11 Ноябрь 2011

Вторичная проблема?

Ряд предприятий вынуждены сворачивать сбор тех или иных отходов, поскольку склады переполнены, а переработка не налажена.

Вовлечение вторичных материальных ресурсов (ВМР) в оборот, фактически обретение тем, что могло быть захоронено на полигоне отходов, второй жизни, сегодня в стране одна из первейших задач. Ведь это плюс ко всему и экономия полезных ископаемых, которыми недра Беларуси не так богаты. Поэтому все чаще мы говорим о создании производств по сбору, сортировке и переработке отходов. Принята Государственная программа сбора (заготовки) и переработки вторсырья на 2009—2015 годы. О достижениях и сложностях в этой работе «Р» рассказала начальник управления по обращению с вторичными материальными ресурсами Государственного торгово-производственного объединения «Белресурсы» Наталья ГРИНЦЕВИЧ:

— Если говорить о заданиях госпрограммы на 2009—2010 годы, мы их практически выполнили (за исключением отходов стекла). В частности, нам удалось значительно усилить систему сбора ВМР, улучшить материально-техническую базу этих организаций. Кстати, во многом благодаря Государственному целевому бюджетному фонду, куда поступали средства от уплаты части платежей экологического налога. За тот период объемы сбора вторичных ресурсов выросли втрое!

Нынешний год для нас не слишком радостный. Приходится констатировать, что многие из тех масштабных планов, которые у нас были, могут остаться лишь планами. Дело в том, что на этот год было предусмотрено не только продолжение совершенствования материально-технической базы, но еще и создание перерабатывающих производств. То есть задачей номер один было обеспечение мощности имеющихся в Беларуси перерабатывающих предприятий отечественными ВМР, а задачей номер два — развитие сети предприятий по переработке отходов. Согласно госпрограмме в 2011 году в Беларуси должны были появиться шесть таких производств — по переработке отходов сложной бытовой техники и вторичных материальных ресурсов. Нынешний год в этом смысле был, можно сказать, провальным. Из всего, что запланировано, фактически работы ведутся только в Витебской области. Кроме этого, ГО «Белресурсы» строится завод по сортировке стеклоотходов в поселке Колядичи.

— С какими проблемами столкнулось ГО «Белресурсы» как координатор программы по сбору и переработке ВМР в стране?

— Первая проблема, которая встала перед нами, — это недостаток финансов. Так, с 1 января этого года был отменен экологический налог в части платежей за пластмассовую, стеклянную и бумажную тару. Изначально эти деньги шли в два фонда (охраны природы и фонд вторсырья), чтобы затем снова вернуться на экологическую стезю в части переработки отходов. От общей цифры, заложенной в госпрограмму, средства Государственного целевого бюджетного фонда составляли 15 процентов (остальное — деньги местных бюджетов и организаций). То есть из предусмотренных изначально источников финансирования осталось всего два.

Кроме того, в дело вмешался кризис... Все значительно подорожало. В итоге доплатить образовавшуюся разницу самим организациям не под силу, не под силу это и местным бюджетам. Ведь стоимость одного перерабатывающего завода — около 5 миллионов евро! Конечно, логично было бы в такой ситуации инициировать изменения в госпрограмму, но мы не смогли этого сделать, поскольку проект указа о расширенной ответственности производителей и импортеров, активно обсуждающийся уже более года, так и не был принят.

— Насколько я понимаю, документ должен был закрепить ответственность производителей и импортеров за последующую переработку производимых и поставляемых товаров после утраты ими потребительских свойств. На первый взгляд, все просто...

— На первый взгляд, да. Но документ вызвал много споров. В частности, некоторые ведомства ратуют за проект указа, не предполагающий никакого аккумулирования средств. Получается, что переработка ВМР строится исключительно на договорных отношениях производителя и переработчика. В принципе, такой опыт работы в стране есть по шинам, когда производитель обязан переработать образующиеся отходы производства самостоятельно либо обратиться в организацию, которая занимается этими вопросами профессионально. Но мы уже видим, что у системы есть недочеты. Данного вида отходов в стране собрали много, но где их переработать? Так справится ли с этой задачей предприятие-производитель или частник? Под силу ли им построить завод по переработке? Или все же это задача для более крупной специализированной структуры?

— Наталья Алексеевна, каков же выход из ситуации? И есть ли он вообще?

— Изначально, понимая, что вопрос по крупным перерабатывающим производствам возникнет, мы предлагали третий вариант решения проблемы с отходами: дать возможность тому, кто не желает развивать собственную переработку или искать переработчика, просто заплатить. Учитывая, что сумма была бы немалой, это стало бы действенной мерой для развития собственных систем переработки, с одной стороны, а с другой — аккумулировало бы необходимые средства на строительство государством крупных перерабатывающих предприятий в стране. Если отдать все на откуп частникам, возникают вопросы: где брать средства на строительство заложенных в госпрограмме заводов и как контролировать реализацию положений этого документа? Кроме того, перед нами ставилась задача обеспечить белорусские перерабатывающие предприятия отечественным сырьем. Если по бумаге мы этого сделать в принципе не можем (в стране не образуется отходов необходимого количества и качества), то где гарантия, что другие виды отходов не будут экспортированы, вследствие чего наши предприятия не будут вынуждены покупать это же сырье за границей за большие деньги?! А ведь в итоге это отразится на стоимости отечественных товаров.

— Но, полагаю, все же помощь частных структур исключать нельзя?

— Без сомнения, их помощь важна и нужна. Но вместе с тем приходится констатировать, что пока частный бизнес идет по пути наименьшего сопротивления. Работают, например, с отходами бумаги. Заключают договоры напрямую, с предприятиями. А кто будет работать на селе? Там, как и был, остается Белкоопсоюз. Нет у коммерсанта большого желания работать со стеклобоем, поскольку есть сложности с его сортировкой, а следовательно, переработкой. К слову, строящееся производство должно решить проблему по сортировке в глобальном масштабе, ведь до сих пор наши перерабатывающие заводы покупали такое сырье за рубежом.

— Временные пробелы в законодательстве, наверное, влекут за собой экономические потери для предприятий, специализирующихся на сборе ВМР?

— Действительно, многие предприятия вынуждены сворачивать сбор тех или иных отходов, например шин, поскольку по пожарным нормам они не могут складировать больше определенного количества этих отходов. А склады уже переполнены. Что это значит? Что простому гражданину, который, может, и хотел бы поступить правильно и сдать старые шины туда, куда положено, снова придется опустить их в контейнер с мусором или... бросить в лесу. В итоге мы можем вернуться к тому, с чего начинали. Аналогичная проблема складывается у нас с отработавшими свой срок батарейками, сбор которых мы начали налаживать, а переработку — нет.

С текстилем ситуация несколько иная. Мы его перерабатываем, но натуральные ткани — это лишь малая часть образующихся отходов, ведь сегодня в носке все больше товаров из синтетических тканей! А они пока не перерабатываются.

Есть проблемы в стране по переработке отходов сложной бытовой техники. Ни производитель, ни импортер за это ответственности не несет, потому что... законодательства такого пока нет.

Рэспубліка



Добавить комментарий


Код безопасности
Обновить изображение