01 Март 2013

В Беларуси появится Общественный совет по оказанию помощи безнадзорным животным

Три года депутаты и общественность работали над законом, регулирующим отношения людей и животных–компаньонов, однако очередная попытка его принять не увенчалась успехом. Конечно, нормативные акты, касающиеся этой сферы, существуют, но на практике зачастую пробуксовывают. А масштаб проблем, неизбежно возникающих из–за нерешенных оргвопросов, растет как снежный ком. Не становится меньше бездомных животных, не уходит в прошлое жестокое обращение и безалаберное отношение владельцев к своим питомцам. И во многом поэтому общество разделяется на любителей братьев наших меньших и их ненавистников. Число последних регулярно прирастает пострадавшими от нападений собак — даже если у животного есть хозяин, призвать его к ответу очень непросто. Проблемы на виду. Разговоры идут не первый год. Что же сделать, чтобы воз сдвинулся с места? Решение мы пытались найти с председателем Международного общественного объединения защиты животных «Город» Светланой АНДРУХОВИЧ, заместителем директора ГП «Фауна города» Тамарой ЦАРИКОВСКОЙ и председателем правления социально–экологического общественного объединения «Паритет» (Беларусь), юристом Национальной ассоциации помощи бездомным животным «Мы вместе» (Россия, Санкт–Петербург) Светланой ХАРЕВИЧ.

«СБ»: Примем отсутствие единого закона как данность. Какие конкретные шаги для улучшения ситуации можно сделать?

С.Харевич: В России тоже нет федерального закона. Но примером наведения порядка в этой сфере может служить Санкт–Петербург. Город научился обходиться без закона. Там есть целый ряд постановлений и распоряжений местного правительства. Четко работает Общественный совет при мэрии Санкт–Петербурга по вопросам отношения к домашним животным. Развернута сеть из 7 приютов, которые принадлежат в основном общественным организациям. Правительство города, понимая, что содержание животных обходится недешево, освободило приюты от всех коммунальных платежей. А ведь и у нас есть горсовет, который утверждает Правила содержания домашних собак, кошек, а также отлова безнадзорных животных.

С.Андрухович: Мы сейчас создаем Общественный совет по оказанию помощи безнадзорным животным, а также животным, содержащимся гражданами и организациями. Его деятельность будет распространяться на Минскую область, в частности, на Смолевичи, где зарегистрирована наша организация. Пока находимся на этапе работы инициативной группы. Думаем пригласить в совет представителей Смолевичского исполкома и районного ЖКХ, «Фауны города», ветеринарной службы, юриста, а также представителя районного отдела образования и депутата местного уровня.

С.Харевич: Вы делаете то, что давно нужно было сделать! В Общественном совете обязательно должны быть представители государственных органов. Поскольку проблема касается всего общества, здесь важно объединение усилий. Но чтобы чего–то добиться, нужны деньги. Где вы их возьмете? В Общественном совете Санкт–Петербурга состоит вице–губернатор, депутаты, юристы, педагоги, все строится на надежных финансовых источниках. Работа со спонсорами находится на очень высоком уровне. Ими являются не только граждане, но и крупные организации, банки. Иначе они бы не смогли ничего сделать.

С.Андрухович: Нам готовы пойти навстречу и работники ветслужб, и представители Смолевичского ЖКХ, например, размещать нашу информацию в жировках. В местной газете тоже пообещали выделить колонку, это очень серьезная поддержка. Мы сможем регулярно рассказывать о важных вещах, например, для чего нужна стерилизация, насколько она безопасна и необходима для сдерживания численности беспризорных животных. Этот материал надо грамотно подавать. Еще мы рассчитываем на помощь по линии немецкой программы поддержки таких инициатив. Они одобрили наше начинание.

«СБ»: О стерилизации как о необходимом шаге для снижения численности кошек и собак на улицах зоозащитники твердить не устают. С бездомными все понятно — это надо, чтобы не было роста в геометрической прогрессии. А какой смысл убеждать владельцев подвергнуть этой процедуре домашнего питомца?

Т.Цариковская: За 2012 год мы отловили всего 3,5 тысячи собак и котов. А принесли нам — 2.200. Это те домашние животные и их потомство, которые хозяева не смогли пристроить. Да, к нам приходит немало людей, которые берут собачек и кошек. Правда, с каждым годом устраивать их в добрые руки почему–то все сложнее. Пока мы лишь мечтаем о сети приютов, которые у нас забирали бы практически всех животных.

С.Андрухович: Обычно лишь около половины выброшенных котов и собак находят новых владельцев, потому что не всех по разным причинам удается спасти с улицы. Идет постоянное накопление уличных животных. У нас есть идея провести пробную информационную кампанию в одном из населенных пунктов района. Предложить пожилым малоимущим людям бесплатно или за минимальную плату простерилизовать их питомцев. Расходы покроем частично за счет собственных средств и средств неравнодушных. Хотелось бы, чтобы информационно–просветительная работа о необходимости стерилизации питомцев велась по всей стране. Ведь то, что растет количество бездомных животных, — это результат безответственного отношения к ним бывших хозяев.

С.Харевич: Пора уже подсчитать, сколько государственных денег уходит на ежедневный отлов животных. В частности, в регионах платятся очень большие деньги по договорам Республиканскому общественному объединению «Белорусское общество охотников и рыболовов» за отстрел животных. Ведь это и рабочее время людей, и транспорт, и постоянная утилизация... Раньше я возмущалась действиями председателей райисполкомов, которые дают команды на заключение договоров на отстрел. А теперь понимаю, что возмущением ситуацию не исправишь. Стаи голодных псов, особенно во время «собачьих свадеб», могут быть опасны и для детей, и для взрослых. И местные власти не виноваты, что до сих пор не решены проблемы на более высоком уровне. По законодательству, усыплять отловленных животных должны ветеринары только гуманными способами в пунктах временного содержания. Но нет ни пунктов, ни ветеринаров, ни ветпрепаратов для гуманного усыпления в том количестве, которое необходимо. И что при всем при этом должны делать председатели райисполкомов?

Кстати, ни в одной стране мира, включая Россию, жилищно–коммунальные службы не отвечают за работу с безнадзорными животными. Максимум их функция начинается и заканчивается на отлове. В Санкт–Петербурге отловом занимается предприятие «Спецтранс», а обязанности курирующего ведомства по основной работе с безнадзорными животными возложены на управление ветеринарии города. То же самое в Литве. Наш же Минсельхозпрод и подведомственный ему департамент продовольственного и ветеринарного надзора полностью уходят в сторону.

С.Андрухович: Понимаете, проблема бездомных животных — это проблема людей. Мы строим дома, спортивные сооружения, дороги, мосты и так далее. Но ведь надо понимать, что животные — это тоже часть нашей жизни. А если кому–то они становятся не нужны, то о них надо как–то позаботиться. Для их содержания нужно тоже что–то строить, приюты, например, а потом уже находить для них новые семьи. Но приют — это как дополнительная мера в борьбе с беспризорностью животных.

«СБ»: Но для этого, понятно, нужны деньги. Где их взять? МООЗЖ «Город» начал работать над реализацией идеи построить приют в Смолевичах. С какими трудностями вам пришлось столкнуться?

С.Андрухович: Пока проблем не было. Представители ЖКХ, к которым мы пришли с таким предложением, не отказались выслушать нас. Мы сказали: и у вас, и у нас своя задача в этой области. Методы у нас разные, но цель одна: сделать улицы городов и сел чище, безопаснее. Когда мы обратились к председателю райисполкома и подробно рассказали о своей идее, он пошел нам навстречу. Со средствами, конечно, были определенные сложности. Но нам обещали сделать все, что в силах района, поскольку город сам заинтересован в решении этой проблемы. Возможно, часть денег будет собрана за счет проведения субботников. Вопрос о выделении земли уже решен, на данный момент идут согласования в инстанциях. Думаю, трудности впереди будут, но мы к этому готовы.

С.Харевич: Ваше начинание замечательно. С одной стороны, теплится надежда, что все у вас получится. А с другой — не покидает ощущение, что ваши идеи и планы несколько утопичны. Вот вы говорите: нужны деньги. Да, вам чем–то поможет райисполком. Да, вы проведете несколько субботников, обратитесь к спонсорам. Первый раз, может быть, все это пройдет. А потом, поверьте мне, раздадутся очень громкие крики, что несправедливо тратить деньги на собак и кошек, когда у нас бездомных людей хватает, когда у нас недостаточно средств для детей, инвалидов, врачей и учителей... «Не давать им денег!» И не дадут. Без законодательной базы очень сложно. Начнет строиться приют — тут же встанет вопрос о санитарных нормах. А их у нас нет. Я по этому вопросу обращалась в Минский райисполком. Речь шла о согласовании гостиницы для животных. Мне там так прямо и сказали, что мне нужно начинать с министерств. Пока в государстве не утвердят санитарные нормы, дело не сдвинется с места. Поэтому без помощи государства у нас вряд ли что получится.

С.Андрухович: Но это не значит, что нужно сидеть сложа руки.

«СБ»: Бездомные собаки могут представлять опасность для людей. А насколько опасными бывают собаки, у которых есть владельцы?

Из обращения читателя «СБ» Вадима Новицкого в редакцию:

«Хочу обратить внимание на безнаказанность владельцев собак... Подъехал я как–то к своему дому и отправил свою 9–летнюю дочку в квартиру с сумкой. Сам остался ждать у подъезда, возле машины, с младшим сыном, ему 3,5 года. Тут вдруг позвонила жена и сказала, что в подъезде на дочь напала соседская овчарка. Разорвала ей платок на шее, штаны от пояса до пят. А представьте, если бы такая напала на сына? Собака, отмечу, была на длинном поводке. Хозяин как ни в чем не бывало после этого инцидента вышел из подъезда и пошел гулять. Дочка тряслась в истерике, невозможно было успокоить. Вызвали милицию, составили протокол. Было два суда. В первый раз хозяина оштрафовали на миллион рублей. Во второй — присудили 2 миллиона за моральный ущерб. От этих подачек я отказался. Вот если бы оштрафовали на 100 миллионов, уверен, все владельцы собак до единого узнали бы об этом и задумались, как надо выгуливать и стоит ли вообще заводить таких питомцев. А так заплатил миллион и забыл. А если, не дай бог, собака загрызла ребенка насмерть, что тогда? Оштрафовали бы на 2,5 миллиона?»

С.Харевич: У меня осенью прошлого года возник конфликт с владельцем собаки бойцовой породы. Кстати, собака очень умная, воспитанная, беспрекословно выполняющая команды. Владелец нигде не работает, имеет судимость. Собака для него — способ самоутверждения. Оставлял ее на детской площадке, приказывал сидеть, а сам уходил и издали любовался своей властью над животным, которого все прохожие боятся. На мои замечания он реагировал враждебно. Конфликт растянулся во времени. А в сентябре 2012 года, будучи пьяным, вообще взял и натравил ее на меня и моих собак во время выгула. Это было днем, свидетелей масса. Вызываю милицию прямо на место происшествия, пишу заявление о привлечении хозяина собаки к уголовной ответственности. Через несколько недель пришла бумага из милиции, где было написано, что никакого состава уголовного преступления, ни даже правонарушения не установлено! А виновата я сама, так как мои дворняги напали на собаку бойцовой породы и при этом укусили ее хозяина за руку... Но чтобы избавиться от моих жалоб, в итоге составили административный протокол, усмотрев всего лишь нарушение Правил содержания домашних животных. И административная комиссия, на которую меня не пригласили, вынесла этому владельцу предупреждение. А между тем эта собака, Берта, разорвала в клочья, насмерть, пса моих соседей, глухонемых, обожавших своего питомца. Хозяин же Берты снова остался безнаказанным. После этого случая все соседи–свидетели побоялись давать показания, памятуя о том, что и за случай со мной его к ответственности не привлекли.

«СБ»: Светлана Анатольевна, а если бы вас искусала та собака, защитил бы вас закон или нет?

С.Харевич: Я считаю, у нас невозможно ничего решить, если дело касается собак. Не важно, тебя покусала собака или ты ее покусал. Или выбросил в окно, или голову ей отрезал — такой случай в прошлом году был в Минске. У нас есть такие «маньяки», которые совершенствуют свое искусство меткой стрельбы на собаках. А чего стоит недавний случай, когда человек сначала стрелял в собак, а потом убил милиционера! Понимаете, все это взаимосвязано. Поэтому непонятна эта вот нерешительность в принятии закона. Не чувствуется системного подхода.

«СБ»: Сегодня есть два нормативных акта, которые регулируют эту сферу: Положение о порядке деятельности организаций по отлову, отстрелу, содержанию, эвтаназии безнадзорных животных и Правила содержания домашних животных. Но даже прописанные в них нормы, например обязательная регистрация собак, у нас не выполняются.

Т.Цариковская: Регистрация и идентификация животных (чипирование) — то, с чего и надо начинать работу. В проекте закона, в разработке которого мы тоже принимали участие, это все было предусмотрено.

С.Харевич: Так можно будет реально контролировать и учитывать животных. Вот есть в Минске налог с владельцев собак, но он практически — фикция. Кто его собирает? Наши ЖЭСы. Пока эта функция на них возложена, никто платить не будет. Нужен контроль со стороны заинтересованной организации. Если бы я строила приют за налоговые средства от владельцев собак, я бы сама пошла по квартирам их учитывать.

Т.Цариковская: Размер налога на сегодняшний день: за собаку в холке до 40 сантиметров — 20 тысяч рублей, от 40 до 70 сантиметров — 50 тысяч, свыше 70 сантиметров — 60 тысяч, за бойцовые породы — 75 тысяч. Много ли это? Копейки, особенно если сравнить с затратами на покупку корма. Сумма вносится в платежку, но для этого собаку надо зарегистрировать.

С.Андрухович: Владелец собаки согласно действующему порядку должен сам прийти в ЖЭС. Запись — какая порода и другие данные — ведется с его слов. Но у нас не предусмотрены стимулы, чтобы он был заинтересован в этой процедуре. За рубежом, если ты завел животное, при регистрации получаешь документ, который, например, дает право провести стерилизацию, чипирование дешевле. Может, и нам нужно предусмотреть бонусы?

Т.Цариковская: Если человек отказался от регистрации, это считается нарушением Правил содержания домашних животных — предусмотрено предупреждение или наложение штрафа в размере до 15 базовых величин. Сегодня это 1,5 миллиона рублей.

«СБ»: Кстати, о чипировании. Сейчас оно необязательно. Насколько дорога и трудоемка эта процедура?

С.Андрухович: Ничего сложного нет, это минутная, практически безболезненная процедура, напоминает обычный укол, которым и вводится маленький чип. Стоит около 130 тысяч.

Т.Цариковская: Сегодня чипируют своих собак и котов, пожалуй, только те, кто по–настоящему любит своих питомцев. За все время работы в «Фауне города» к нам попали всего две собаки с чипами — благодаря этому быстро нашлись хозяева. Остальные надеются на авось. Как иначе идентифицировать потерявшееся животное? Невозможно.

С.Харевич: Нужна широкая информационно–просветительская работа. Нужно учить людей.

«СБ»: В Минске не один десяток тысяч собак — если все будут зарегистрированы, можно собрать немало денег. А с их помощью и много проблем решить.

С.Харевич: Предположим, все заплатили налог. Сейчас он поступает в бюджет города. Депутаты Мингорсовета распределяют, куда направить эти средства. Раньше они отдавали 65 процентов на отлов и содержание.

Т.Цариковская: «Фауна города» от бюджетных средств с 1 октября 2012 года отказалась — потому что мы зарабатываем сами.

С.Харевич: Получается, даже те деньги, которые удается собрать в виде налогов, непонятно куда идут. Уже 10 лет аккумулируются в горфо, а где они?

С.Андрухович: Деньги вроде бы как должны пойти на строительство гостиницы. Но ведь она почему–то строится очень медленно.

«СБ»: Значит, проблема вовсе не в деньгах? Раз даже то, что собирается в виде налогов, не направляется на строительство приютов, гостиниц для животных?..

С.Харевич: Все дело в том, что это ничья проблема. Никто ею конкретно не занимается. Каждое ведомство отвечает за свой кусочек работы. А в целом — никто. Даже общественность, наши зоозащитники не могут прийти к согласию.

Наша главная задача сегодня — прекратить бесплодные споры, собрать все предложения в систему и направить депутатам. Мы знаем, как действует закон в Литве, Украине, Польше. Закон работает там, где есть заинтересованность, чтобы он работал. И где каждый не тянет в свою сторону...

Иван Кириленко, Юлия Василишина, СБ

Фото Виталия Гиля



Добавить комментарий


Код безопасности
Обновить изображение