общины уже пожинают его «горькие плоды», связанные с технологической опасностью, проституцией, наркоторговлей и пр.

21 февраля министерство труда подало иск против строителей плотины в связи с нарушениями техники безопасности, вызвавшими человеческие жертвы. В иске содержится требование выплаты около $ 12 миллионов «коллективного морального ущерба».

В этом же феврале Бразильский парламентский Комитет по расследованию торговли людьми раскрыл информацию о том, что в районе строительства отмечены многочисленные нарушения прав человека. В одной из полицейских операций были освобождены из «сексуального рабства» 14 человек - женщины, трансвестит и несовершеннолетний.

По данным полиции заметно возрос и незаконный оборот наркотиков – по некоторым показателям почти в 10 раз. В 2012 году было конфисковано 40 кг наркотиков и арестовано 176 торговцев. Полиция утверждает, что рост наркоторговли и проституции напрямую связан с началом монтажных работ на ГЭС в 2011 году.

Чем же так важна ГЭС, что власть не обращает внимания на столь очевидные тяжелые последствия?

На эту плотину возлагают большие надежды в связи с нехваткой энергии сейчас и прогнозируемым ростром ее потребления. Собственно, все. Это главный аргумент. В тоже время есть серьезные сомнения в способности новой ГЭС решить проблему энергодефицита. Есть расчеты, говорящие о том, что «Бело Монте» станет одной из самых энергетически неэффективных ГЭС Бразилии. К примеру, из-за того, что в течение, как минимум, 3-5 месячного засушливого сезона она сможет выдавать только 10% от своей мощности.

Этот сомнительный проект пытаются представить «экологическим», так как ввод в строй «Бело Монте» якобы поможет снизить выброс парниковых газов. Если учесть, что проект требует уничтожения более 500 квадратных километров ценнейших экосистем Амазонии, говорить о его экологичности странно в принципе. Более того, есть серьезные сомнения и в том, что ГЭС сможет помочь в борьбе с изменением климата.

Филипп Фернсайд из Национального научно-исследовательского института Амазонии(INPA) недавно сообщил, что «затопленные водохранилищами «Бело Монте» леса будут генерировать огромное количество метана – в 25 раз более мощного парникового газа, чем CO2».

Доклад организации «International Rivers» приводит показательный пример бразильской ГЭС Тукуруи (Tucurui), построенной в 1980 году. Ее сооружение ответственно за шестую часть общего объема выбросов парниковых газов в Бразилии.

Эксперты «International Rivers» обоснованно считают, что строительством ГЭС климату не поможешь. Гораздо вернее это делать путем развитияисточников возобновляемой энергии и инвестированием в энергоэффективность. В последнем у Бразилии большой потенциал – она вполне может сократить ожидаемый спрос на энергию на 40 процентов!
Пока идут споры политиков и ученых, власти и населения, строительство продолжается. Руководство страны заверяет, что всем пострадавшим будут предоставлены наилучшие условия и выданы денежные компенсации.

Однако не все можно купить. Об этом хорошо сказал в беседе с бывшим бразильским президентом Лула да Сильва Хосе представитель племени Aрара Карлос Aрара: «Наши предки лежат здесь, в этой земле. Наша кровь среди этой земли. Мы должны идти по ней к своим детям, рассказывая об их праотцах. Мы совсем не хотим воевать, но готовы драться за нашу землю. Мы хотим жить на своей земле в мире со всем, что нас окружает».

PS

Протест, связанный со строительством ГЭС, выплескивается далеко за пределы Бразилии. В конце этого января в Мюнхене правозащитные и экологические организации обратились к собранию акционеров компании Siemens, обратив их внимание на то, что проект «Бело Монте» нарушает основополагающие права человека и экологические стандарты. Участвуя в поставке турбин для этой ГЭС, Siemens нарушает собственные корпоративные правила, касающиеся охраны окружающей среды и прав человека. Она должна выйти из проекта.

К акционерам Siemens обратился бразильский епископ Эрвин Краутлер, удостоенный альтернативной Нобелевской премии за укрепление прав коренных народов и сохранение лесов Амазонии: «Какие бы прибыли не сулил этот проект для европейских компаний, участие в нем -  безумие. Каждая компания, связавшаяся с «Бело Монте» берет на себя ответственность за последствия развивающейся катастрофы» - заявил епископ. Между тем, европейские СМИ сообщили, что епископ уже заработал стойкую ненависть бразильских «мафиози», которые согласны дать за его голову «награду» в 400 000 евро.

Евгений Усов, Bellona

Источник фото

goriachaja-linija-1-marta.jpgВ Международный день борьбы с наркоманией и наркобизнесом, 1 марта, белорусское общественное объединение "Позитивное движение" проведет горячую линию по проблеме потребления наркотиков для зависимых людей и их близких, сообщила БелаПАН специалист по связям с общественностью организации Татьяна Жарносек.

По ее словам, с 11.00 в течение дня на телефоне доверия будут посменно дежурить специалисты, имеющие опыт работы с наркозависимыми. О своей борьбе с зависимостью расскажет бывший наркоман. Представитель социального отдела Минской епархии Белорусской православной церкви ответит на вопросы о том, как вера помогает людям, чьи близкие родственники страдают наркозависимостью.

С 16.00 до 18.00 на линии будет дежурить врач-нарколог, который ответит на вопросы о системе оказания наркологической помощи в Беларуси, а с 18.00 до 20.00 вопросы можно будет задать психологу.

Жарносек подчеркнула, что "Позитивное движение" более 10 лет работает с наркозависимыми. "Эта акция поможет родственникам и близким зависимых людей понять, что их проблема не уникальна, а нужно помочь прежде всего себе", — отметила она .

Задать вопрос можно будет по городскому телефону 8-801-100-18-18 (звонок бесплатный с городского телефона по всей Беларуси) и по мобильным телефонам: 8-029-122-18-18, 8-029-807-58-08.

Если у вас не получается связаться со специалистами в назначенное время, то свои вопросы вы можете выслать на электронную почту: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. . Все консультации будут проходить анонимно.

На 1 января 2013 года в Беларуси на официальном наркологическом учете зарегистрировано 16.078 больных наркоманией и лиц, эпизодически употребляющих наркотические вещества. По оценочным данным, в стране около 75 тысяч потребителей инъекционных наркотиков.

Naviny.by

Источник фото

Продуманный рацион – это привычка не только «здоровая», но и довольно экономная. Как наше меню «съедает» планету, и какие продукты вредят нам самим.

В Беларуси, по данным Республиканского гидрометцентра, за последние 20 лет стало теплее на 1,1 градуса. В результате климатических изменений в стране даже произошло смещение границ агроклиматических зон к северу на 60—150 километров. На юге появилась новая зона.

 

Источник

Такая «корректировка» может быть опасна не только для здоровья белорусов, но и для экономики — страдают многие климатозависимые отрасли. Однако кое-что может сделать каждый из нас, подправив некоторые свои привычки – например, «съедобные».

Совет первый: полюбите салаты

Причиной изменения климата, в первую очередь, являются парниковые газы, образующиеся в результате деятельности человека. В Беларуси почти четверть – 24,5 процента – приходится на выбросы в сельском хозяйстве, при этом животноводство намного «грязнее» растениеводства.

Именно поэтому и наши гастрономические привычки частично могут влиять на изменение климата, обращают внимание эксперты экологического товарищества «Зеленая сеть». Они, например, советуют потреблять больше продуктов растительного происхождения. На производство животноводческой продукции тратится намного больше энергии и часто соотношение затраченной энергии к энергии, содержащейся в продукте, сильно разнится. Простой пример: при производстве мяса курицы соотношение выглядит, как 54:1, говядины – 4:1.

table-5ti87345983.jpg

Данные предоставлены экологическим товариществом «Зеленая сеть»

К тому же в животноводстве, утверждают специалисты, растительные корма используются нерационально: за каждые скормленные 10 килограммов хорошего зерна мы получаем только один килограмм мяса.

Содержание скота является причиной 18 % общемировых выбросов парниковых газов.

Однако нет необходимости полностью отказываться от животноводства. Довольно рационально содержать жвачных животных для молока и мяса на тех территориях, которые не пригодны для иной сельхоздеятельности.

Чтобы помочь планете, мы с вами можем скорректировать меню. Совсем не обязательно полностью отказываться от мяса, отмечает координатор проектов Центра экологических решений Наталья Поречина. Достаточно просто умерить свои гастрономические пристрастия и есть мяса меньше — например, не три раза в день, а один или вовсе несколько раз в неделю.

Второй совет: отдавайте предпочтение «органике»

Если сравнивать интенсивные и органические технологии в растениеводстве, то последние требуют значительно меньших энергетических затрат в расчете на один гектар. Соответственно, уменьшают количество выбросов парниковых газов. Сравните:

table-34or523.jpg

В животноводстве ситуация такая же: органическое меньше «коптит».

Кроме того, на производство органических удобрений тратится в три раза меньше энергии, чем на производство минеральных. Вдобавок «интенсивные» продукты могут накапливать пестициды.

Меньше всего из овощей, которые выращивают в Беларуси, накапливают пестициды репчатый лук, кукуруза, зеленый горошек.

В «грязную десятку» попали (от тех, что накапливают больше пестицидов, к тем, что накапливают меньше):

10. Яблоки.

9. Сельдерей.

8. Сладкий перец.

7. Клубника.

6. Виноград.

5. Шпинат.

4. Салат.

3. Огурцы.

2. Голубика.

1. Картофель.

Совет третий: ешьте со своего огорода

Специалисты рекомендуют выбирать продукты, которые выращены в вашей местности и практически полностью забыть о тех, что привезены издалека.

Это сэкономит топливные ресурсы и снизит выбросы парниковых газов.

Например, при ввозе товаров из-за океана авиатранспортом вредное воздействие на климат в 80 раз выше, чем при транспортировке морским путем и почти в 300 раз выше, чем при потреблении продукции в регионе, где ее производят.

Совет четвертый: покупайте в сезон

Сезонные овощи и фрукты полезнее тепличных — и для здоровья, и для климата. В отапливаемых теплицах потребление энергии в 10—50 раз выше, чем при выращивании в открытом грунте. При этом объем вредных выбросов увеличивается в 5—30 раз!

Советы пятый: вырастите сами!

Пожалуй, для себя и своей семьи безопаснее всего вырастить продукты самостоятельно, это позволяет быть уверенным в их качестве. В Беларуси дачники и владельцы приусадебных хозяйств производят примерно треть продовольствия. Не расстраивайтесь, если у вас нет своего огорода: мини-грядки можно разбить на балконе или даже на собственном подоконнике.

Ольга Астапович, Завтра твоей страны

Источник фото

Во всех школах и гимназиях Минска к 1 сентября установят урны, куда можно будет выбрасывать использованные элементы питания, сообщает агеснтво «Минск-Новости».

Разработаны три модели контейнера. В каждом учебном заведении установят по одной урне. Сейчас ведутся переговоры с предприятием «Экорес», которое раз в месяц будет забирать использованные элементы питания из контейнеров, размещенных в школах.

Планируется, что контейнеры изготовят студенты столичных колледжей. Стоимость одной урны составит 300–400 тыс. рублей.

Источник фото

Страница 3 из 39