30 Апрель 2013

«Паловые» войны: сжигая траву, люди убивают себя

levin

Экологи называют палы экоцидом, потому что что при сжигании прошлогодней травы на выгоревших участках погибает вся экосистема. Но по масштабам человеческих жертв палы можно сравнить и с геноцидом, или «автогеноцидом» – в паловой войне гибнут сами поджигатели.

Эксперт по биоразнообразию, член ОО "Экодом", участник экологического товарищества "Зеленая сеть" Игорь Куталовский ведет хронику «паловой» войны не первый год. В архиве эколога множество сообщений различных СМИ о жертвах пожаров, возникших из-за палов травы.

– С наступлением весны у значительной части населения по каким-то причинам появляется желание сжечь накопленную за вегетационный период растительную биомассу, или попросту прошлогоднюю траву, – негодует эколог. – Причем  это желание с каждым годом усиливается и постепенно приобретает общенациональный характер. При помощи огня «очищают» свои территории от растительных остатков владельцы приусадебных участков, дачники, руководители предприятий и организаций. Вместе с органикой сжигается целлофан, пластик и прочий поддающийся горению бытовой мусор.

Палы вызывают пожары в лесах и на торфяниках, часто огонь перебрасывается на постройки – горят целые дворы, целые деревни. В огне гибнут люди.

Хронику «Паловой» войны можно начинать издалека: традиция поджигать прошлогоднюю траву начала распространяться примерно в 1980-х, когда ряды дачников пополнили многие – тогда еще советские – граждане. В новой беларуской истории особенно «пожароопасным» выдался 1992 год, когда из-за сильной засухи леса и луга горели массово, а Глуском районе сгорела целая деревня.

Причина смерти – пал!

Ужасный случай произошел в 1997 году в Брестской области. Навсегда мальчишки из деревни Прилуки, что на Брестчине, запомнят день, когда решили поджечь сухую траву. Дети не знали, что на другом конце поля, где они решили устроить «уборку», прилег отдохнуть 38-летний мужчина. Ожоги последнего были настолько обширны, что приехавшим врачам осталось только констатировать смерть.

В 2009 году в Вороновском районе 62-летний пенсионер решил поджечь траву на своем приусадебном участке, но вскоре огонь перекинулся на сарай. Соседи стали бить тревогу, вызвали МЧС и медиков, но спасти мужчину не удалось --  он умер до приезда «скорой», отравившись угарным газом.

Похожий случай произошел в том же году уже в Мядельском районе: приехавшие на вызов в деревню Невери спасатели обнаружили в горящей траве труп пожилого мужчины. Тогда сгорело около 0,2 гектара луга. Пожар был локализован и других человеческих жертв удалось избежать.

2010 год принес новые жертвы: в Несвижском районе пожилая женщина не справилась с огнем, выжигая траву на своем участке, и получила смертельные ожоги – 99 % тела.

80-летний пенсионер погиб из-за палов травы в 2011 году: несмотря на проблемы с опорно-двигательным аппаратом, мужчина решил «навести порядок» на поле вблизи деревни, но так и не смог выбраться из огня, когда тот начал распространяться.

Мой дом, моя трава?

В 2003 году Беларусь чуть не досчиталась одного из городов: над Пинском стояла плотная дымовая завеса, а жителям пришлось приложить немало усилий, чтобы не пустить огонь в город.  Пинчуки храбро сражались со стихией, но пожара можно было избежать, соблюдая элементарные правила и закон. Несанкционированные палы травы караются штрафом.

В 2009 году весна выдалась теплой и солнечной, и жители Наровлянского района активизировали с борьбе с беспорядком и прошлогодней травой. Итог  «субботника» -- 40 очагов возгорания. А местный райпо не досчитался одного из своих складов, где хранились продукты питания.

А вот довольно «свежий» случай: пиро-уборка на приусадебном участке стоила жительнице деревни в Лельчицком районе крыши собственного дома, трех нежилых бревечатых домов по соседству, а также штрафа.

Это только некоторые истории жертв «Паловой» войны. Рассказ можно продолжать очень долго, но проще просто прекратить бороться с прошлогодней травой посредством «огня и меча».

Немного экономики

В среднем подсчитано, что Беларусь теряет примерно 900 тысяч долларов только на лесных пожарах. Может для прекращения «Паловой» войны нужно раздать эти деньги людям, которые борются с палами?

–Экономический ущерб от деградации земель, пожаров в лесах и на торфяниках исчисляется миллиардами, -- считает Игорь Кутоловский. – При пожарах в атмосферу выделяется большое количество ядовитого дыма, а сопутствующая палам практика сжигания  мусора является прямым источником попадания в воздух опасных стойких органических загрязнителей, таких как гексахлорбензол, диоксины и фураны (ГХБ, ПХДД, и ПХДФ). Эти вещества, особенно диоксины и фураны, обладают чрезвычайно высокой токсичностью и сильнейшим образом воздействуют на иммунную систему человека. Их допустимая суточная доза, то есть доза, которая без видимых последствий для здоровья может быть поглощена за сутки, исчисляется пиктограммами – величиной в миллион миллионов раз меньше грамма.

Перемирие в «Паловой» войне должно подписать не государство, ужесточая законы в отношение «пироманов», а каждый гражданин. Возможно, именно в этом и сложность: если дело общее, значит, ничье?

Подготовила Анна Нежевец



Добавить комментарий


Код безопасности
Обновить изображение