atomnye-grabliВ ответ на предложение Европейской комиссии предоставить государственные субсидии новым АЭС эксперты Гринпис заявляют, что это вызовет негативные экологические, экономические и политические последствия.

Учитывая реалии экономического кризиса и ограниченность бюджетных средств, Европейская комиссия решила повысить рациональность их использования. В результате, под давлением некоторых стран (в первую очередь Великобритании, Франции и Польши), комиссия склоняется к опасному решению направить деньги налогоплательщиков на поддержку атомной энергетики.

Гринпис считает, что предлагаемые изменения правил оказания государственной поддержки нарушают законодательство ЕС. Кроме того, они негативно скажутся на внедрении инноваций и конкурентоспособности в энергетическом секторе. Эксперты Гринпис предупреждают, что субсидирование атомной промышленности создает меньше рабочих мест, чем, к примеру, поддержка возобновляемых источников энергии. При этом усугубляются существующие экологические проблемы и создаются новые.

Согласно законодательству ЕС в области конкуренции, государственная помощь может быть оказана только в том случае, если она способствует достижению «общего интереса» стран союза. В данном же случае такие страны как Германия, Австрия, Италия, Дания, Ирландия и Люксембург не хотят видеть ядерную энергетику в своих энергосистемах. Так что новые субсидии для АЭС могут вызвать серьезные политические последствия. Как минимум потому, что входят в противоречие с принятыми в ЕС правилами принятия общественно значимых решений. Причем не только политических, но и экономических.

Господдержка ядерной энергетики будет препятствовать конкуренции на энергетическом рынке, создавая привилегии для нескольких компаний. Это никак не вписывается в принципы либерализации европейских рынков электроэнергии. В то же время, инвестиции в возобновляемые источники энергии, стимулируют конкуренцию, способствуют росту числа производителей энергии.

Принятая в атомной отрасли практика показывает, что она не может или не хочет брать на себя ответственность за ущерб, нанесенный здоровью населения. Она неспособна эффективно решать проблемы, связанные с радиоактивными отходами, закрытием старых реакторов и возникновением аварийных ситуаций. Такое самоограничение ответственности перекладывает неизбежные финансовые риски на плечи налогоплательщиков.

Поддержка «мирного атома» может сделать невыполнимыми обязательства Европы по сокращению выбросов углекислого газа к 2020 году. Вклад ядерной энергетики в этот процесс неэффективный и более чем умеренный в количественном выражении, если учитывать полную стоимость АЭС и время, необходимое для ее ввода в строй. Даже при самом невероятном сценарии, когда новый реактор будет запускаться каждые две недели (до 2050 г.), это приведет всего лишь к 6-процентному сокращению выбросов углерода в энергетическом секторе.

Очевидно, что это мизерное сокращение окажется чрезвычайно дорогим. Точную сумму расходов назвать невозможно, так как возведение новых АЭС характеризуется постоянным ростом их стоимости в ходе самого строительства. К примеру, сооружение АЭС в Flamanville (Франция) и Olkiluoto (Финляндия) серьезно отстает от графика и подорожало уже в два-три раза.

Комментируя новость из Европейской комиссии, координатор антиядерной программы Гринпис России Лилия Иванова заявила: «Такие новшества могут свести на нет усилия Германии, Австрии и других стран по приведению в порядок своих энергетических рынков, по развитию возобновляемой энергетики. Еврокомиссии следовало бы обратить внимание на опыт России, где подобные ошибки обходятся очень дорого.

Как известно, в нашей стране государственное субсидирование атомной энергетики идет по умолчанию. Это как незыблемая традиция. Только на национальные проекты Росатома ежегодно направляется порядка 100 миллиардов рублей, что сопоставимо с годовым бюджетом Министерства культуры. Показательна ситуация с налогами. По отчетам 2011 года госкорпорация Росатом заплатила налоги в размере  64, 4 млрд. рублей, а размер госсубсидий в том же году составил 90 млрд. рублей.

Отдельной строкой финансируется программа обеспечения радиационной безопасности. На период с 2008 до 2015 года из федерального бюджета на нее выделено 13,7 млрд. рублей. На развитие ядерных технологий нового поколения (главным образом для создания замкнутого ядерного цикла) с 2010 по 2020 год выделено 5,9 млрд. рублей.

И это еще не все! Помимо прямых субсидий Росатом пользуется многочисленными налоговыми льготами. К тому же госкорпорация существует в особом правовом поле с минимальным контролем со стороны общества. В результате, атомные технологии начинают использоваться в разного рода «геополитических целях». Появляются авантюрные и убыточные проекты, за которые расплачиваются и так весьма небогатые российские налогоплательщики.

Мы очень надеемся, что европейские политики не будут наступать на российские грабли».

Источник http://ecoportal.su со ссылкой на Greenpeace

Фото http://school.xvatit.com

atomnaya-stnatsiya2

Приближается срок, отпущенный главой государства для «наведения порядка» в энергетике.


На совещании 16 апреля Александр Лукашенко поручил правительству в течение месяца разобраться со всеми проблемами отрасли и проверить обоснованность формирования тарифов на тепло- и электроэнергию. Этим сейчас занимается специально созданная межведомственная рабочая группа во главе с первым замминистра экономики Анатолием Филоновым.

Резкая критика из уст Лукашенко повлекла за собой увольнение министра энергетики Александра Озерца, его первого заместителя Эдуарда Товпенца и гендиректора государственного производственного объединения «Белэнерго» Алексея Ширмы. Они лишены должностей «за провалы в управлении энергетической отраслью».

Не исключено, что вскоре общественность услышит о новых коррупционных разоблачениях и судебных процессах. А вот грамотное реформирование отрасли за кадровой пертурбацией вряд ли последует, считают аналитики. Для этого необходимы комплексные преобразования в экономике, к которым власть по-прежнему не готова.

Кривые тарифы

Сказать, что ситуация в энергетике непростая — не сказать ничего. Информация, прозвучавшая на совещании у президента, это подтверждает.

Например, как заявил глава Администрации президента Андрей Кобяков, сегодня в стране многие энергоисточники загружены всего на 20-30%, но расходы по их содержанию легли тяжким бременем на всю энергосистему.

В свою очередь председатель Комитета госконтроля Александр Якобсон заметил: «Подходы к расчетам тарифов определяются Минэкономики и Минэнерго в отдельных случаях исходя из ведомственных интересов последнего, а не общегосударственных».

Так, по его словам, в тарифы на электроэнергию для населения на 2013 год заложены более высокие уровни удельных норм расхода топлива, потерь в электро- и теплосетях, чем фактически сложившиеся в 2012 году.

А при снижении стоимости газа, потребляемого предприятиями системы «Белэнерго», на 12% топливная составляющая в тарифе на электроэнергию уменьшилась почему-то всего на 2,5%.

Отсутствие прозрачности в затратах Минэнерго и формировании тарифов «порождает серьезные подозрения и негативную реакцию», резюмировал Кобяков.

Платить за электричество населению все равно придется больше

Кажется, логика формирования тарифов на энергоресурсы не понятна никому. Кроме тех, кто ее придумал.

Напутствуя нового министра энергетики Владимира Потупчика, Лукашенко заявил: «Главное — смотрите, как тратятся деньги. Я от вас жду честного доклада по поводу тарифов в энергетике. Вы мне должны сказать, из чего они складываются».

До недавнего времени чиновники утверждали, что население оплачивает лишь около 30% стоимости электроэнергии и газоснабжения, остальные 70% покрывают предприятия за счет так называемого перекрестного субсидирования.

Однако цифры эти вызывают сомнения как у независимых экспертов, так и у представителей власти вплоть до президента.

«Уверен, что они (тарифы. — И.Л.) процентов на 30 завышены из-за безалаберности, бесхозяйственности, монополизма и так далее. Значит, и компенсация населением этих тарифов составляет уже не 30%, а около половины», — заявил Лукашенко новому главе Минэнерго.

И все же, судя по последним заявлениям новых назначенцев, отказываться от планов роста тарифов государство не собирается.

Поставлена задача привести оплату за электроэнергию в соответствие с ее себестоимостью к 2015 году, заявил в эфире телеканала ОНТ новый гендиректор ГПО «Белэнерго» Евгений Воронов.

К этому же времени планируется свести на нет перекрестное субсидирование.

«Мы увязли в перекрестном субсидировании», — заявил новый глава Минэнерго, посещая госпредприятие «Брестоблгаз». С таким подходом эффективной экономики не построить, подчеркнул Потупчик.

Структура отрасли устарела

Снизить объем нагрузки на реальный сектор экономики власти рассчитывали за счет введения с 1 февраля 2013 года дифференцированного принципа оплаты энергоресурсов для населения. Однако пока этого не произошло.

«Вертикальная структура, созданная в энергетической отрасли, морально устарела, — отметила в интервью для БелаПАН экономический обозреватель Татьяна Манёнок. — Все циклы деятельности в энергетике (производство электроэнергии, ее подача и так далее), все затраты обобщены, всё варится в одном котле. Это не мотивирует снижение издержек и развитие экономии».

О необходимости реформирования энергетики говорилось еще в 2004 году. Была подготовлена концепция реформирования отрасли, инициированная самими энергетиками. Она предполагала акционирование и приватизацию ряда предприятий. Но процесс застопорился.

«Думаю, власти просто испугались, — считает Татьяна Манёнок. — Реформировать монополию — дело сложное, для этого надо иметь не только экономический расчет, но и политическую волю».

Тем не менее, с тех пор правительство неоднократно возвращалось к теме реформирования энергетической отрасли.

Так, на этапе охлаждения отношений с Россией в 2008 году представители правительства, которое тогда возглавлял Сергей Сидорский, неоднократно публично заявляли о том, что пора сделать энергетику привлекательной для частного бизнеса.

Однако крупные инвесторы не придут в энергетику, пока там не будет создана прозрачная и понятная система формирования тарифов, отмечают аналитики.

Власть к реформам не готова

Несколько лет назад был разработан еще один документ, предусматривающий реформирование отрасли — проект закона об электроэнергетике. Несколько раз он обсуждался депутатами, но так и осел в кабинетах парламента.

«Проблема в том, что сегодня во властных структурах нет общего согласия по этому вопросу», — считает Татьяна Манёнок.

Многие чиновники, отметила она, опасаются негативного опыта России, где реформа в энергетике была проведена, но не привела к снижению тарифов.

«Реформа энергетической отрасли в России оценивается по-разному. Но она еще раз подтверждает: сложно ожидать эффекта в отдельно взятой отрасли в отсутствие комплексных реформ в экономике», — говорит эксперт.

«Если действительно серьезно анализировать ситуацию в белорусской энергетике, становится понятно: прежде всего следует разделить циклы и виды деятельности. Что создаст мотивацию для снижения издержек на каждом этапе производства электроэнергии. Но это повлечет необходимость реформирования жилищно-коммунального сектора и других сфер экономики», — отмечает Манёнок.

Такие реформы невозможны без участия крупных инвесторов, так как собственных ресурсов у государства нет.

Но готовности создать условия для прихода в экономику крупных компаний-инвесторов у высшего руководства Беларуси нет. Более того, глава государства открыто заявляет, что сегодня, в условиях кризиса, не намерен продавать предприятия «по дешевке».

Ставка на атомную энергетику

Велика вероятность того, что до реального реформирования энергетики руки у государства дойдут не скоро.

Президент сейчас увлечен перспективами развития атомной энергетики и, похоже, делает ставку именно на нее.

Первый энергоблок строящейся белорусской АЭС планируется ввести в эксплуатацию в ноябре 2018 года, второй — в июле 2020-го.

Лукашенко неоднократно требовал ускорить запуск первой АЭС, а недавно заявил о моральной готовности начать строительство второй.

«Если бы у меня была возможность начать строить сейчас вторую атомную станцию, я бы обязательно начал ее строить», — сказал глава государства 30 апреля на встрече со студентами Белорусского государственного аграрного технического университета.

Собственная АЭС, подчеркнул Лукашенко, нужна Беларуси для того, чтобы обеспечить население нормальными тарифами на электроэнергию.

Однако с учетом особенностей белорусской экономики не факт, что такая схема сработает. В условиях монополии государства и отсутствия рыночных механизмов при любых технологиях цены на энергоресурсы будут кусаться.

Источник: http://nv-online.info

czarnobyl m

Сегодня мир отмечает 27-ю годовщину ядерной катастрофы на Чернобыльской АЭС в Украине. В 2000 году, после яростных дискуссий и переговоров, ключевыми участниками которых были Украина и МАГАТЭ, станцию полностью закрыли.

Беларусь понесла огромный ущерб от взрыва и выпадения радиоактивных осадков. Около 80% территории республики получило высокие дозы радиоактивного йода, а примерно пятая часть страны, в основном юг Гомельской и Могилевской областей, была заражена цезием и стронцием, элементами с периодом полураспада около тридцати лет.

С тех пор чернобыльскую годовщину 26 апреля оппозиция отмечает активнее, чем власти. За эти годы Чернобыльский Шлях, возможно, и утратил былую значимость, ведь правительство в то же время с триумфом повествует о своих успехах в «преодолении последствий катастрофы». Президент неоднократно посещал зараженные участки в день чернобыльской годовщины. В ходе этих визитов он подчеркивал, что регионы, подвергшиеся радиоактивному воздействию, уже пригодны для сельского хозяйства. В реальности же многие семьи из сельской местности (а эти регионы широко известны производством льна) до сих пор не могут вернутся в свои дома.

Но Чернобыльский Шлях-2013 станет более значимым событием, ведь на границе с Литвой в городе Островец Гродненской области уже началось строительство белорусской АЭС. Все это время белорусские власти заверяют литовцев, что повода для беспокойства нет, что много внимания уделяется вопросам экологической безопасности, и что завод строится с привлечением современных технологий, которые использовались на АЭС в Фукусиме после катастрофы, вызванной цунами в марте 2011 года. Беларусь предложила Японии свою помощь и опыт в ликвидации последствий ядерных аварий.

Беларусь не входила в ядерную программу СССР. На закате СССР началось строительство АЭС, единственного объекта в рамках этой программы. Строительство этой станции и ряда других объектов не было завершено из-за антиядерного движения конца 1980-х. После аварии на Фукусиме, так же как и после Чернобыльской катастрофы, некоторые страны засомневались в целесообразности производства атомной энергии. Германия полностью отказалась от этого вида энергии. А Россия, напротив, занялась разработкой амбициозных программ, ориентированных на экспорт атомной энергии, и включающих создание новой Балтийской станции в Калиниградской области.

Изначально белорусский атомный проект был исключительно российской разработкой. Россия берет на себя финансирование, технологии, топливо и большую часть кадров. Ленинградская АЭС (первая графитная модель РБМК, разработанная в СССР) и Балтийская АЭС тоже строятся по проекту АЭС-2006. Российский завод Атомэнергомаш в Волгодонске занимается производством резервуаров давления и других компонентов белорусской АЭС. Проект АЭС-2006, который используется при строительстве станции в Островце, используется также на тайванской АЭС.

В теории, запуск собственной АЭС, а точнее запуск ее первого реактора, запланированный на 2017-2018 год, позволит Беларуси ослабить свою энергозависимость от России. Второй реактор будет запущен к 2020 году. Тем не менее, кроме очевидных причин для беспокойства (стоимость проекта и необходимость одолжить у России очередную крупную сумму на строительство АЭС), есть еще и другие.

Первая причина – сосредоточивание ядерных реакторов на небольшой территории. В дополнение к Балтийской и Белорусской АЭС, строительство новых станций планируются в Литве (на смену Игналинской АЭС с реакторами типа РБМК-1500 на границе с Беларусью) и Польше. Так активно АЭС не строились в центральной Европе с конца 70-х. А Беларусь оказалась в самом эпицентре возрождения атома.

Вторая причина – очевидный вопрос, на который до сих пор не дан ответ: в самом ли деле самое страшное позади? Можем ли мы с уверенностью говорить о том, что рост заболеваний и других проблем, вызванных Чернобылем, прекратился?

В научном исследовании, представленном, по иронии судьбы, в Нагасаки, Павел Беспальчук, сотрудник Белорусского государственного медицинского университета, Юрий Демидчик, сотрудник Республиканского центра опухолей щитовидной железы, и семь других ученых подчеркивают, что в течение первых двадцати лет после Чернобыльской аварии в Беларуси зарегистрировано более 12 000 случаев рака щитовидной железы. Изначально основную категорию больных составляли дети, что указывает на связь заболевания с ядерной аварией. На сегодняшний день рак щитовидной железы наиболее распространен среди пациентов возрастом от 46 лет и старше. В пяти из шести регионов Беларуси злокачественные опухоли представляют серьезную проблему. Согласно исследованию, рак щитовидной железы уже не так часто встречается среди «чернобыльских детей». Теперь заболевание перекинулось на взрослых.

Ну а риск крупной аварии является еще более серьезным поводом для беспокойства белорусов. Мы убедились на примере Чернобыля и Фукусимы, что эвакуационные меры, в ходе которых людей переселяют из загрязненных районов в места с еще более высоким уровнем радиации, только усугубляют ситуацию. А в Беларуси, к тому же, земли до сих пор не восстановились после Чернобыля. Эти проблемы должны вызывать озабоченность не только у участников Чернобыльского Шляха, но вообще у всех жителей Беларуси. В республике не было проведено ни одного референдума по вопросу ядерной энергии. Сравнение с советскими методами принятия решений напрашивается само собой.

Источник:ru.delfi.lt

film o fuk

Об этом заявил известный ученый, научный секретарь Европейского комитета по радиационному риску (EKРР) профессор Крис Басби в ходе публичной дискуссии, приуроченной к 27-й годовщине аварии на ЧАЭС. Дискуссия «Чернобыль, Островец – эволюция катастрофы. Атомная индустрия и здоровье человека. Последствия Чернобыля» прошла вчера в галерее современного искусства "Ў".

На мероприятии присутствовали эксперт из Японии Ясухиро Игараши, председатель общественного объединения «Экодом» Ирина Сухий, член общественного координационного экологического совета при Минприроды Александр Сыкало, также в режиме онлайн-конференции к обсуждению подключился британский исследователь Крис Басби.  Модератором выступила Татьяна Новикова, эколог, участница Белорусской антиядерной кампании, общественных кампаний в защиту деревьев и природного достояния, член экологического товарищества «Зеленая сеть».

eksp2

eksp

Какова реальная картина последствий аварии на АЭС в префектуре Фукусима, Чернобыльской аварии, какое влияние оказывают безаварийные АЭС на здоровье людей – эти и другие вопросы обсуждались в ходе дискуссии. Не обошлось на мероприятии и без споров, причем споров методологических, а потому не совсем понятных человеку непосвященному. Но основной посыл мероприятия прост и понятен: последствия аварий на ЧАЭС и Фукусиме-1 – страшны и глобальны и прежде, чем строить новые АЭС, нужно всерьез задумать, не слишком ли велика цена «дешевой» энергии.

Азбука радиоактивности

Давайте вместе попытаемся разобраться. Для этого предлагаю освоить непростую азбуку. Во-первых, для определения уровня радиации в разных странах используются разные единицы измерения – зиверты и беккерели. Один милизиверт в год мы получаем при диспансеризации (рентгеновские исследования), а доза 6 миллизивертов за час – летальна. Во-вторых, давайте  разберемся со внешней и внутренней радиацией. Проблема заключается в том, что если человек на короткий срок попадает с зону высокой радиоактивности (внешняя радиация), это может грозить ему меньшими последствиями, чем если он живет в зоне с меньшим уровнем загрязнения, но облучается постоянно. Внешняя радиация  разрушает клетки, внутренняя – ведет к мутациям.

Крис Басби: «До рака еще нужно дожить»

Оценить последствия аварий на атомных электростанциях и спрогнозировать их последствия очень сложно: существующие методики не безупречны. Оценка реального урона зависит от уровня исследователей, а также, как ни прискорбно, знаний о техногенных катастрофах. Когда произошла авария на Фукусиме, многие говорили, что последствия ее будут не столь серьезными, как спровоцированные Чернобылем проблемы. Это было вызвано не только тем, что японские власти не хотели поднимать панику, но и тем, что изучение Чернобыльской катастрофы – длительный и сложный процесс. Исследования британского ученого Криса Басби, проведенные в Японии, Ираке, Иране, а также данные, положенные в основу работы австрийских ученых, изучавших воздействие Чернобыля на население северной Швеции, изменили представления о последствиях и Фукусимы и Чернобыля. В частности, было выяснено, что при мониторинге переживших катастрофу территорий, необходимо учитывать не только уровень заболеваемости раком, уровень радиоактивности почв, но и ряд других факторов. В последнее время в Японии участились случаи внезапной смерти от сердечных приступов среди подростков, а также изменения структуры ДНК у жителей населенных пунктов, где применялось оружие с обедненным ураном. В соседней Украине отмечается увеличения количества детей с врожденными заболеваниями мозга и ментальными расстройствами – расстройство внимания, психиатрические заболевания. Изучение всех этих печальных фактов привели ученых к созданию новой методики определения рисков, связанных с использованием атома, «мирного» и не очень.

– В 2009 году посол Беларуси в Великобритании попросил меня сделать расчет: сколько человек по всему миру заболели из-за аварии на ЧАЭС, – говорит Крис Басби.  – Цифра, которую мы получили – 1 900 000 человек, а ней нужно прибавить еще 1 000 000 смертей от заболеваний, связанных с Чернобылем. Такие расчеты стали возможны с появлением методики, учитывающей не только загрязнение почв в беккерелях, но и возможные последствия для новых, скрытые в глубинах ДНК. Мы также выяснили, что радиация повлияла на то, что люди, живущие в зонах повышенной радиации, попросту не доживают до рака, умирая от сердечных заболеваний.

Фукусима: дети болеют раком щитовидки в 260 раз чаще

После аварии на Фукусима-1, в Японии была приостановлена работа большинства ядерных реакторов, два последних в Японии работающих реактора находятся станции в Охи. В прошлом году общественность Японии всколыхнуло сообщение о планах правительства снова запустить находящиеся на территории страны реакторы. Тем более что Япония может обойтись и без ядерных реакторов, о чем свидетельствует объективная реальность – после трагедии в префектуре Фукусима пользоваться «мирным атомом»  в Японии практически перестали и энергетического кризиса не случилось.

–  После катастрофы японское правительство хотело перезапустить реактор и продолжить экспортировать ядерные технологии за рубеж. Сегодня Япония продвигает свои технологии в Польше и Литве, – рассказывает антиядерный активист Ясухиро Игараши. –   И это несмотря на то, что зону эвакуации вокруг Фукусимы пришлось увеличить с 20 до 30 км. Люди, которые находятся за пределами зоны эвакуации, но вблизи ее, продолжают жить в своих домах, так как правительство не предоставляет им помощи. Кроме того, некоторые семьи были эвакуированы на юг,  пересекали зону радиации и в итоге облучились. И это при том, что правительство знало, что радиоактивное облако движется на север,  не сообщили об этом, чтобы не вызывать паники.

Также Ясухиро рассказал, что два года назад проводилась проверка здоровья жителей префектуры, в ходе которой было выявлено, что на наиболее зараженных территориях  10 из 38 000 детей болеют раком щитовидки. Когда этот показатель сравнили с чернобыльским, оказалось, что здесь, даже после аварии на ЧАЭС, этот показатель ниже. Чем же вызван рост заболеваемости в Японии и сравнительно низкий уровень распространенности этого заболевания в пост-чернобыльских областях?  Сегодня ученые выдвигают версию, что безаварийно работающие АЭС  более опасны, чем считалось ранее, и люди проживающие на прилегающих к ядерным ректорам, подвергают очень серьезному риску.

Данные по заболеваемости раком щитовидной железы – это объективный фактор, поэтому усомниться в нем сложно,  – считает кандидат медицинских наук Александр Сыкало. – Давайте вспомним также, что в Японии не проводилось централизованной политики йодной профилактики, и только  в одном городе мэр лично приказал провести ее. Почему? В Японии, где воздух благодаря океану йодирован,  профилактика была не нужна. В Беларуси ситуация другая:  недостаток йода – это особенность населения Беларуси и Полесской низменности в частности. Именно поэтому здесь проводить эту профилактику было необходимо, а сделано это не было.

Кто виноват и что делать

Антиядерной риторики на дискуссии практически не было, возможно, потому что факты, озвученные экспертами, говорили сами за себя. И зачем призывать к тому, что и так очевидно.

– Вместо того, что бы сначала разработать технологии ликвидации последствий, мы запустили и благополучно взорвали АЭС, – заметил Александр Сыкало.  – Когда произошла авария на ЧАЭС, жили мы в другом мире, где доверие к печатному слову и телевизору было незапятнанным, как у душевнобольного. Поэтому тех механизмов, которые приходят на ум сейчас, тогда не было. Тогда была неграмотность, боязнь принятия решений, кроме того у нас не было атомного лобби. Его не могло быть по определению, и некому не было анализировать политический фактор. Теперь другие времена. Даже страны, которые раньше строили атомные электростанции, теперь закрывают их, потому что АЭС – это объективно самый опасный способ получения энергии. У нас же есть две категории атомных лоббистов, но нет понимания, что обе эти категории тоже придется хоронить, если мы не откажемся от ядерной энергетики.

Анна Нежевец

Фото Хрысціна Чарняўская

japan tribute  1

24 апреля в кинотеатре Центральный началась неделя современного японского кино. Фестиваль открыл документальный фильм о годовщине аварии в префектуре Фукусима.

Фильм «Япония за один день» был снят 11 марта 2012 года в первую годовщину цунами и последовавшей за ним аварии на АЭС «Фукусима-1». Телекомпания Fuji-TV и студия Ридли Скотта (режиссер «Чужого» и «Бегущего по лезвию») предложили всем желающим снять небольшой фильм о том, как они прожили день - годовщину трагедии. В результате тысячи японцев прислали свои ролики. Авторы фильма выбрали из них несколько видео и смонтировали «Японию за один день».

Домохозяйка, которая больше не может выращивать овощи в у себя на огороде. Дети, которым нельзя играть на улице из-за высокого уровня радиации. Парикмахер, к которому больше не приходят стричься. Вынужденные переселенцы, ютящиеся в домах-контейнерах. Так выглядит Япония после Фукусимы.

Пожилой японец начинает свой день с того, что протирает солнечные батареи, благодаря которым он теперь получает электроэнергию для своего дома. В это же время в Токио, на многотысячной манифестации, нобелевский лауреат по литературе Кендзабуро Оэ говорит о необходимости остановить реакторы. В фильме нет, и не могло быть поклонников «мирного атома». В годовщину катастрофы даже дети призывают отказаться от атомной энергетики.

Несмотря на то, что Япония никогда больше не будет прежней, герои фильма пытаются жить дальше. Они встречаются с близкими и друзьями, ходят в бары и участвуют в марафоне. У них есть надежда. Один из последних кадров фильма – роды, в полночь 11 марта 2012 года на свет появляется ребенок.

Символично, что именно фильм о Фукусиме открыл фестиваль современного Японского кино. В Беларуси, как и в Японии хорошо знают о последствиях аварий на АЭС. Режиссер Кодзи Фукада, выступая на открытии фестиваля, сказал, что о Беларуси в Японии знают из-за аварии в Чернобыле. Его фильм «Гостеприимство» будет показан в пятницу 26 апреля в годовщину Чернобыльской трагедии. Билетов на пятничный сеанс уже нет, поэтому в пятницу вместо кино логично будет пойти на Чернобыльский шлях, и, как миллионы японцев, сказать свое «НЕТ!» атомной энергетике.

Вадим Былина

cherz2

Часть земель, заброшенных после катастрофы на ЧАЭС из-за радиационного загрязнения, планируется вернуть в сельскохозяйственный оборот. Некоторые ученые утверждают: полураспад выпавшего цезия за 27 лет после аварии почти произошел и плотность загрязнения уменьшена. Но, так ли это? И не появится ли на наших столах в ближайшее время радиоактивная капуста, мясо трехглавой коровы и картошка, провоцирующая рак?

О том, что же в действительности произошло в 1 час 24 минуты 26 апреля 1986 года на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС, до сих пор нет единого мнения. Достоверно известно лишь то, что там произошел взрыв, который полностью разрушил реактор. Здание энергоблока частично обрушилось. В помещениях и на крыше начался пожар. Поток расплавленного металла, песка, бетона и частичек топлива хлынул в подреакторные помещения. В результате произошел выброс в атмосферу 50 тонн ядерного топлива. Его  частицы – не имеющие вкуса, цвета и запаха радионуклиды йода-131 с периодом полураспада 8 дней, цезия-137 (период полураспада 30 лет) и стронция-90 (период полураспада 29 лет) – покрыли сотни тысяч гектаров лугов, полей и лесов, тысячи населенных пунктов на Украине, в России и Беларуси. Повышенный радиационный фон из-за катастрофы на ЧАЭС отмечается в некоторых странах Европы.

Зона: чистая, грязная и очень грязная

В Беларуси на территориях, где в результате аварии на ЧАЭС оказалось невозможным проживание населения, сложились особые зоны – зона эвакуации (отчуждения) и зона отселения.  Сейчас зона отчуждения ЧАЭС составляет около 2 000 кв. км, а вместе с зоной обязательного отселения – 2 600 кв. км. Из этих земель примерно 1000 квадратных километров никогда не будут открыты, здесь ВСЕГДА будет действовать радиационный фактор, поскольку период полураспада одного из изотопов плутония, который определяет загрязненность этих мест, составляет 24000 лет. Что же касается цезия и стронция, то их период полураспада не превышает 30 лет – за 300 лет содержание в почве снизится до безопасного. Зона эвакуации (отчуждения) представляет собой территорию площадью 1,7 тыс. кв.км, с которой в течение 1986 года было эвакуировано проживавшее здесь население. С мая 1986 года земли зоны отчуждения были полностью выведены из хозяйственного оборота. Здесь разрешается только хозяйственная деятельность, связанная с обеспечением радиационной безопасности, предотвращением переноса радиоактивных веществ, выполнением природоохранных мероприятий, а также научно-исследовательских работ.

Есть разные пути использования земель в Зоне. Один из них – попытаться зафиксировать радионуклиды в почве, чтобы они меньше переходили в растения и животных. Плюс к этому нужно проводить специальную очистку продуктов животноводства. Это пытались делать еще во времена Советского Союза, но когда научились считать деньги, решили отказаться от этой затеи. Проще и дешевле распахать новые земли. Полностью освободиться от радиации нельзя, поэтому даже перевод наименее загрязненных земель в другой статус – это перспектива не десятков, а сотен лет. Несмотря на это, начата «Государственная программа по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС на 2011-2015 годы и на период до 2020 года» (утверждена 31 декабря 2010 года) с изменениями и дополнениями, утверждёнными в 2012 году. Основной ее целью является переход от реабилитации пострадавших территорий к их устойчивому социально-экономическому развитию.  В частности в программе сказано о «реализации комплекса защитных мероприятий в сельском хозяйстве, обеспечивающих производство продукции, соответствующей республиканским и международным нормативам по содержанию радионуклидов».

cherz4

Мнения расходятся

Планируется вернуть в сельскохозяйственный оборот часть земель, заброшенных после катастрофы на ЧАЭС из-за радиационного загрязнения. После изучения земель в чернобыльских районах будет рассмотрена  возможность их использования. Площадь более 100 тысяч гектаров на территории Гомельской и Могилевской областей исследует Республиканский Институт радиологии.

Государственной программой предусматриваются мероприятия по дальнейшему снижению площади и уровня загрязнения сельскохозяйственных земель, что говорит о том, что зараженным землям будет придан статус «чистых» и там будут созданы животноводческие комплексы. Специалисты Института радиологии утверждают, что полураспад выпавшего цезия за 25 лет после аварии почти произошел и плотность загрязнения уменьшена. Но, так ли это?

В то же время, например, в Украине принято решение, даже в зоне добровольного отселения, не говоря о зоне обязательного отселения и зоне отчуждения, не развивать никаких новых производств и не заниматься сельским хозяйством.

О том, что земли, подвергшиеся заражению, нельзя будет снова использовать в сельхоз целях, говорил еще Юрий Воронежнев (известный белорусский физик). Ученый объяснял, что даже через полстолетия земля в этих районах останется «грязной и вырастить на ней чистые растения невозможно». Он говорил: «Это все равно, что говорить о том, что благом для жертвы убийства будет уменьшение количества выстрелов в голову с 10 до 5».  Дело в том, что радионуклиды, находящиеся в почве при распахивании поднимутся в воздух. Они осядут на одежде и в легких рабочих, развеются по ветру и попадут в жилую зону.

В Институте радиологии придерживаются другого мнения: там считают, что когда начнется возделывание земель, «мы наоборот запашем их в глубину. А при повторной обработке земли радионуклиды уже более равномерно распределятся по почве».

cherz5

Исключительная мерка

Несмотря на увеличение с 1986 по 2010 гг. количества производимой сельскохозяйственной продукции, соответствующей требованиям нормативов, содержание в ней радионуклидов пока все еще превышает доаварийный уровень. Все дело в норме: теперь часть зоны  последующего отселения, а это территории, на которых среднегодовая эффективная доза облучения населения может превысить (над естественным и техногенным фоном) 5 мЗв в год, перешли в разряд зоны «с правом на отселение». А между тем, загрязнение почв в этих регионах достигает: цезием-137 от 15 до 40 Ки/кв. км, либо стронцием-90 от 2 до 3 Ки/кв. км или плутонием-238, -239, -240 от 0,05 до 0,1 Ки/кв.км, а это достаточно высокий уровень загрязнения. Получается, хотите – живите: теперь там можно растить детей и работать. Кроме того, населению предоставляются льготы.

Для населения, проживающего на территориях подвергшихся радионуклидному загрязнению, основным критерием для принятия решения о том, стоит ли употреблять продукты питания выращенные на приусадебных участках является допустимые уровни содержания радионуклидов в продуктах. Допустимые уровни устанавливаются государственными органами, основываясь на реальных радиационных условиях в стране.

Допустимые уровни содержания цезия-137 и стронция-90 (137Cs и 90Sr) в мясе и мясных продуктах:

Япония – 100 Бк/кг;

РФ – 160 Бк/кг;

Украина – 100 Бк/кг;

Беларусь – 500 Бк/кг!

Проекты полной очистки территории по своим техническим затратам вполне сравнимы с освоением самых суровых районов Земли, если не ближних планет. Управление радиационной обстановкой на больших территориях и объектах не работает. И как в  таких условиях гарантировать какой либо результат, а тем более «вернуть зону к жизни»?

Антон Злотник

chern

В Беларуси в зоне отселения после аварии на ЧАЭС живет 114 человек, сообщил начальник управления реабилитации пострадавших территорий департамента по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС МЧС Дмитрий Павлов 23 апреля на пресс-конференции в Минске.

Эти люди находятся в 22 населенных пунктах. То, что они не уехали из зоны отселения, не означает, что они зарегистрированы по месту жительства, отметил Павлов. По его словам, с каждым годом людей в зоне отселения становится все меньше.

Как сообщил заместитель начальника департамента по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС Николай Цыбулько, площадь зоны отчуждения и зоны отселения в связи с загрязнением после аварии составляет 266,1 тыс. га. За годы после аварии в связи с естественными процессами самоочищения она сократилась на 15%. "Зона отчуждения — это в основном Полесский государственный радиационный заповедник. Зона отселения — это зона, откуда отселено население и где установлен контрольно-пропускной режим", — пояснил он.

Организованное переселение с территорий, пострадавших от аварии на ЧАЭС, было прекращено в 2007 году, напомнила начальник отдела социальной защиты и правовой работы департамента Наталья Кахновская. После аварии с загрязненных территорий было отселено почти 140 тыс. человек, из них 24,7 тыс. — в первые дни после катастрофы в 1986 году.

Источник: news.tut.by

amnestyintl.logo .2

Экологические активисты, в частности противники атомной энергетики, наряду с другими гражданскими активистами в Беларуси подвергается репрессиям со стороны властей, нетерпимых к любой форме критики. Такой вывод содержится в докладе, опубликованном в 18 апреля 2013 года организацией Amnesty International. В докладе особое место уделено нарушениям, связанным со строительством АЭС в Беларуси.

18 апреля Amnesty International опубликовала доклад «Что не разрешено – то запрещено. Подавление гражданского общества в Беларуси» (Индекс: EUR 49/002/2013 Amnesty International Апрель 2013). В докладе констатируются многочисленные нарушения, связанные со строительством АЭС в Беларуси: отказ в предоставлении информации, манипулирование на общественных слушаниях, произвольные задержания и аресты активистов.

«Власти Беларуси должны обеспечить свободу выражения мнения гражданами и положить конец политическим репрессиям. Для этого властям нужно пересмотреть указы президента и законы, касающиеся регистрации и деятельности НКО. Необходимо, чтобы чиновники уважали право граждан на свободу объединений и свободу собраний», - заявила представитель Amnesty International Хеза Макгилл.

Amnesty International обращается к властям Республики Беларусь:

«Amnesty International призывает белорусские власти выполнять обязательства, взятые на себя в соответствии с Орхусской конвенцией, и гарантировать право на информацию, участие общественности в процессе принятия решений и право обжаловать отказ в предоставлении информации в суде или ином независимом и беспристрастном органе, учреждённом в соответствии с законом. Беларусь обязана не только поддерживать объединения, организации и группы граждан, выступающие за защиту окружающей среды, но и ограждать от всяческого преследования, притеснения и наказаний лиц, которые пользуются подобными правами.

Организация также призывает белорусские власти расследовать обстоятельства административного задержания Андрея Ожаровского и Татьяны Новиковой, которых, предположительно, задержали в июле 2012 года в нарушение их права на свободу собраний. Если будет установлено, что задержание носило произвольный характер, им полагается компенсация в соответствии с обязательствами Беларуси согласно пункту 5 статьи 9 МПГПП».

С любезного разрешения Amnesty International публикуем фрагмент доклада, касающийся притестений участников Белорусской антиядерной кампании.

7. АКТИВИСТЫ-ЭКОЛОГИ

«Нам нужна свободная дискуссия. Если бы мы получили возможность обсуждать проблемы, общество было бы совершенно другим». Татьяна Новикова, экологическая организация «Экодом».

Защита окружающей среды — одна из главных проблем, вызывающих общественный интерес. Она влияет на соблюдение прав людей и качество их жизни. А в Беларуси — одной из тех стран, которые более всего пострадали от Чернобыльской аварии, — эта задача приобретает особое значение. При этом активисты-экологи сталкиваются там с задержаниями и притеснениями за то, что пользуются своим законным правом на получение и распространение информации о состоянии окружающей среды. В 1986 году катастрофа на Чернобыльской АЭС (север Украины, рядом с границей Беларуси) стала одной из самых страшных в истории ядерной энергетики. От этого напрямую пострадали сотни тысяч людей. По сей день идут споры о точном количестве людей, чье физическое здоровье подорвала авария. Множество людей получили психологическую травму. Страх и психологические последствия аварии усугубились тем, что власти не проинформировали население надлежащим образом о произошедшем. Советское правительство на протяжении нескольких дней молчало об аварии, а в дальнейшем информация о ней была крайне скупа. Спустя почти тридцать лет активисты-экологи Беларуси лишены возможности открыто высказывать свои опасения. Они продолжают бороться за то, чтобы получать информацию о проектах, оказывающих непосредственное влияние на их жизнь.

Важность сохранения окружающей среды признается в целом ряде соглашений и деклараций ООН, которые не только возлагают на государства ответственность за ее защиту, но и подчеркивают важность вовлечения общественности в решение экологических проблем. Принцип 10 Рио-де-Жанейрской декларации по окружающей среде и развитию гласит:

Экологические вопросы решаются наиболее эффективным образом при участии всех заинтересованных граждан — на соответствующем уровне. На национальном уровне каждый человек должен иметь соответствующий доступ к информации, касающейся окружающей среды, которая имеется в распоряжении государственных органов, включая информацию об опасных материалах и деятельности в их общинах, а также возможность участвовать в процессах принятия решений. Государства развивают и поощряют информированность и участие населения путем широкого предоставления информации. Обеспечивается эффективная возможность использовать судебные и административные процедуры, включая возмещение и средства судебной защиты.

В Орхусской конвенции 1998 года делается особый акцент на правозащитный аспект охраны окружающей среды. Она требует от государственной власти публиковать информацию об окружающей среде и обязывает государства-участников гарантировать право на информацию, участие в процессе принятия решения и право обжаловать отказ в предоставлении информации в суде или ином независимом и беспристрастном органе, учрежденном в соответствии с законом. Государства-участники должны в надлежащем порядке признавать и поддерживать объединения, организации и группы граждан, выступающие за защиту окружающей среды, и ограждать от преследования, притеснения и наказаний лиц, которые пользуются этими правами. Беларусь ратифицировала Орхусскую конвенцию девятого марта 2000 года. Конвенция вступила в силу 30 октября 2001 года. Однако вопреки урокам Чернобыля, Беларусь продолжает нарушать свои обязательства, принятые в соответствии с Орхусской конвенцией и направленные на привлечение общественности к решению экологических вопросов. Делегаты совещания стран-участниц конвенции, проходившего в Кишиневе (Молдова) в июне – июле 2011 года, пришли к выводу, что Беларусь не проводит консультаций с общественностью и не информирует население применительно к двум проектам, которые окажут большое влияние на окружающую среду: возведение ГЭС на реке Неман и строительство АЭС в городе Островец.

7.1 АЭС В ОСТРОВЦЕ

В 2007 году было принято решение о строительстве АЭС в близи города Островец. Двенадцатого ноября 2007 года вышел указ президента №565 «О некоторых мерах по строительству атомной электростанции», которым создавалась Дирекция строительства атомной электростанции. Строить АЭС было решено недалеко от городка Островец, расположенного в живописном месте на границе с Литвой. Татьяна Новикова из экологической организации «Экодом», посетила общественные слушания, которые устроила дирекция девятого октября 2009 года:

«Слушания по проекту проходили в Островце, в 180 километрах от Минска. Попасть туда было непросто, к тому же многих по неясным причинам остановила ГАИ и продержала час-другой. Мы добрались до Островца проселочными дорогами, но когда попытались войти в зал, нам сказали, что мест больше нет. Зал был забит рабочими со строительства АЭС и представителями дирекции. Их вызвали за час до начала регистрации».

К тому моменту как начались слушания, работа над проектом строительства АЭС уже шла с 2007 года. Заказчик строительства разрешил ознакомиться с оценкой его последствий для окружающей среды у себя в офисе в Минске, но не позволил сделать никаких копий.

На совещании комитета по исполнению Орхусской конвенции, прошедшем в рамках встречи государств-участников в Кишиневе в июне – июле 2011 года, комитет пришел к выводу, что общественные консультации касательно строительства АЭС в Островце были организованы неудовлетворительно: во-первых, общественность не участвовала в принятии решения о самом строительстве АЭС, а лишь могла обсуждать, как минимизировать его возможные экологические последствия; во-вторых, оценка воздействия на окружающую среду не была доведена до сведения широкой общественности. Кроме того, процесс консультаций организовывал заказчик строительства, что недопустимо, потому что он является заинтересованной стороной.

Активисты-экологи, которые пытались поучаствовать в общественных слушаниях, а затем высказать свои критические замечания, столкнулись с административными задержаниями; помимо этого, у них отняли их информационные материалы в нарушение права на свободу мирных собраний и свободу выражения мнений.

7.1.1 АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ЗАДЕРЖАНИЯ

Девятого октября 2009 года задержали российского эксперта-эколога Андрея Ожаровского, приехавшего на общественные слушания в Островец. Его обвинили в мелком хулиганстве: милиция заявила, что тот нарушал порядок в общественном месте, кричал и размахивал руками. Допрос в местной милиции продолжался четыре часа. Он провел под стражей семь дней за то, что попытался пронести на совещание материалы по проекту.

«Вышел оргкомитетчик, говорит: «С материалами вы в зал пройти не можете, без них — пожалуйста, это — ваше право». Делать мне нечего, оставляю пакет, иду за ним в зал. Пару шагов только сделал — слышу сзади команда: «Вали его!» Руку правую заломили и все же в свой синий автобус затолкали. Кричат: «Сиди смирно! Руки на колени! Не шевелиться!» Сижу, что делать-то: их — восемь».

Несмотря на то, что Андрей Ожаровский заранее предупредил о своем намерении посетить слушания, организаторы сначала не пускали его на встречу. Когда он пришел туда, ему сказали, что вход только по приглашениям. Ему и другим активистам-экологам удалось войти лишь в последний момент — как раз когда объявили, что зал полон.

Восемнадцатого июля 2012 года Андрея Ожаровского, Михаила Мацкевича и Татьяну Новикову («Экодом») вновь задержали, когда они собирались передать письмо в посольство РФ в Минске в связи с визитом премьер-министра России Дмитрия Медведева, приехавшего для подписания контракта на строительство АЭС.

Татьяна Новикова и Андрей Ожаровский вместе готовили письмо у нее дома. Когда они вышли из здания, к ним подошли сотрудники правоохранительных органов и сообщили, что те похожи на особо опасных преступников, совершивших несколько краж в этом районе. Милиционеры проверили их паспорта и настойчиво попросили Татьяну Новикову и Андрея Ожаровского пройти с ними в отделение. Когда те поинтересовались, что будет, если они откажутся, милиционеры сказали, что применят силу. Экологов доставили в Московское РУВД города Минска, где у них отобрали паспорта и личные вещи, пояснив, что они обвиняются в мелком хулиганстве (нецензурная брань в общественном месте, часть 1 статьи 17 Административного кодекса). Спустя несколько часов судья вынес приговор. Как рассказала Татьяна Новикова Amnesty International, суд длился всего полторы минуты.

Татьяну Новикову приговорили к пяти суткам ареста, а Андрея Ожаровского за то же правонарушение — к десяти. Татьяна Новикова так описывает условия содержания под стражей:

«Три дня я спала на голых досках, без матраса, в ледяной, сырой камере, и мне было очень тяжело. Условия, в которых находятся тут люди, бесчеловечны. Постельных принадлежностей не дают. Спят на таком помосте в камере — небольшая деревянная платформа, где можно преклонить голову, но на которой невозможно спать. Туалет в камере ничем не закрыт, так что кругом все воняло, а арестованные платили по пять евро в день за еду, за исключением хлеба и воды, которые давали бесплатно».

Двадцать девятого июля Андрея Ожаровского депортировали в Россию и запретили ему въезд на территорию Беларуси в течение 10 лет.

7.1.2 ОГРАНИЧЕНИЯ НА ВЪЕЗД В ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ

В сентябре 2012 года Татьяне Новиковой и Николаю Уласевичу — координатору белорусской антиядерной кампании — отказали во въезде на территорию Литвы. Их пригласили на конференцию по ядерной энергетике в литовском парламенте.

Литовские пограничники сказали им, что их имена внесены в черный список Министерства иностранных дел Литвы, поскольку они несут угрозу национальной безопасности Литвы и других стран ЕС. В октябре 2012 года оба эколога обжаловали это решение в литовском суде. В январе литовские власти сняли запрет на въезд в отношении Николая Уласевича, а 18 марта 2013 года — в отношении Татьяны Новиковой. Когда Николай Уласевич поинтересовался у судьи причинами запрета, судья ответил, что это «государственная тайна».

Источник: bellona.ru

Экологи сомневаются в правдивости данных о росте сторонников АЭС в Беларуси.

На V Международной выставке и конференции «Атомэкспо-Беларусь» в Минске представитель Института социологии Национальной академии наук Сергей Шавель 4 апреля заявил о росте количества сторонников АЭС в Беларуси.

По информации Шавеля, в 2011 году за развитие ядерной энергетики выступало 59,4% граждан, в то время как в 2005 и 2006 году — около 28%. «Меньше всего строительства АЭС опасаются руководители, предприниматели, рабочие промпредприятий и труженики села, а категорически выступают против — служащие и пенсионеры», — сказал он. По словам ученого, принимать участие в санкционированных и несанкционированных митингах и пикетах готовы 10% опрошенных.

По мнению председателя ОО «Экодом» Ирины Сухий, на самом деле большинство граждан не верит в безопасность атомной энергетики и не поддерживает строительство АЭС в Беларуси.

Общественные экологи выражают недоверие официальным данным опросов и считают, что на респондента оказывается психологическое давление. В конце прошлого года Институт социологии НАН провел опрос лояльности общественных организаций к строительству АЭС, в котором, по информации «Экодома», не приняли участия наиболее явные его противники. Общественные экологи утверждают, что, с одной стороны, они не смогли участвовать из-за сроков (анкету выслали за четыре дня до окончания опроса), с другой — из-за опасения репрессий со стороны государства.

«Анкетирование не было анонимным. Спустя несколько месяцев после арестов участников Белорусской антиядерной кампании за намерение передать письмо в российское посольство анкетируемому предлагали назвать свою организацию и ее юридический статус, количество активных членов, свою должность и ответить на вопрос, к каким формам активного сопротивления строительству АЭС он готов», - сказала Сухий.

Формой давления на респондента, по мнению руководителя ОО «Экодом», является и предисловие к анкете, где безапелляционно заявляется о безальтернативности атомной энергетики для Беларуси.

Сухий считает правдивыми данные опроса телеканала ОНТ в прямом эфире в мае 2010 года. Тогда, во время ток-шоу «Выбор», подавляющее большинство граждан выразило недоверие атомной энергетике: из более чем 13 тыс. человек около 87% заявили, что не верят в безопасность современных АЭС.

«Этой информации противоречат данные опроса Института социологии за февраль 2010 года, где только 19,6% выступили против развития атомной энергетики в Беларуси», — отметила Сухий.

Источник: http://charter97.org

Опубликовано в Последние новости

Untitled-2Окружной административный суд Вильнюса 18 марта признал незаконным запрет въезда в Литву активистке белорусской Антиядерной кампании Татьяне Новиковой.

Также суд обязал Департамент миграции МИД Литвы оплатить судебные издержки в размере 3.246 литов, передает БелаПАН.

Новикова приветствовала решение суда. «Это решение показывает, что в Литве есть демократические институты и они функционируют», — приводит слова Новиковой Антиядерная кампания. Новикова выразила надежду, что МИД Литвы займет более четко выраженную позицию в деле строительства АЭС Беларусью на границе с Литвой. Она отметила, что в Литве не были проведены надлежащим образом слушания по строительству белорусской АЭС и мнение литовской стороны фактически не было учтено Беларусью, хотя к этому обязывают международные правовые нормы.

Новикова считает, что решение о запрете въезда было исключительно политическим и связано с ее общественной деятельностью.

26 сентября прошлого года Николай Уласевич и Татьяна Новикова не смогли попасть в Вильнюс на конференцию «Литва — Беларусь, ядерное соседство», куда направлялись по приглашению литовского сейма. Литовские пограничники отказали им во въезде на том основании, что Новикова и Уласевич угрожают национальной безопасности Литвы, а Новикова — еще и безопасности других стран ЕС. Запрет въезда был временным (три месяца), то есть распространялся на время подготовки к проведению референдума о строительстве АЭС в Литве и некоторое время после референдума. На референдуме, который прошел 14 октября 2012 года, 62% проголосовавших высказались против строительства АЭС. Новикова и Уласевич известны как давние противники атомной энергетики, в том числе проектов по строительству АЭС в Литве и Беларуси.

25 февраля суд признал обоснованной аналогичную жалобу Николая Уласевича и аннулировал решение Департамента миграции о запрете ему въезжать в Литву сроком на три месяца. По неофициальной информации, Департамент миграции собирается обжаловать решение по жалобе Уласевича.

Источник http://eurobelarus.info

Опубликовано в Новости Зеленых
Страница 1 из 7