biaroza-2Мы працягваем публікаваць лепшыя эсэ конкурсу гісторый і фатаграфій вашых любімых дрэваў. Прадстаўляем вашай увазе верш-эсэ Вольгi Юрэвіч «Маёй бярозцы, што мяне гадавала, прысвячаецца...».

 

 

 

 

Маёй бярозцы, што мяне гадавала, прысвячаецца...

Найболей старанна, між усіх нашых вулічных дрэваў,

Бараніла мой сон пад вакном ад сцюдзёных завеяў.

Цёплай коўдрай спляталіся гукі твае незямной калыханкі,

У клапатлівым заценні вывучаліся літары першай чытанкі.

Нязменная ўдзельніца нашых забаў і хаванак –

З вяршыні да неба ўзмываў галасісты жаўранак!

Майскiі хрушчык цікаўна падглядаў у вакенца...

І разам з бярозкавым подыхам – білася сэрца!

Вецце настойліва стукала ў шыбу шторанкам:

«Час у школку ісці; паспяшайся, мой зайка!»

Апладысментамі клейкіх зялёных далоняк

Мае адзначаліся поспехі й дзённік пяцёрак.

Шчодра дзялілася ўбранннем сваіх завушніцаў,

Таямніцамі сэрца з табой шанцавала дзяліцца.

Гэткі размах феерычны і разам – пяшчотны нораў;

Мне было на каго пазіраць – і цягнуцца да зораў!

Бярозка, матулін твой шэпт, як і пах завушніцаў –

Па начам – яшчэ доўга мне будзе ўсё сніцца.

 

Крынiца фота

Опубликовано в Человек и природа

sadovskaja-po-nastojaschemuМы продолжаем публиковать лучшие эссе конкурса историй и фотографий ваших любимых деревьев. Представляем вашему вниманию эссе Виктории Садовской «По-настоящему».

 

 

 

 

По-настоящему

Я одна из тех, кто, покупая билет на поезд, непременно будет сидеть у окна.

Дорога по привычному маршруту Минск-Рига, повторяющемуся каждый год, занимала часов 10, и нужно было непременно успеть разглядеть всех «провожающих» до захода солнца. Я смотрела в огромное окно, воображая, что каждое дерево, пролетая мимо поезда, махало мне вслед своими мощными руками. На самом деле,  я искала его: дерево, которое навсегда останется в моих воспоминаниях другом, спасшем мне жизнь.

Мне было5 лет, и это была вторая летняя поездка из моего нового города к бабушке. Мы тогда только переехали из Латвии в Беларусь. Я сидела на нижней полке плацкартного вагона и смотрела на бабушку, которая, развернув скомканный отсыревший газетный лист, достала  вареное яйцо и аккуратно счищала шелуху. Это было как раз то время, когда лето еще только начиналось, и я впервые за месяц могла бывать на улице. Моя больничная карточка уже в том возрасте не раз подклеивалась дополнительными листами и подвергалась жестокому исписанию врачебными каракулями. В течение первого года моего проживания на новом месте, я уже успела познакомиться со своим местным педиатром, который называл меня по имени, разрешал трогать отвратительные резиновые игрушки на полках и очень удивлялся, если я не появлялась больше двух недель. Я ловила сочувствующие взгляды наших попутчиков и отворачивалась к окну.

На станции нас встречал дедушка на своих оранжевых «Жигулях». Я очень любила эту машину, ведь если резко упасть на заднее сиденье раскаленного от солнца салона, можно было увидеть кружащиеся снежинки пыли, как зимой, и от этого как будто становилось прохладнее.

Мое лето всегда проходило там, в маленьком латышском городе Екабпилс, в котором никогда ничего не менялось: ни ржавые качели во дворе, ни то, что наблюдать за ними я могла исключительно из окна. Мои немногочисленные подруги проводили на них почти весь день, а я стояла на балконе, отковыривала маленькие камешки, которыми был обклеен весь дом, и слушала, как эти железные качели пели свою короткую песню из двух звуков: «вверх-вниз».

По утрам на табуретке возле кровати меня ждали стакан воды, несколько таблеток и отвар ромашки редкой отвратительности, после – чтение Библии или классики (на выбор). А по воскресеньям, когда бабушка уходила в церковь, дедушка заходил ко мне в комнату и просил скорее одеваться. Мы ходили в маленький парк с большими березами и старым заброшенным костелом, катались на цепочных каруселях, которые приходилось раскачивать вручную, а потом шли к церкви «лечиться по-настоящему». Возле забора росли три маленькие сосны (видимо, кто-то не так давно их туда посадил). Однажды дедушка попросил выбрать себе одну из двух, а самую большую крайнюю сказал не трогать – это его дерево. Я выбрала самую маленькую сосну в центре, чтобы быть поближе к дедушке и потому что она была меньше всех. Ее иголочки были мягкие, как маленькие резиновые пальчики, и смотрели вверх. Ее было почти не видно из-за других деревьев, будто она не хотели делиться с ней светом. Каждое воскресенье мы ходили к нашим соснам и ухаживали за ними: гладили их, говорили, какие они красивые, и рассказывали, что у нас болит. Бабушке об этом говорить было нельзя. Сомневаюсь, что она вообще знала о наших прогулках, ведь к тому времени, как она возвращалась с маленькими черствыми булочками с крестиком наверху, мы были уже дома. Время шло, и через три месяца я уезжала обратно домой.

На следующий год все повторилось. Лекарства, те же качели, те же звуки во дворе, очень много облезлых котов и чаек на мусорных контейнерах, но главное, мы каждое воскресенье ходили в парк разговаривать с деревьями. Я уже могла гулять на улице, если была хорошая погода, и кататься на велосипеде на даче.

Когда я заболела ветрянкой в конце июля, дедушка отказывался ходить один. Бабушка плакала на кухне за стенкой, жалуясь, что ни у кого больше нет сил меня лечить. Через месяц, когда билет на поезд домой был уже куплен, а простыни отстираны от зеленых пятен, мы в решили в последний раз сходить в парк «попрощаться».

Помню, как я плакала всю дорогу, ведь своего дерева на том месте я не увидела. Дедушка тогда ничего не объяснил, лишь предложил подарить мне свое дерево в утешение.

Осенью я пошла в подготовительный класс, а позже получила письмо от дедушки, в котором было написано, что пока я болела летом, он ходил несколько раз на то место. Моя сосна совсем зачахла без света и начала болеть, а к концу лета ее кто-то выкопал. В конце письма, внизу, была нарисованная синим стержнем маленькая елочка и подпись «Она решила, что пусть лучше она будет болеть, чем ты».

Наверное, только сейчас я понимаю, почему я до сих пор, пятнадцать лет спустя, так люблю рисовать деревья. В них спрятана какая-то необыкновенная сила, а главное, они всегда будут ассоциироваться с детством, дедушкой и его невероятной заботой.

Ни одно лекарство в мире не может излечить так, как это может сделать любовь.

Иллюстрация автора

Опубликовано в Человек и природа
Четверг, 28 Февраль 2013 07:05

Анна Гринкевич. «Полувековая липа»

liubimaja-lipa.jpgМы продолжаем публиковать лучшие эссе конкурса историй и фотографий ваших любимых деревьев. Представляем вашему вниманию эссе Анны Гринкевич «Полувековая липа».

 

 

 

 

Моё любимое дерево – полувековая липа –  растет в деревне Мервины.

Её посадил мой дедушка, когда пришёл с войны. Для осуществления мужской миссии «дом, сын, дерево» не хватало именно последнего. Так вот он и посадил липу за своим домом, а помог ему в этом старший (как позже оказалось) сын. А сегодня она стала размашистым и самым высоким деревом в округе. Её крону видно далеко-далеко за пределами деревни.

Самые нежные воспоминания связаны с липой.

Например, была вот какая традиция. Каждый «ліпень» (уже будучи на летних каникулах самыми счастливыми и беззаботными) мы собирали липовый цвет, поминутно отбиваясь от соседских пчёл, у которых это дерево тоже было весьма популярно. Собрать пару «жменек» цвета и не быть укушенным рассерженной пчелой считалось настоящим мастерством.

Но самым излюбленным занятием было, конечно же, лазание по липе. Никакие крики и угрозы взрослых не могли отбить желания залезть на самую верхушку и «посмотреть мир». И когда знакомый зелёный дом становился совсем игрушечным, а стадо пасущихся на болоте коров превращалось в миниатюрные кляксы – наступала эйфория. От высоты, ветра и красоты. От приступа зашкаливающей внутренней свободы.  Те пейзажи, которые мы видели детьми, глубоко западали в подсознание. Заставляли биться десятилетнее сердце чаще. Именно эти картинки запускали самый сложный и неподвластный процесс под названием «быть человеком». Нам казалось, что мы видим далекие чужие страны, что за чёрным контуром лесов – океаны, а в них – большие могучие киты. И что весь этот реальный-нереальный мир – чрезвычайно близко и неподвластно далеко. Стоит только забраться на липу.

...Ближе к концу лета на коре красным ковром налипали маленькие противные жучки. Мы называли их «пожарниками». И только потом, гораздо позже, я узнала, что это были вовсе не жучки, а клопы-солдатики. (Впрочем, моя нелюбовь к этим насекомым от этого нисколько не стала меньше.) Так вот, в это время липа становилась неприступной. По крайней мере, для меня.

***

Сегодня, в свои нечастые поездки в деревню, я первым делом иду к липе. И что греха таить – этой осенью я вновь лазила по любимой и милой липе. «И счастье было не меньшим. Счастье срока годности не имеет».

Опубликовано в Человек и природа
Четверг, 14 Февраль 2013 07:05

Елена Громыко. «Воспоминания»

beriozovaja-roscha.jpgМы продолжаем публиковать лучшие эссе конкурса историй и фотографий ваших любимых деревьев. Представляем вашему вниманию эссе Елены Громыко «Воспоминания».

 

 

 

 

Воспоминания

Как же может быть прекрасно одиночество в деревне, куда из-за постоянной ежедневной суеты выберешься едва ли. Но на минуту остановившись от нескончаемой беготни, твои мысли так и рвутся к такому родному бабушкиному дому. Дом был обнесен деревянным забором,  придававшим завершенность детскому понятию «лето у бабушки». У забора беззаботно росли милые спутники моих детских воспоминаний,  прорисованные на фоне пронзительной голубизны неба тонкой кистью. Неизвестный художник использовал на белоснежном хосте всего две краски – черную и зеленую, но вкладывал в свое творение всю душу – славянскую душу. И рисовал он неотъемлемые символы нашей Родины – березы, березовую рощу. С этим деревом у меня было связано много воспоминаний – отзвуки песен, чьих-то слов и смелых безрассудных поступков. Казалось, что каждый дюйм земли возле моих берез знал силу веселья и грусти, разгула и усталости.

Береза – дерево особенное. В непогоду я всегда бежала к ней, чтобы она защитила меня от дождя. Да и не только в непогоду, я находила под ее кроной укромное местечко, где можно было погрузиться в свои мысли, все хорошенько обдумать. А этот березовый листик, как мне тогда казалось, принимал значение ключа к жизни, обращение к богу. Здесь я находила спокойствие и умиротворение. Да и форма у березы была интересная. Она была похожа на саблю. И я частенько представляла, что с такой чудо-«саблей» никакие враги мне не страшны. Одним словом – «дерево-защитник». А какая же высокая это береза! Помню, как я окидывала ее взглядом. И про себя любила добавить – внимание никакого лифта! А если удастся взобраться на нее, то, казалось, будет видно даже мое окно квартиры в девятиэтажном доме.

Вспоминаю, как часто в разгар осени я с друзьями любила собирать опавшие листья в этой березовой роще, падающие листья очерчивали в воздухе траектории, сходные с беспорядочным полетом бабочки.  Ох, любила же я похвастаться своей коллекцией. Ложила их в толстую книгу. А потом из высушенных листьев делала открытки.

Ах, помню как  по утрам пахла палыми листьями и мокрой травой (этот запах я никогда не забуду), и во весь этот букет «вплетались» знакомые мне люди, которые любили навести порядок в березовой роще, почистить газон и опереться на березу если устанут, и при этом поговорить о погоде, о природе. А вечерами вдоль уже чистой березовой рощи прохаживались молодые парочки. Это было местом и моей первой влюбленности и моих вечерних прогулок, что казалось, кровь по венам бежала так энергично как эти жилки на листьях березы, словно дорога в будущее открывающая новые горизонты.

Источник фото

Опубликовано в Человек и природа

konkurs-dereviev.jpgПредставляем вашему вниманию фотографии номинантов конкурса историй и фотографий ваших любимых деревьев, чьи работы были отмечены членами жюри. Напоминаем, что победители конкурса были объявлены ранее.

 

 

 

 

https://lh6.googleusercontent.com/-NXuDV3GbUXc/URO_UkF4LZI/AAAAAAAAH9Y/KVNMRgxFzbo/s800/05.jpg

Алексей Голубцов

 

https://lh4.googleusercontent.com/-r_ebko3shbk/URO_Uo2-TCI/AAAAAAAAH9g/W6ubHZb2J28/s800/01.jpg

Константин Чикалов

 

https://lh3.googleusercontent.com/-KULeJubJJnY/URO_UlhBVbI/AAAAAAAAH9c/vlxouMtGGIo/s800/17.jpg

Яўген Бяласін

 

https://lh6.googleusercontent.com/-rxGGlpbDWkE/URO_VbatIzI/AAAAAAAAH9s/KYWxJN6AGnY/s800/20.jpg

Катя Банникова

 

 https://lh4.googleusercontent.com/-kE1_okge5Co/URO_VcNftmI/AAAAAAAAH9w/bzrq2kB9-CA/s800/36.jpg

Лариса Левкович

 

https://lh6.googleusercontent.com/-rDZQHMjSUxQ/URO_VnagJXI/AAAAAAAAH94/vpsCqtAttnI/s800/40.jpg

Леонид Мороз

 

https://lh4.googleusercontent.com/-MMSJn55T-hA/URO_V4OFBsI/AAAAAAAAH90/u2whJUPbm_k/s800/43.jpg

Рита

 

https://lh6.googleusercontent.com/-JWzl2_jxz28/URO_WnWkRWI/AAAAAAAAH98/oz17GeKSueU/s800/68.jpg 

Иван Леончик

 

 https://lh6.googleusercontent.com/-D1ush5BiT50/URO_X4qDKoI/AAAAAAAAH-U/t1QhDzRrTlo/s800/72.jpg

Виталий Бондаренко

Ещё раз благодарим за участие в конкурсе!

Опубликовано в Человек и природа

pobeditel-konkursa-dereviev.jpgБеларусский зелёный портал рад подвести итоги конкурса историй и фотографий ваших любимых деревьев.

В отборе победителей принимало участие два состава жюри – отдельно в каждой номинации. Было много споров, среди любящих деревья членов жюри оказалось сложным найти «товарищей на вкус и цвет». Но конкурс есть конкурс, и его итоги подведены.

Итак, в номинации «Лучшая фоторабота» победила Елена Лучкова, фотографии которой можно увидеть здесь.

В номинации «Лучшее эссе» победила Ольга Семашко, чей текст можно прочитать здесь.

Победители получат призы от «Зеленой сети».

Как мы и обещали, по десять работ из каждой номинации, отмеченных членами жюри, появятся на Беларусском зеленом портале.

Каждую неделю мы будем публиковать по одному эссе с указанием имени автора или псевдонима. Авторская орфография и пунктуация будут сохранены. Фотографии участников конкурса, отмеченные членами жюри будут опубликованы в ближайшее время.

Еще раз благодарим вас за участие в нашем конкурсе. Мы очень рады такому количеству единомышленников, не только любящих и ценящих красоту деревьев и природы, а также способных осознавать значение деревьев в жизни человека, но и готовых поделиться этой красотой с другими.

Фото Елены Лучковой


Ссылки по теме:

Лучшие фотографии участников конкурса историй и фотографий ваших любимых деревьев

Опубликовано в Конкурсы и гранты
Среда, 06 Февраль 2013 13:52

Воля Сямашка. «Дуб дзядуля»

Пераможца конкурсу гісторый і фатаграфій любімых дрэваў у намінацыі «Лепшае эссе» – Воля Сямашка.


dub-dziadulia.jpgНепадалёк ад вёскі Карпілаўка стаяла калісьці сядзіба вядомага беларускага пісьменьніка Ядвігіна Ш. (Антона Іванавіча Лявіцкага). Менавіта тут у 1891 годзе ён пасяліўся з сям'ёй, пасля таго, як быў выгнаны з мэдыцынскага факультэта Маскоўскага ўнівэрсытэту за ўдзел у студэнцкіх хваляваньнях і адсядзеў у Бутырцы.

Маёнтак Ядвігіна Ш. часта наведваў сын суседа-арандатара Дамініка Луцкевіча па імені Ян, які пазьней стане буйнейшым беларускамоўным паэтам XX стагодзьдзя пад псэўданімам "Янка Купала". А злучала іх лясная дарога, каля якой росдуб-дзядуля. Суседзі пэўна часьцяком сустракаліся пад ім, чыталі адзін аднаму свае творы. Відавочна, што Лявіцкі любіў гэтае дрэва: менавіта дуб стаўся прататыпам аднайменнага апавяданьня Ядвігіна Ш.

Вось як ён апісваў яго:

"З давён-даўна ўсе звалі яго: дуб-дзядуля. Такі дуб, што аж дзівіўся народ: веліч, таўшчыня, а сукі так разрасліся, што, здавалася, свет бы пад сябе хацеў падгарнуць".

Твор "Дуб-дзядуля" стаўся сваеасаблівай візітоўкай пісьменьніка і ўулючаны ў школьную праграму.

Прайшлі гады. Цяпер на месцы гасьціннага фальварка чыстае поле і ДАК часоў Другое сусьветнае вайны, які госьці са сталіцы карыстаюць для ралявых гульняў. У вёсцы Карпілаўка памерла апошняя жыхарка, а само паселішча зараз – купка лецішчаў абапал дарогі. Навокал так пуста, што і не скажаш, што тут калісьці віравалажыцьцё. Аднак захавалася сымбалічная памятка гісторыі і таленту Ядвігіна Ш.–пэўна той самы дуб-дзядуля, які стаіць адзін і да гэтага часу.

Трэба адзначыць, што дуб здаўна лічыцца ў беларусаў адным з найболш шанаваных і культавых дрэваў, сымбалем вечнага жыцьця. Пад пагрозай заўчаснай сьмерці яго забаранялася секчы, ламаць, зразаць. Верхняя частка дуба сымбалізуе сьвет вечнасьці, а каля каранёў знаходзіцца ўваход у тое самае "Трыдзявятае царства" – царства сьмерці. Беларусы надавалі дубам нават сакральныя імёны – Волат, Асілак, Добры дуб, Сьвяты дуб...

Калі я пабачыла дуб-дзядулю ў першы раз, дык ён адразу ўразіўсваёй веліччу і цяплом, якім адарыў пры дакрананьні.Было бачна, што гэта самае старое дрэва ў гэтай мясцовасьці, выспа гісторыі, безумоўны элементбеларускага ляндшафту. Кара нагадвала вялізны лябірынт, населены самымі неверагоднымі казуркамі і малымі птушкамі.Да ног дуба быў кінуты дыван з жоўтых і белых кветак, які толькі падкрэсьлівалі суворасьць шматгадовага дрэва. Усё зьмяняецца, а ён так і стаіць. Аграмадны, нібы вялізная лесьвіца ў неба, пакрыты маладымі зялёнымі лісточкамі, якія толькі пабачылі сьвет пад майскім сонцам. Я стаяла пад ім, а ў душы гучалі гукі аргана і словы таго дуба, што быў апісаныўапавяданьні:

"Глянь на мяне: пастухі бок асмалілі, людзі кару аскрэблі, колькі-то сукоў павыразалі? Лісты, жалуды – і тыя штогод падбіраюць; – усё, каб толькі сабе карысць мець; а ці падумалі, што стары ўжо я, пакалечаны, веку дажываю, а ніводзін жалудок мой не ўзрос... Сохну ўжо я. Кабхоць два, кабхоць год далі вы мне засілку – вадзіцычыстай, здаровай, – можа б я вам памятку пакінуў: новаепакаленне. Прысягнуў ты, дзіцятка, – дык дабудзьжа ты мне цяпергэткайвадзіцы, пашукай, прынясі, карэньчыкі мае бедныяпадлі...".

Паводле самога Ядвігіна Ш., тады ён ня змог дапамагчы дрэву. Шукаючы ваду ён напатакаў тры возеры, напоўненыя потым, сьлязьмі і крывёю. І кожнае з іх паіла зямлю беларускую. Безумоўна, тут маецца і сымбалічны падтэкст. Аднак, зразумела, што гаротнае жыцьцё не дае чалавеку ўсіх шанцаў дапамагчы навакольнаму асяродзьдзю, захаваць яго. А занядбаньне прыроды аўтаматычна прыводзіць чалавека да краху ўсіх ягоных мараў і цывілізацыйных замахаў і робіць яго шчэ больш няшчасным.

Для разрыву гэтага гаротнага кола варта памятаць аб тым, што ўсё ў сьвеце ўзаемазьвязана, а навакольная прырода – частка нас. Кожны з нас можа пасадзіць і вырасьціць дрэва або ўзяць пад ахову ужо існуючыя дрэвы, паркі, лясы. Ні для каго не сакрэт, з якім імпэтам зараз вырубаюццца дрэвы ў беларускіх гарадох без аніводнае думкі аб выніках гэтых памылак і перспектывах. Дрэвы і расьліны ня толькі ачышчаюць паветра, аднак і добра ўплываюць на людзей, якія стамляюцца ад мёртвых гарадзкіх пейзажаў. Да прыкладу, тая ж Вільня на кантрасьце з беларускай сталіцай падаецца незвычайна "зялёным" горадам, дзе многія жылыя кварталы схаваны ў міні-гаях і барах.

Ахова і клопат за дрэвамі – абавязак кожнага.Людзі, якія ўмеюць гутарыць з дрэвамі і абараняць іх, наўрад ці дапусьцяць гвалт да навакольных і зямлі.

А дуб-дзядуля працягвае стаяць. Ён аддалены ад горада, таму яго проста так ня зрубяць. Вакол яго – невялікі плот. Увосень зямля вакол дрэва ўсыпана малымі жалудамі. А значыцца калі-небудзь тут будзе бор Ядвігіна Ш.

Опубликовано в Не определен
Среда, 06 Февраль 2013 13:36

Елена Лучкова

Победительница конкурса историй и фотографий любимых деревьев в номинации «Лучшая фоторабота» – Елена Лучкова.

elena-luchkova-2.jpg

elena-luchkova-1.jpg

Опубликовано в Не определен

Деревья – это то, что нам еще позволяет жить и дышать в этих городах, не превращая их в каменные джунгли, которые были бы скучными, угрюмыми, и оставаться в которых не хотелось бы ни мне, ни тебе.

Дерево – это то, что дарит серому городу жизнь и тепло, цвет и краски, то, что спасает от обыденности и грусти.

Дерево – это то, что ты можешь обнять и то, что дает тебе силу земли, ведь оно растет вместес нами, впитывая историю и становясь молчаливым наблюдателем наших жизней.

«У меня в детстве было любимое дерево – береза, я всегда верила, что обнимая его, я получаю силы. Она меня питала и заряжала.

А еще рябина, растущая под окном, всегда радовала гроздьями, и на фотографиях рядом с ней всегда великолепно смотрелся мой дом.

А еще я помню яблоню, которую посадил мой дед, когда семья только-только переехала в Кобрин, он очень скучал по городу, в котором вырос, и всю свою любовь вложил в эту яблоню. А теперь я скучаю, очень скучаю по деду и так люблю эту яблоню...».

У каждого из нас найдется история, история дерева, которая пропитала и связала нас с ним, и оно больше не просто дерево, а то самое, которое, что-то значит в жизни, истории, истории семьи, двора, в наших воспоминаниях или просто то самое, то прекрасное, которое всегда радует глаз и которое всегда заставляет улыбаться.

Осень – пора золотой, красной, коричневой, немного желтой и уже слегка опавшей листвы, пора прекрасных деревьев, когда они все такие разные, и которыми так хочется любоваться. А зимние деревья сплетают на фоне неба восхитительную и неповторимую графику из ветвей!

Расскажите всем историю своего любимого дерева!

Беларусский Зелёный Портал приглашет своих читателей к участию в конкурсе историй и фотографий ваших любимых деревьев.

Присылайте истории и фотографии на адрес Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. до 25 декабря.

Если вы хотите, чтобы ваше любимое дерево появилось на нашей Карте конкурса, воспользуйтесь руководством по поиску любимого дерева на карте и вставьте полученную ссылку в текст письма.

Конкурс проводится по двум номинациям:

  • самое необычное дерево (фото),
  • самая удивительная история.

На конкурс принимается до трех историй и фотографий от одного участника.

Победители в каждой номинации получит призы от «Зеленой сети» – диск HDD на 1 терабайт. Десять лучших историй и фотографий будут опубликованы на Беларусском Зелёном Портале.


Карта конкурса


Просмотреть карту конкурса в большом размере


Ссылки по теме:

Объявлены результаты конкурса историй и фотографий любимых деревьев

Лучшие фотографии участников конкурса историй и фотографий ваших любимых деревьев

Опубликовано в Конкурсы и гранты